Осенний листопад на прозрачном фоне: Осенний листопад, PSD исходник

Содержание

%d0%bb%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d0%bf%d0%b0%d0%b4 PNG, векторы, PSD и пнг для бесплатной загрузки

  • естественный цвет bb крем цвета

    1200*1200

  • green environmental protection pattern garbage can be recycled green clean

    2000*2000

  • be careful to slip fall warning sign carefully

    2500*2775

  • blue series frame color can be changed text box streamer

    1024*1369

  • розовый бб крем красивый бб крем ручная роспись бб крем мультфильм бб крем

    2000*3000

  • я люблю моих фб хорошо за футболку

    1200*1200

  • Красивая розовая и безупречная воздушная подушка bb крем косметика постер розовый красивый розовый Нет времени На воздушной

    3240*4320

  • break split orange be

    2000*2000

  • bb крем ню макияж косметика косметика

    1200*1500

  • на воздушной подушке на воздушной подушке bb крем консилер отрегулировать тон кожи

    2000*2000

  • простая инициализация bb b геометрическая линия сети и логотип цифровых данных

    2276*2276

  • в первоначальном письме bf логотип шаблон векторный дизайн

    1200*1200

  • начальная буква bf с логотипом

    1200*1200

  • буква bf фитнес логотип дизайн коллекции

    3334*3334

  • первый логотип bf штанга

    4500*4500

  • первый логотип bf штанга

    4500*4500

  • аэрозольный баллончик увлажняющий лосьон bb cream парфюм для рук

    3072*4107

  • фб письмо логотип

    1200*1200

  • 82 летняя годовщина векторный дизайн шаблона иллюстрация

    4083*4083

  • bb логотип градиент с абстрактной формой

    1200*1200

  • bb логотип дизайн шаблона

    2223*2223

  • 81 лет подарочной коробке

    5000*3000

  • ручная роспись ms на воздушной подушке крем bb

    2000*2000

  • 3d золотые числа 82 с галочкой на прозрачном фоне

    1200*1200

  • номер 82 золотой шрифт

    1200*1200

  • red bb cream cartoon cosmetics

    2500*2500

  • asmaul husna 82

    2020*2020

  • asmaul husna 81

    2020*2020

  • фб письмо логотип

    1200*1200

  • bb градиентный логотип с абстрактной формой

    1200*1200

  • be careful warning signs warning signs be

    2000*2000

  • в первоначальном письме bf логотип шаблон

    1200*1200

  • цвет перо на воздушной подушке bb крем трехмерный элемент

    1200*1200

  • b8 b 8 письма и номер комбинации логотипа в черном и gr

    5000*5000

  • фб письмо логотип

    1200*1200

  • bb крем cc крем пудра Порошок торт фонд

    2000*2000

  • bf письмо дизайн логотипа внутри черного круга вектор

    1200*1200

  • крем крем вв вв на воздушной подушке иллюстрация

    2000*2000

  • капсулы или пилюли витамина b4 диетические

    2000*2000

  • Акварельная мечта простая геометрическая рамка bf зеленый лист свадебное приглашение

    1414*2000

  • 3d модель надувной подушки bb cream

    2500*2500

  • bb крем для кожи

    3000*3000

  • аэрозольный баллончик увлажняющий лосьон bb cream парфюм для рук

    2000*2000

  • 3d золотые числа 81 с галочкой на прозрачном фоне

    1200*1200

  • аэрозольный баллончик увлажняющий лосьон bb cream парфюм для рук

    2000*2000

  • skin care products womens products bb cream skincare

    3000*3000

  • bb крем элемент

    1200*1200

  • Реклама продукта по уходу за кожей черного золота bb bb крем bb кремовый

    3240*4320

  • ms косметика bb крем для ухода за кожей

    2200*2800

  • фб письмо логотип

    1200*1200

  • Внеклассное мероприятие «Осенний листопад»

    Осенний листопад

    Вот снова осень, золота круженье. (Алина)

    В груди неповторимое волненье.

    Дожди стучат по потемневшим крышам,

    И щебет птиц совсем же не слышен.

    Как хорошо в такие вечера

    С друзьями у походного костра

    Иль посидеть осенним вечерком

    За дружеским приветливым столом.

    Звучит музыка. Входят ведущие. (Осенняя песня из цикла «Времена года» П. Чайковского)

    1. Мы снова вместе. Добрый вечер.

    1. Сезон открыть пришла пора.

    1. Сегодняшний свой первый вечер

    1. Мы посвящаем вам, друзья.

    1. Калейдоскоп осенних встреч

    Стихов, улыбок, песен

    Вам приготовили мы здесь

    В прекрасный этот вечер.

    1. Его назвали необычно – «Осенний листопад»

    1. Итак, на сцене листопад. (Осенняя песня Чайк.)

    1. Обожаю это время года,

    Праздник золота и багреца.

    Синяя щемящая свобода

    Ясность неизбежного конца.

    1. А ведь как мечталось и хмелелось!

    Шли дожди, терзали их ветра.

    Справилась природа, и настала

    Эта долгожданная пора.

    М. Алигер

    Песня группы «Лицей» «Осень, осень…»

    1. Осень – особое время года, от которого веет нежной грустью и печалью. Ранняя осень представляется нам радостной, пышно убранной, богатство своих полей, богатой урожаем. Поздняя осень — меланхолией. Сентябрь любят за щедрость, с которой он отдаёт богатство своих полей, за ясные дни, прозрачный чистый воздух, золотые и багряные леса. Октябрь и ноябрь – за переживание чего-то торжественного и величавого. Оно кроется в уверенности человека в том, что нескончаем свет солнца, что природа вечно жива, а её увядание лишь часть настоящей жизни.

    1. Многие русские поэты воспевали осень в своих стихах, восхищались ею. Каждый находил свои неповторимые образы для передачи впечатлений и чувств. Для А.С. Пушкина осень – пора наивысшего творческого расцвета, олицетворение времени лучших человеческих свершений. Поэт не раз повторял в стихах и прозе, что осень – его любимое время года, в эту пору он больше и лучше писал. Чудесным описанием осенней природы он заряжает читателя, передавая ему свою любовь к осени.

    Чтецы подходят к столику, на котором горит свеча, стоит портрет Пушкина и чернильница с пером. По очереди берут томики или декоративно оформленные рукописи и читают отрывки из стихотворений.

    Чтец 1. (Поля)

    Унылая пора! Очей очарованье,

    Приятна мне твоя прощальная краса-

    Люблю я пышное природы увяданье,

    В багрец и золото одетые леса.

    Чтец 2. (Саша)

    Октябрь уж наступил- уж роща отряхает

    Последние листы с нагих своих ветвей.

    Дыхнул осенний хлад, дорога промерзает

    Журча еще бежит за мельницу ручей…

    Чтец 3(Ксюша)

    Дни поздней осени бранят обыкновенно,

    Но мне она очень мила, читатель дорогой,

    Красотою тихою, блистающей смиренно.

    Так нелюбимое дитя в семье родной

    К себе меня влечет. Сказать вам откровенно,

    Из годовых времен я рад лишь ей одной…

    1. Ф.И. Тютчев, А.А. Фет, И.А. Бунин, А.К. Толстой и другие поэты ждали осени как самого дорогого и, к сожалению, весьма мимолётного времени года. Осень снимала с природы густые цвета, омывала дождями зелень. Тёмные краски лета сменялись золотом, пурпуром и серебром.

    1)Тютчев «Осенний вечер» (Диана)

    Есть в светлости осенних вечеров

    Умильная, таинственная прелесть:

    Зловещий блеск и пестрота деревьев,

    Багряных листьев томный легкий шелест.

    2) Фет «Задрожали листы»

    Задрожали листы, облетая,

    Тучи неба закрыли красу,

    С поля буря, ворвавшися злая

    Рвет, и мечет, и воет в лесу.

    Чтение с тих. Ф. Тютчева «Есть в осени первоначальной» (Вика)

    Есть в осени первоначальной

    Короткая, но дивная пора –

    Весь день стоит как бы хрустальный,

    И лучезарны вечера…

    Где бодрый серп гулял и падал колос,

    Теперь уж пусто всё – простор везде,-

    И паутины тонкий волос

    Блестит на праздной борозде.

    Пустеет воздух, птиц не слышно боле,

    Но далеко ещё до первых зимних бурь –

    И льётся чистая и тёплая лазурь на отдыхающее поле.

    1. Нотки грусти и печали об осени звучат в стихотворениях С. Есенина

    Чтец подходит к столику, где находится портрет Есенина и ваза с букетом из осенних листьев и рябины. Фоном звучит песня «Отговорила роща золотая»

    1. Осенью удивительно прозрачный воздух, в котором парят блестящие нити паутины, на рябине висят красные кисти, печально кричат стаи птиц, улетающих в тёплые края.

    Чтение стихотворения

    1. А. Толстой «Осень. Обсыпается весь наш бедный сад» (Женя)

    Осень. Обсыпается весь наш бедный сад,

    Листья пожелтелые по ветру летят;

    Лишь вдали красуются там, на дне долин,

    Кисти ярко-красные вянущих рябин.

    1. А. Блок «Медлительной чредой…» (Алёна)

    Медлительной чредой нисходит день осенний,

    Медлительно кружится жёлтый лист,

    И день прозрачно свеж, и воздух чист-

    Душа не избежит невидимого тленья.

    1. Осенью лес даже прекраснее, чем летом. Пламенно-красивые осины, светло-жёлтые берёзки, бурая опавшая листва на земле стелется ковром. Глядишь на осенний лес, и словно заколдовали тебя – глаз невозможно отвести.

    Чтение стихотворения И. Бунина «Листопад» на фоне музыки (А. Вивальди «Осень»)

    Чтение отрывка из цикла «Записки охотника» И.С. Тургенева.

    «И как этот же самый лес хорош поздней осенью… Ветра нет, и нет ни солнца, ни света, ни тени, ни движенья, ни шума; в мягком воздухе разлит осенний запах, подобный запаху вина; тонкий туман стоит вдали над жёлтыми полями. Сквозь обнажённые бурые сучья деревьев мирно белеет неподвижное небо; кое-где на липах висят последние золотые листья»

    1. Осеннее время никого не оставляет равнодушным. Многие писатели, поэты, художники, композиторы часто бродили по осеннему лесу, восхищались его красотой, любовались яркими гроздьями калины, дышали удивительно чистым прозрачным воздухом. Это воодушевляло их на создание шедевров.

    1. «Осень проходит мгновенно и оставляет впечатление промелькнувшей за окном золотой птицы» — так писал К.Г. Паустовский. Но остаются замечательные картины русских художников, которые радуют глаз в любое время.

    Давайте обратимся к некоторым великолепным пейзажам.

    Бродит в роще листопад

    По кустам и клёнам,

    Скоро он заглянет в сад

    Золотистым звоном.

    Соберём из листьев веер,

    Яркий и красивый.

    Пробежит по листьям ветер,

    Лёгкий и игривый. (А. Плещеев)

    Картина Исаака Ильича Левитана «Золотая осень» была написана в имении Горка Тверской губернии, где с мая по октябрь гостил в семье друзей художник. Эта картина окрашена настроением тихой грусти, она неотделима от классических образов осени в отечественной литературе, музыке и живописи.

    Ещё одна великолепная картина Ивана Ивановича Шишкина «Золотая осень»

    Если посмотреть на картину великого художника мимолётом, то можно увидеть на ней тихий, но просто божественный переход природы в своё новое течение, течение осенней таинственности. Природа словно засыпает, радуя своей сонной красотой близ расположенное озеро. Каждая частичка осенней природы ярко выражена в великом творении. Укрывшие небо облака намекают на волнение окружающей среды, перед надвигающимся дождём. Создаётся ощущение, будто тихая гавань прекрасного уголка природы вот взорвётся чарующим круговоротом пожелтевших листьев и оставит на земле интересные икебаны. Лёгкий ветер нежно пошатывает золотые кроны деревьев, приглашая их красоты в головокружительный танец. Описание картины Шишкина Золотая осень может быть бесконечным. Ведь огромные тайны природы нигде так не открываются, как на этой великолепной картине. Вечерняя, немного укрытая туманом, но всё же прекрасная и дарящая ощущение свежести и лёгкости природа зачаровывает и заставляет сердце биться в унисон с осенним ветром.

    1. Осени посвящали свои картины и другие художники:Василий Дмитриевич Поленов, Алексей Кондратьевич Саврасов, Валентин Александрович Серов

    (демонстрируются слайды)

    Чтение стихотворения Ю. Жадовской «Тихо я бреду…»

    Тихо я бреду одна по саду,

    Под ногами жёлтый лист хрустит,

    Осень льёт предзимнюю прохладу,

    О прошедшем лете говорит.

    Говорит увядшими цветами,

    Грустным видом выжатых полей

    И холодными сырыми вечерами-

    Всей печальной прелестью своей.

    1. Сегодня вы услышали много красивых строк русских писателей и поэтов об осени, а русская душа созвучна осени. В ней много грусти и печали, но как сказал А.С. Пушкин «Печаль моя светла». Завершает наш поэтический час «Осенний вальс» Н. Баскова

    15 идей для осеннего маникюра: ФОТО

    Лето подошло к концу. Скоро буйная зелень окрасится во все оттенки желтого, красного, золотого. Предлагаем вам использовать осенний орнамент при создании необычного маникюра. Итак, 15 идей, которые помогут вам выделиться из толпы.

    1. Золотой листопад

    Для этого маникюра потребуются все ваши запасы лака теплых тонов. Нанесите для фона темно-красный лак, покройте его золотыми блестками. Затем нарисуйте листья, используя желтый, оранжевый и черный цвета.

    2. Минимализм

    Если выводить сложные узоры у вас не получается, можно ограничиться самым простым рисунком. В качестве фона используем белый лак. Наносим по три листка разных цветов на каждый ноготь. Забавная птичка придаст дизайну оригинальности. Хороший вариант для коротких ногтей.

    3. Нежный виноград

    Утонченный и довольно простой маникюр. На лак телесного цвета тонкой кисточкой наносим виноградную лозу. Часть листочков можно окрасить в теплый цвет, придав им сходство с желтеющими листьями.

    4. Веселые тыквы

    Пожалуй, один из самых известных осенних праздников – Хэллоуин. Оранжевые тыквы на золотом фоне, немного черного лака и пара камушков для оформления – необычный маникюр готов!

    5. Осенний вечер

    Нарядный и нежный маникюр подойдет для романтического вечера. Перламутровый и темно-лиловый лаки создадут иллюзию закатного неба. Рисовать одинаковые листья – нет нужды.

    6. Оранжевый – хит сезона

    Любительницы оранжевого лака порадуются осени. Ведь этот цвет идеально подойдет как для фона маникюра, так и для узоров на нем. Если рисовать уже устали – используйте наклейки. Один ноготок можно украсить блестками и стразами.

    7. Огненный рок

    Поклонницы рока оценят такой огненный маникюр. Накрасьте ногти черным лаком. Оранжевый и желтый лаки помогут создать листья, напоминающие языки пламени. Чем хорош такой узор – края рисунка можно делать неровными.

    8. Осенняя свадьба

    Если вы готовитесь к свадьбе, то можете смело использовать осенние мотивы. Классический французский маникюр, нежный перламутр и утонченный орнамент. Золотые листья и цветы прекрасно дополнят романтический образ невесты.

    9. Все оттенки сентября

    Не обязательно выводить сложные рисунки, возиться с наклейками или искать умелого мастера, чтобы создать осенний дизайн. Можно обойтись всего одним лаком подходящего цвета. Например, переливающимся красным, зеленым и золотым. Лаконично, элегантно и просто.

    10. Осенний парк

    Еще один нежный дизайн для ваших ноготков. Для фона используем перламутровый лак. Коричневые стволы деревьев наносим тонкой кистью или иголкой. Кроны сделать довольно просто – достаточно нанести лак, отливающий теплыми тонами.

    11. Абстрактный маникюр

    Абстрактный узор придется по нраву поклонницам Поллока. Еще один удачный вариант для коротких ногтей. Используя коричневый, желтый и красный лаки нанесите водяной маникюр или просто используйте кисточку, нанося мазки разных цветов.

    12. Буйство красок

    Покройте ногти желтым лаком от середины и до кончика. На край ногтей нанесите несколько разноцветных мазков. Сверху черным цветом рисуем контур листьев. Закрепите рисунок прозрачным лаком.

    13. Наклейки-листья

    Самый простой и быстрый способ создать маникюр с аккуратным узором – использовать наклейки. Так вы добьетесь идеального рисунка, который продержится долго. Наклейки сэкономят вам уйму времени. Для фона можете использовать лак любого оттенка. Главное, чтобы цвет фона и рисунка не сливались.

    14. Имитация листьев

    Легкий способ создать иллюзию листьев – нанесите золотой лак с блестками с помощью тонкой кисточки. В качестве фона подойдет любой цвет. Однако на черном фоне золотой узор будет смотреться особенно удачно.

    15. Дары природы

    Интересный и лишь на первый взгляд сложный маникюр. Для него вам понадобятся… настоящие листья. Подберите листочки подходящего размера. Приклейте на свежий лак, или используйте клей для ногтей. Покройте сверху прозрачным лаком. Золотые блестки сделают маникюр праздничным.

    Осень – романтическая пора года, ее богатству красок можно только позавидовать. Смело используйте осенние мотивы в маникюре – это придаст вашим ноготкам изысканный и необычный вид.

    Рассказать друзьям:

    Подписаться на журнал:

    Осенний листопад путешествий. — Туристическая компания «Русь Тур» Вологда

    Осенью так приятно посетить старинные русские усадьбы,  удивительные по красоте левитановские места, выйти на берег матушки- Волги и насладиться широтой водной глади,  голубого  и высокого неба, погулять по узким лесным дорожкам, ногами пошелестеть  листвой, полюбоваться  ярко раскрашенными огненно-рыжими деревьями и кустарниками, подышать  необыкновенно чистым воздухом и почувствовать себя совершенно счастливым человеком.
    В эти тихие, солнечные, осенние деньки компания «РусьТур» организовала для  членов профсоюзной организации одного из районов Санкт-Петербурга экскурсионную программу по Костромской и Ивановской области.
    Где мы только не были, в какие только  живописные уголки не заехали. Рядом с самобытным городком Нерехтой, расположенного в Костромской области, есть местечко Лаврово с замечательной и уникальной фабрикой деревянной игрушки, в которой более 100 художников, дизайнеров, резчиков и лакировщиков изготавливают удивительные по красоте матрешки, лошадки, зверушки и всякие приятные мелочи. А на мастер-классе прикоснулись к русским традициям по художественной росписи по дереву.
    А уж про Плес, красивейший городок на Волге, и говорить не приходится. Он больше всего удивил, покорил  и влюбил в себя изысканную питерскую группу. Дальше —  масса впечатлений от  Щелыково — усадьбы А.Н. Островского, нашего замечательного русского драматурга. Необыкновенный парк, территория усадьбы приятно удивила питерцев. Туристы с наслаждением неспешно гуляли по тропинкам и аллеям парка, фотографировались  на фоне заливных лугов, холмистой местности, ярких оранжево-желтых  деревьев и просто с огромным удовольствием «черпали ложками»  вкуснейший, прозрачный, чистейший осенний воздух.
    И, конечно, в ходе экскурсии, попробовали эти знаменитые места на вкус:  плеские «углы» из леща, костромской вкуснейший сыр и «черную» соль, изготовленную по старинным рецептам. А сколько купили — всего и не счесть: колечки, сережки и брошки от знаменитых ювелиров,  кофточки, полотенца и скатерти изготовленные изо льна.  
    До новых встреч на наших экскурсионных маршрутах по России!

    Геопарк Янгантау


    Роняет лес багряный свой убор,

    Сребрит мороз увянудшее поле…


                           А.С. Пушкин


     


    У каждого месяца есть свои особенности, своя «изюминка». Сентябрь знаменуется временем золотой осени. Ещё недавно зеленели леса, цвели травы, а сегодня сентябрь – и лиственные деревья сначала постепенно, а к середине месяца как-то все разом приобретают золотой и багряный убор. Их листья начинают тихо падать на засыхающую, хотя во многих местах ещё зелёную траву, на влажную после недавних дождей землю и на скучный городской асфальт.


    Лист растения – одно из самых замечательных произведений природы. Странно, но ещё лет сто пятьдесят назад человек не видел его поистине космическую роль. Тогда как польза корня как органа питания растения, цветка и семени как органов его размножения была неоспоримо признана с незапамятных времён, лист продолжал пользоваться легкомысленной славой пышного, но бесполезного наряда. Сейчас же даже младший школьник знает, что в листе происходит важнейший для населения нашей планеты процесс фотосинтеза – образование органического вещества из углекислого газа и воды посредством энергии солнечного света. Человек со всей его развитой промышленной технологией, которой он столь сильно и самоуверенно гордится, в настоящее время не в состоянии сделать то, что без дымных заводов или фабрик со всеми их коммуникациями делает скромный зелёный лист растений. Но фотосинтез возможен только при участии зелёного пигмента – хлорофилла – и происходит в микроскопических хлорофилловых зёрнах, двигающихся в протоплазме определённых клеток листа, которые зовутся ассимиляционными, ибо в них-то и происходит ассимиляция органического вещества – фотосинтез.


    Есть ещё одна важнейшая функция зелёного листа: в процессе фотосинтеза наряду с органическими соединениями в качестве побочного продукта образуется кислород, который поддерживает жизнь на нашей зелёной планете. Возможно, первый кислород на Земле был иного, например, вулканогенного происхождения, но сейчас именно зелёные растения обеспечивают его баланс в атмосфере. Нарушение этого баланса неминуемо приведёт к гибели весь животный мир, к которому, хотим мы это признавать, или не хотим, но принадлежит легкомысленное человечество. Животные не в состоянии обеспечить пригодную для жизни атмосферу. Поэтому человек, вырубая леса, загрязняя мировой океан – носитель водорослей, также зелёных растений, буквально рубит сук, который даёт ему существовать. Мы, люди, должники растений, должники зелёного листа, благодаря деятельности которого мы дышим и питаемся. И даже больше – благодаря которому мы живы.


    Зелёный цвет вегетирующего листа создает хлорофилл. Но он не единственный его пигмент: интенсивный зелёный цвет хлорофилла маскирует другие сопутствующие ему пигменты, так называемые каротиноиды, жёлтого или оранжевого цвета, также участвующие в процессе фотосинтеза, хотя и не осуществляющие его. Разрушение хлорофилла перед листопадом даёт возможность их проявления, и листья принимают жёлтую или оранжевую окраску, так ласкающую наш взор, ведь к осени мы немного устаём от летнего зелёного однообразия.


    В сентябре почти все цвета радуги можно наблюдать на листве наших деревьев и кустарников. Листья белоствольных берёз становятся светло-жёлтыми, остролистного клёна – красновато-жёлтыми, дуба – буровато-жёлтыми, татарского клёна, вишни, рябины и барбариса – пунцово-красными, черёмухи – пурпурными, у бересклета листья приобретают почти фиолетовый оттенок, осина становится оранжевой, ольха – мутного буро-зелёного оттенка. В смешанных лесах получившие яркую осеннюю окраску деревья и кустарники соседствуют с хвойными породами. На общем жёлто-оранжевом фоне выделяются тёмно-зелёной хвоей и пирамидальной кроной ели и пихты, зелёные шатры сосен. Только лиственница в конце сентября присоединяет к желтизне лиственных пород свою золотого цвета хвою.


    Очень интересна причина появления осенью у ряда видов растений красных листьев. Известно, что красный, синевато-пурпуровый цвет осенней листвы, который дополняет жёлтый и оранжевый, создаётся ещё одним пигментом – антоцианом. Но в вегетирующем зелёном листе антоциана нет. Он появляется независимо, отдельно, и причина его появления – резкое снижение температуры воздуха, губительно воздействующее на хлорофилл. Известно, что клетки, содержащие антоциан, на два и более градусов теплее воздуха. Антоциан, что называется, греет лист, продлевая жизнь хлорофилла и, соответственно, увеличивая срок фотосинтеза. Кроме того, согревая растение вдоль жилок листа, он обеспечивает более активное передвижение органических веществ из листа в другие части растения – сердцевину, кору, в подземные органы, в которых накапливается запас питательных веществ на будущую весну. Осенью, как и весной, внутренняя физиологическая работа растения активизируется, обмен веществ становится более энергичным.


    Но красный цвет осенних листьев не так уж часто встречается в нашей природе. Однако он очень распространён в горах, в альпийской высокогорной, а также в арктической флоре. Это не случайно: высокогорные и арктические растения находятся в более жёстких условиях, чем в умеренной зоне. Срок вегетации у них значительно короче, для них дорог каждый день, каждый час, чтобы успеть накопить достаточное количество органических веществ, способных сохранить их в зимний период и дать развиваться весной, поэтому прогревание клеток листа антоцианом становится для них большей жизненной необходимостью, чем в наших краях.


    Появление красных и даже синевато-пурпурных листьев у некоторых наших, весьма обычных растений, может свидетельствовать о том, что их родной дом не у нас, а высоко в горах, откуда они спустились во время оледенения. Присмотритесь к листве мелких кустарничков и даже трав в наших лесах. Осенью краснеют, а не желтеют, листья черники, брусники, голубики, зимолюбки, т.е. растений, которые в своём происхождении являются высокогорными.


    В этом отношении интересна история клёнов – одних из самых ярких в гамме осенних цветов. В настоящее время клёны особенно многообразны в Северной Америке и Восточной Азии. Их формирования как отдельного рода Acer связывают с высокими широтами этих двух континентов. Так что возможно, что ярко-красные листья клёнов, богатые антоцианом, есть не что иное, как древний реликтовый признак их высокогорного и субарктического происхождения


    За изменением окраски листьев следует их опадение – листопад. Быть может, некоторым людям кажется, что, теряя листья, деревья обнаруживают неподготовленность и беззащитность перед наступающей зимой. Однако такой пессимизм напрасен. Растения во всеоружии многих приспособлений встречают предстоящие невзгоды поздней осени и зимы, а самым важным среди них является осенний листопад. Так сбрасывая листья, дерево тем самым спасается от засыхания, которое бы повело его к неминуемой гибели. Листья представляют громадную поверхность испарения для содержащейся в растении влаги. В тёплое время года эта убыль влаги постоянно и равномерно пополняется притоком её из почвы, откуда она всасывается корнями. Но с охлаждением почвы корневая деятельность снижается, а зимой полностью приостанавливается, так как при низких температурах корневые волоски растения не в состоянии всасывать воду. С деревьев листья осыпаются прежде, чем уменьшение влаги во всех остальных частях растения подвергнет его жизнь опасности.



    © EvlakhovValeriy | Shutterstock.com


    Опавшие листья клёна в разных стадиях: в некоторых ещё сохраняется хлорофилл, в других – после разложения хлорофилла обнажаются каратиноиды: жёлтый ксантофилл и оранжевый каротин, в третьих появляется антоциан, в первую очередь вдоль жилок, которые он обогревает для более активного передвижения органических веществ из листа в другие части растения.


     


    Есть ещё одна, малоизвестная, но чрезвычайно важная функция листопада: он позволяет растению избавиться от негодных продуктов, появившихся в процессе  жизнедеятельности, например, от накопившихся кристаллов солей щавелевой кислоты.  В отличие от животных у растений нет специальных органов выделения. Их функцию во время листопада выполняют листья, в которых накапливаются ненужные и вредные продукты обмена веществ. Ввиду этого на осенний листопад можно смотреть и как на выделительную функцию растения, совершающуюся раз в год, но зато в грандиозном масштабе. Интересно, что перед листопадом из листьев уходят  те питательные вещества: крахмал, сахар, масла, но даже самые главные – белки, которые также переселяются из клеток листа в другие части растения, чтобы весной начать новую строительную работу, так что их потери не так уж велики, но зато к осени в листьях накапливаются вредные ингредиенты, среди них те, которые могут вызвать отравление растительного организма.


    В последние десятилетия экологи с тревогой следят за усиливающимся загрязнением окружающей природной среды. Многие заболевания сейчас рассматриваются как следствия подобного загрязнения. Однако известно, что наш организм способно удалять излишек этих отравляющих ингредиентов через продукты выделения, в первую очередь, через пот и мочу. Растения в период активной вегетации лишены такой возможности. Загрязнители накапливаются в его клетках, главным образом, в листьях. Наконец, наступает момент, когда их концентрация превышает возможности их жизнедеятельности. В таких случаях листья теряют хлорофилл, покрываются некрозами и сбрасываются задолго до осени.


    Ещё одно значение листопада заключается в том, что с выпадением снега листья послужили бы источником немалых бедствий для деревьев. Иногда случается, что густой снег выпадает до листопада, и тогда он приносит лесам, садам, одиночным деревьям и кустарникам громадные опустошения. Под тяжестью снега ломаются не только ветви, но крупные сучьи и даже стволы. Только для хвойных растений давление снега не представляет такой опасности. Во-первых, на небольшой поверхности их хвои не может скопиться много снега, во-вторых, сучья хвойных более эластичны и обладают большей силой сопротивления.


    Опавшие листья тоже не пропадают зря. Разлагаясь в течение следующего лета, они превращаются сначала в подстилку, а затем в перегной и удобряют почву, возвращая ей извлечённые из неё зольные вещества, которые опять пойдут на питание растений. Кроме того, подстилка из опавших листьев в лесу является средой обитания многих, важных для последующего почвообразования мелких организмов, в т.ч. насекомых.


     


    Листопад, как природное явление, многогранен. Общеизвестно, что в нормальных условиях он происходит осенью, значит, пусковым механизмом для него являются метеорологические изменения этого времени года. Но ещё большее значение в наступлении листопада имеют биоритмы, характерные для каждого вида. Посадите в кадку молоденькую берёзку, создайте ей все благоприятные для жизни условия с надеждой, что она всю зиму будет радовать вас своей свежей зелёной листвой. Однако ваши надежды будут напрасными. Наступит сентябрь, листья вашей берёзки пожелтеют и начнут опадать. Для берёзки пришло время листопада и она подчиняется этой внутренней необходимости. Подобное явление происходит при культивировании наших листопадных деревьев в тропиках, где ни температура воздуха, ни количество осадков существенно не меняются с наступлением зимнего времени. Но и там многие из наших древесных соотечественников стоят по зимам голыми среди местных вечнозелёных деревьев и кустарников. Так что побудительные причины листопада кроются не столько во внешних условиях, а сколько внутри самого растения.


    Кстати о так называемых вечнозелёных растениях влажных тропиков. В принципе, они, строго говоря, не вечнозелёные, им тоже свойственен листопад, особенно если рассматривать его с точки зрения выделительной функции. Только формы листопада у тропических деревьях и кустарников иные, чем у нас. В первую очередь следует сказать, что единое время для листопада во влажных тропиков отсутствует, ведь климат в них приблизительно постоянен в течение года и времена года отсутствуют. Поэтому у некоторых видов деревья сбрасывают листву по одиночке: сначала одно дерево стоит без листвы, потом другое. У некоторых видов листопад ограничивается отдельными ветвями – сначала одна ветвь сбрасывает листья, затем другая. Или сбрасываются листья по очереди в пределах одной и той же ветви. В результате лес стоит постоянно зелёным и это дало возможность сначала его, а затем и составляющие его породы, назвать вечнозелёными. Но в тропиках есть области с разными периодами года, в первую очередь, засушливыми. Особенности климата засушливого периода заставляет большинство деревьев сбрасывать листву во избежание пагубного иссушения организма.


    Сам механизм листопада заключается в формировании у основания черешков листьев  особого слоя тонкостенных клеток, который называют разделительным. Когда он достигает определённой толщины, его клетки отделяются одна от другой и лист отпадает. Это происходит как бы само по себе, безо всяких причин и многим, вероятно, знакомо, когда при полном отсутствии ветра лист отрывается и плавно падает вниз. А уж порывы ветра срывают сразу множество листьев. Способствует листопаду и мороз, во время которого клеточный сок в разделительном слое замерзает, и они легко отделяются друг от друга. Но бывает, что морозы наступают раньше, чем сформировался разделительный слой и тогда листопад останавливается, а деревья могут стоять с неопавшей жёлтой листвой до середины зимы.


    Много интересного можно наблюдать во время листопада. Например, у чубушника, который мы называем жасмином, разделительный слой располагается не у основания черешка листьев, а выше. Когда чубушник сбрасывает листву, то над почкой в его пазухе остаётся маленький чешуеобразный отросток, который накрывает сверху развивающуюся почку, защищая её. У пород со сложными листьями разделительный слой формируется не только у основания главного черешка, но и ниже каждого листочка. Потому такие листья при порывах ветра рассыпаются как карточные домики, а под деревом чаще лежат отдельные листочки, чем лист в целом. Так сбрасывают листья ясень, рябина.


    Продолжительность листопада у разных пород неодинакова. Так, дуб теряет листву в течение нескольких недель, а у липы в обычных условиях листопад длится несколько дней. Причем, у дубов осенью отпадает лишь часть листьев, остальные покидают ветви только в конце зимы. Присмотритесь к ветвям разных деревьев. У ясеня и лещины от листьев начинают освобождаться сначала крайние ветви и сбрасывание их постепенно доходит до основания ветвей. У липы, ивы, тополя, груши, яблони листопад имеет обратное направление. У трав листопад наблюдается реже, из широко известных растений листопад характерен, например, для крапивы.


     


    Пора листопада настолько красива, что называют её золотой осенью. Это последний подарок природы перед наступлением осенних дождей. Холодные сентябрьские ночи вызывают оседание взвесей в водах рек и озёр. В ясные сентябрьские дни они становятся  по-особому чистыми, холодными и даже изменяют свой цвет, как бы вбирая в себя голубизну неба. Небольшие чистые горные речки в солнечные дни   бирюзой сияют под золотым шатром лесов. А в ясные холодные ночи на тёмно-фиолетовом, почти чёрном сентябрьском небе мерцают звезды.


    Красота золотой осени вызывает особое состояние, немного напоминающее   грустную влюблённость. У поэтов и художников – вдохновение, заставившее 200 лет назад А.С. Пушкина создать шедевры болдинской осени. Золотой осени посвящено огромное количество замечательных творений – стихов, прозы, художники выражают свой восторг её красотами на полотнах, фотохудожники – в фотографиях. Вспомним несравненное полотно И. Левитана «Золотая осень». Это же относится к фотографиям, в т.ч. отражающих это время года, например, как фотография Р.Хакимова «Осень в Шульган-Таше». А какая красота заключена в стихотворении Ивана Бунина «Листопад»!


     


    Лес, точно терем расписной,


    Лиловый, золотой, багряный,


    Весёлой, пёстрою стеной


    Стоит над светлою поляной.


    Берёзы жёлтою резьбой


    Блестят в лазури голубой,


    Как вышки, ёлочки темнеют,


    А между клёнами синеют


    То там, то здесь в листве сквозной


    Просветы в небо, что оконца.


    Лес пахнет дубом и сосной,


    А летом высох он от солнца,


    И осень тихою вдовой


    Вступает в пёстрый терем свой…



    И. Левитан. Золотая осень.

    Р.Хакимов. Осень в заповеднике «Шульган-Таш»


    Погода в сентябре изменчива. Мы радуемся светлым прозрачным сентябрьским дням, и тяготят нас хмурое небо, завывающий ветер, им, как бы в сентябре рановато. Ряд тёплых ясных сентябрьских дней широко известны как «бабье лето» – время, когда женщина после напряжённых летних работ может спокойно посидеть и порадоваться последнему теплу перед долгой зимой.


    Гениальный певец русской природы Фёдор Иванович Тютчев в 1857 году так писал об этой поре:


    Есть в осени первоначальной

    Короткая, но дивная пора –

    Прозрачный воздух, день хрустальный,

    И лучезарны вечера…

    Где бодрый серп гулял и падал колос,

    Теперь уж пусто всё – простор везде, –

    Лишь паутины тонкий волос

    Блестит на праздной борозде…

    Пустеет воздух, птиц не слышно боле,

    Но далеко ещё до первых зимних бурь –

    И льется чистая и тёплая лазурь

    На отдыхающее поле…


    Согласно народному календарю, различаются два периода бабьего лета – раннее, которое начинается с 28 августа, с праздника Успения Пресвятой Богородицы и длится до 14 сентября – дня Семеона Летопроводца, после которого начинается позднее бабье лето. Именно тогда в ясные дни последнего тепла появляется масса мелких паучков, по воздуху летают серебристые паутинки, в которых видят седые пряди женских волос.


    Паутинка, паутинка –


    Лета бабьего морщинка,

    Норовит на лоб и щеки сесть.


    Паучиха лапкой гибкой


    Всё вытягивает нитку –


    Из годов моих сплетает сеть.


     


    Эту сеть подхватит ветром


    И однажды бабьим летом


    Я на ней попробую взлететь.


    Когда-то в это время хороводами, пением и угощением у ворот отмечали «осенины» – встречу осени с её будущими низкими тучами, дождями, холодом. Не случайно слово «осень» происходит от слова «осенять», что означает «затенять, покрывать мраком». Празднование «осенин» в какой-то степени было аналогично современной встрече Нового года, потому что до указа Петра Первого в 1700 году 14 сентября по старому стилю был началом нового года, в этот день кончалось лето, а слово «лето» на Руси имело значение «год». Заканчивалось лето – заканчивался год. Таким образом, начало позднего бабьего лета, празднование «осенин» – своеобразная историческая память о давно прошедших временах и событиях, связанных с народным календарём.


    Красота золотой осени, бабьего лета переплетается со светлой прозрачной грустью, которая напоминает тихую, почти неземную, радость.


    Наступило бабье лето:


    Воздух чист и небо светло,


    Под ногой шуршит опавший лист,


    В сенях дух от яблок спелых,


    А в лесу – от листьев прелых,


    И закат прозрачно-золотист.


     


    В моей маленькой избушке


    Между печкой и клетушкой


    Молоточком застучал сверчок,


    Возле леса у тропинки


    С невидимкой-паутинкой


    В небо взвился крошка-паучок.


     


    Рядом с ярко-жёлтым клёном


    Дуб стоит совсем зелёный,


    Выступает хоровод берёз.


    Ночь кристаллом застывает,


    И струятся птичьи стаи,


    Словно тени, мимо скопищ звёзд.


     


    Проплывает бабье лето,


    В золотой туман одето,


    И, как серьги, гроздья-ягоды висят…


    А какое наслажденье


    Вдруг найти на пне осеннем


    Чуть продрогших пёстреньких опят!


    Отдохновение от летних трудов и жары, возможность созерцания, прощание с летом перед долгой зимой, красота осенних лесов и грусть полей – всё это вызвало и вызывает  массу поэтических образов, связанных с осенью и человеческой душой. Этому способствует особое восприятие золотой осени, как  ненадолго возвратившейся  весны. В лесу в это время даже запах весенний – запах чистого воздуха, ключевой воды, нагретых стволов и опавшей, но не сгнившей листвы.


     


    Покрылись берёзы янтарной листвою,


    Речушка, журча, омывает коренья…


    Казалось бы – осень, а пахнет весною!


    Как пахнет рожденьем осеннее тленье!


     


    Прозрачный подснежник укрыт в корневище,


    В дупле завернулись летучие мыши,


    И ветер осенний пристанище ищет


    Под лапами елей, где суше и тише.


     


    На отмели лодки, как память о лете,


    Стекают рубины с кустов барбариса,


    Синицы свистят – одинокие дети,


    И грустно берёзам от этого свиста.


     


    Весенняя осень – какое томленье!


    Плывут облака над спокойной рекою…


    Янтарная осень готовит рожденье


    Весны и поэтому пахнет весною.


     


    Так будем и мы – в наступившей золотой осени видеть не только последнюю улыбку лета, но и будущую весну.


     


    Автор – Позднякова Эмма Петровна

     

    Фантастика : Детективная фантастика : Глава IV Осенний листопад : Джеффри Барлоу : читать онлайн






    Глава IV

    Осенний листопад

    – Ну, зачем ты уезжаешь?

    – Прости, родная, мы не хотели тебя будить. Выше нос, девочка! Я очень-очень скоро вернусь. Не пройдет и недели, вот увидишь.

    – Да, но зачем?

    – Право, Фиона, а я-то надеялся, что ты все поняла. Вчера вечером, после ужина, мы с тобой все так славно обсудили… не помнишь?

    – Ты ужасно гадкий – едешь за город один-одинешенек, а меня с собой не берешь!

    – Родная моя, мне казалось, я тебе все подробно объяснил. Во-первых, я еду не один: меня сопровождают доктор Дэмп и молодой мистер Киббл.

    – Зануда мистер Киббл! Зачем его вообще брать с собой? Лучше бы взял меня вместо него!

    – Вот что, маленькая: о мистере Киббле больше ни слова, хорошо? Во-вторых, мы едем за город, это правда, но поездка очень долгая – через горы, знаешь ли. Это совсем не то, что наши вечерние прогулочки в Григсби или Баттер-Кросс.

    Мы едем в вересковые нагорья. А они очень и очень далеко – ты наверняка помнишь, ведь не далее как вчера вечером мы с тобой заглянули в атлас. Два дня пути в пассажирской карете – маленькой девочке такое путешествие не по силам!

    – Я вовсе не маленькая.

    – Еще какая маленькая, – заверил профессор, целуя племянницу в лоб. – Даже если сама того не сознаешь. И спорить мы больше не будем, договорились? Уж больно час для этого ранний. Мне страшно жаль, родная, что я тебя разбудил; право же, я не нарочно. А теперь, пожалуйста, засыпай и помни: Ханна здесь. – Румяная деревенская девушка, помогавшая миссис Минидью на кухне, в данный момент сочувственно наблюдала из-за кровати. – Она, мисс Дейл и миссис Минидью замечательнейшим образом за тобой присмотрят, пока я в отъезде. Так что о том, чтобы и тебе поехать, речь просто не идет. Чепуха какая!

    – Чепуха! – согласно закивала Ханна. Тихим стоном возвестив о том, что сдается, Фиона откинулась на подушку.

    – А раз ты меня с собой не берешь, ты ведь привезешь мне что-нибудь? – дальновидно осведомилась она.

    – А чего бы тебе хотелось?

    – Привези мне медведя!

    – В смысле, чучело?

    – Не-а, живого. С горных лугов. Профессор Тиггз тихонько рассмеялся и на прощание чмокнул свою подопечную в щеку.

    – До свидания, родная, – шепнул он, добродушно вздохнув. – Посмотрим, что тут можно сделать.

    – Спасибо, спасибо! – возликовала Фиона, обвивая ручонками его шею и стискивая что было мочи. – Bon voyage, oncle Тиггз! Je vous aime![16]

    В этот момент в дверь заглянула миссис Минидью и негромко сообщила:

    – Том готов, сэр.

    – А, благодарю вас, миссис Минидью, – улыбнулся профессор. И, в последний раз попрощавшись с племянницей, которая уже вновь погружалась в убаюкивающие объятия сна, оставил ее на попечение Ханны и спустился к дверям черного хода. Надел шарф и пальто, перчатки и шляпу, взял саквояж и зонтик. Подоспевший Том Спайк подхватил профессорскую дорожную сумку и отнес ее в двуколку. Там же дожидалась и Мэгги, крапчатая кобылка, которая в упряжке смотрелась просто великолепно. Она пофыркивала, поводила боками, позвякивала сбруей; из ноздрей ее вырывались белые клубы пара.

    Профессор, попрощавшись с остальными домочадцами, спустился с заднего крыльца. На нижней ступеньке обнаружился мистер Плюшкин Джем, жалобным мявом возвестивший о своем присутствии.

    – До свидания, юноша, – проговорил профессор, почесывая избалованного нахлебника за ушами. – Смотри, не озорничай в мое отсутствие.

    – Ха! – фыркнул старый Том со своего сиденья в двуколке. – Чтобы этот – да не набедокурил? Вот уж не верю!

    Профессор уселся на подушку рядом с Томом, тот взялся за вожжи, и двуколка покатила прочь. На лестничной площадке, рядом с миссис Минидью, стояла и глядела им вслед Лаура Дейл – губы сурово поджаты, в серых глазах глубокая сосредоточенность. Что за мысли бродили в голове у девушки, отчего лицо ее превратилось в застывшую каменную маску? Что за сцены, канувшие в далекое прошлое и однако же в памяти по-прежнему живые и яркие, проносились перед ее взором, устремленным в беспредельную даль? Некое предположение у меня есть – догадка, не более; так что на данном этапе моего рассказа пусть просто догадкой и остается.

    За время недолгого пути по промозглым, полутемным улицам никто не проронил ни слова. Ни профессор, ни Том в час столь ранний особой разговорчивостью не отличались. Перестук колес эхом прокатывался по безмолвным бульварам; цокот Мэггиных копыт разносился в морозном воздухе звонко и отчетливо. Начинало светлеть, первые слабые проблески дня уже обозначились в серебристо-серых очертаниях холмов и зданий.

    Крапчатая кобылка резво несла седоков по пустынным аллеям в направлении цепного моста, и вот наконец двуколка выехала на Мостовую улицу и остановилась у конторы пассажирских карет. Участок улицы непосредственно перед изрядных размеров деревянно-кирпичным, оштукатуренным зданием освещали масляные фонари над окном. На стекле изображалась карета, стремительно влекомая четверкой горячих коней через некую вымышленную дикую пустошь. Над этой отрадной сердцу картиной красовалось одно-единственное слово: «Тимсон», выведенное цветистыми буквами. Мэгги, если спросить ее мнения на этот счет, безусловно, утверждала бы, что помянутые четыре коня вовсе не так прытки, как кажется, и что в погожий денек любого из них играючи обставит первая же кляча, и вполовину не столь резвая, как она.

    Резкий ветер расшвыривал палую листву. Профессор плотнее запахнулся в пальто и вышел из двуколки. Старик Том достал из багажного отделения дорожную сумку и последовал за хозяином в кассу – сырую, унылую комнату, стены которой были сплошь заклеены огромными афишами, рекламирующими маршруты и цены карет Тимсона. Весь центр комнаты занимала длинная деревянная конторка; по левую руку от нее в камине пылал желанный огонь. Конюх водрузил тяжелую сумку на стойку, а клерк – Тому он показался сущим юнцом – справился об имени профессора, уточнил номер заказа, выписал билет и наклеил на багаж ярлык.

    – Загружай! – закричал кассир, причем голос настолько зычный никак не вязался с конституцией столь хрупкой. Сей же миг в дверях в глубине комнаты возник носильщик – этакий здоровенный Геркулес с мускулами под стать арбузам. Он играючи подхватил тяжелую сумку и, развернувшись, скрылся за дверью, что, по всей видимости, вела на каретный двор. Эту небольшую подробность профессор предпочел уточнить, а также полюбопытствовал на предмет безопасности этого вида транспорта в целом. Клерк сообщил, что экипаж уже стоит во дворе, лошадей поят, кареты Тимсона вполне надежны и безопасны, а экипаж подадут минут через двадцать, не позже. Удостоверившись, что все в порядке, профессор распрощался со старым Томом, и конюх, притронувшись к котелку, выбежал из затхлой конторы в тот самый миг, как внутрь влетел доктор Дэмп.

    Невзирая на безбожно ранний час и весьма ощутимый холод, доктор выглядел, как всегда, великолепно, в своем щегольском пальто, наброшенном поверх темного бархатного сюртука, и с небрежно надвинутой на один глаз шляпой.

    – Привет, всем привет! – пропел он весело, изящно помахивая тросточкой. – Чудесное утро, не правда ли? А на улице-то свежо, еще как свежо! Чертовски полезно для сердца и кровообращения. Вы знаете, что тут через дорогу пряничная лавка? Я вот не знал. Жаль, что они еще закрыты. От чашечки кофе я бы не отказался.

    – Да, утро выдалось прохладное, – согласился профессор, согревая руки над огнем. – А уж рань-то какая!

    – Я давным-давно на ногах, – возвестил доктор, водружая на стойку саквояж. – Дэмп, – сообщил он клерку.

    – И впрямь промозглый денек выдался, – позевывая, отозвался юнец. – Ну, тут уж ничего не поделаешь.

    – Дэмп, – повторил вновь вошедший настойчивее. – Даниэль Дэмп, по профессии врач. У меня билеты заказаны.

    – Вы едете утренним экипажем?

    – Именно. Забронировал место в прошлую пятницу… вот, смотрите, – проговорил доктор, указывая пальцем на нужную строчку в списке заказов.

    – Вы правы. Вот теперь вижу, – промолвил кассир, скользнув взглядом по колонке имен. – Близкий друг мистера Гарри Банистера; тут даже это указано. Хм-м-мм. Звучит впечатляюще.

    Доктор одарил профессора Тиггза неописуемо многозначительным взглядом.

    – Загружай! – заорал клерк, а затем, обернувшись к доктору, с самым что ни на есть невинным видом осведомился: – А кто такой Гарри Банистер?

    – Отродясь о таком не слыхивал, – пророкотал голос от задней двери. Возвратившийся Геркулес подхватил докторский саквояж и понес его во двор, дабы тот составил компанию профессорской дорожной сумке.

    – Так вот, – проговорил доктор Дэмп тем самым снисходительным тоном, который сберегал для разъяснения пациенту какой-нибудь сложной медицинской подробности. – Мистер Гарри Банистер, да будет вам известно, один из самых выдающихся и блестящих представителей мелкопоместного дворянства. Он – выпускник такого прославленного учебного заведения, как Солтхедский университет, и в придачу к этому – весьма состоятельный джентльмен, владелец огромной усадьбы на вересковых нагорьях под названием «Итон-Вейферз». Вне всякого сомнения, вы о нем слышали. Мой друг и коллега, профессор Тиггз – вот он, собственной персоной, знаменитый профессор метафизики и член совета Суинфорд-колледжа города Солтхеда, – и я заказали места в экипаже в надежде с ним повидаться.

    – Но имени мистера Банистера я здесь не вижу, – нахмурился кассир. – Если вы рассчитываете увидеться с ним в карете, так он должен быть в списке!

    – Я вовсе не говорил, что мистер Гарри Банистер едет тем же экипажем, – пояснил доктор. – Я имел в виду, что мы взяли карету и едем к нему в гости.

    – Да ладно вам! – фыркнул клерк, махнув рукой. – Карету никто в гости не приглашает!

    – Послушайте, – промолвил доктор, немало раздраженный тем, что приходится иметь дело с такой непробиваемой тупостью в такой ранний час. – Вам, случайно, не известно, здесь ли тот, второй служащий? Тот, что будет постарше и существенно опытнее; тот, что бронировал места утром в прошлую пятницу?

    – А, этот, – протянул юнец, скорбно покачав головой и сочувственно поцокав языком. – Грустно. Грустно. Очень грустно.

    – Что вы имеете в виду?

    – Он смят и раздавлен.

    – Что?! Неужто попал под экипаж? Когда? Как это случилось?

    – Хуже, – снова поцокал языком клерк. – Он смят и раздавлен горем… оттого, что не является близким другом мистера Гарри Банистера.

    – Все понятно, – проговорил доктор очень медленно, подчеркивая каждое слово. Он уже вполне уверился, что мозговые полушария молодого болвана по большей части состоят из скисших сливок, если не уксуса. – Все понятно. Не поделитесь ли вы со мной вашим именем, любезный, – если, конечно, это не слишком вас затруднит?

    – Бриттлбанк, сэр. Только непременно его верните, как закончите. Уж таков закон.

    – А не будет ли нескромностью поинтересоваться, мистер Бриттлбанк, – проговорил доктор, краснея, – не присутствует ли, часом, нынче утром в конторе мистер Эйбел Тимсон?

    – Мистер Эйбел Тимсон? А это еще кто такой? – озадаченно хлопая глазами, осведомился юнец.

    Тут профессору, который прислушивался к этой беседе тет-а-тет с завороженным изумлением, заговорщицки подмигнули, и оба – и клерк, и профессор – дружно расхохотались. Доктор, только теперь осознав, что позволил водить себя за нос завзятому шутнику – при всей его молодости, здесь опыта кассиру было не занимать, – запрокинул голову и залился веселым смехом.

    Вот так и вышло, что звуки бурного веселья достигли слуха мистера Остина Киббла, едва сей в высшей степени серьезный молодой человек переступил порог конторы. Передоверив свой багаж господам Бриттлбанку и Геркулесу, он постоял у огня, не вступая в беседу ни с профессором Тиггзом, ни с доктором, если не считать учтивого приветствия и одного-двух скупых замечаний касательно удручающего вида конторы. Профессор, заметив неладное, коротко расспросил его, в чем дело. Ответ мистера Киббла свелся к невнятному бормотанию; дескать: «Прошу прощения, сэр… всю ночь глаз не сомкнул… диспепсия… разволновался в предвкушении путешествия… соседские коты…»

    Между тем, сверившись с часами, доктор Дэмп гадал про себя, не столкнулись ли остальные участники поездки с непредвиденной задержкой. Было без десяти шесть, а он отлично знал, что контора Тимсона славится своей пунктуальностью. Отъезд в шесть часов ровно означало отъезд в шесть часов ровно – и ни минутой позже. Доктор принялся расхаживать по комнате туда-сюда, то и дело приглядываясь к подробностям развешанных по стенам расписаний. Профессору тоже не сиделось на месте; заложив руки за спину, опустив голову, он бродил взад и вперед, наблюдая за тем, как ботинки его отмеряют шаг за шагом по усыпанному опилками полу. В контору заглянул газетчик, бодро восклицая: «Газетт», жентмены! «Газетт», жентмены!» – и был вознагражден монеткой из кармана профессора в обмен на экземпляр утреннего выпуска.

    Но вот доктор, стоящий у окна, внезапно просиял и бросился открывать дверь, впуская внутрь миниатюрную мисс Мону Джекc. Здороваясь, он приподнял шляпу, заодно поприветствовав и ее спутницу, каковую тут же и представили как мисс Нину Джекc – более высокую и бледную копию своей младшей сестры. Сопровождала их горничная в узорчатой шали и самом что ни на есть строгом капоре, весьма склонная к фырканью, хмыканью и суетливому поглядыванию по сторонам.

    Дамам представили профессора и мистера Киббла; так маленький отряд из шестерых путешественников впервые собрался вместе. Слуга внес кладь сестер Джекc и возложил ее на конторку; юный кассир вычеркивал из списка одно имя за другим, уделяя двум прелестным сестрам куда больше внимания, нежели оправдывалось необходимостью. Он выгибал брови, отпускал экспромтом остроумное замечание-другое, так и сиял улыбкой и эффектно наклонял голову то под одним углом, то под другим, при этом совершенно не замечая суетливую горничную, что не раз фыркнула и хмыкнула в его адрес.

    Что до нее самой, так горничная Сюзанна занималась главным образом мисс Ниной, то завладевая ее рукой, то поправляя на ней ту или иную деталь одежды, то нашептывая на ухо словечко-другое ободрения, в то время как сама мисс Нина держалась отчужденно, ни с кем не заговаривала и лишь встревоженно оглядывалась по сторонам. Так что мисс Моне Джекc пришлось выступать своего рода послом к той части отряда, что состояла исключительно из джентльменов.

    С колокольни церкви святого Скиффина донесся перезвон колоколов, возвещая о наступлении желанного часа, или, точнее, шести часов. Карета уже стояла во дворе, четверка запряженных коней нетерпеливо била копытами. Где еще недавно царила тишина, теперь поднялись шум и суматоха; Геркулес и его подручные сломя голову носились туда-сюда из конторы и обратно, загружая подлежащие транспортировке вещи в багажное отделение и в ящик под сиденьем кучера.

    – Шесть часов! – завопил стражник, как если бы священного гласа колоколов церкви святого Скиффина было недостаточно. – Поторапливайтесь, вы, там! Поторапливайтесь! Шесть часов!

    Одинокий пассажир империала, в пальто, в сапогах, при шляпе и шарфе – словом, закутанный с ног до головы, точно современная мумия – взобрался на козлы и устроился рядом с грудой клади. Остальные путешественники сели внутрь, сестры и суетливая горничная – с одной стороны, джентльмены – с другой. Стукнула подножка, лязгнули дверцы, и пассажиры оказались надежно заперты до конца первого этапа пути.

    Кучер взобрался на козлы. Сзади, на небольшой скамеечке в глубине, уселся охранник, поставив ноги на багажное отделение и разложив весь свой грозный, абсолютно необходимый арсенал – сабли, шпаги, рапиру и зловещего вида трехгранный кинжал – в пределах досягаемости руки. Между этими двумя устроился пассажир империала, сгорбившись на подушке, точно еще одна груда клади, и зарылся носом в шарф, как если бы уже уснул.

    Кучер снял скобу, скрепляющую вожжи, и взялся за кнут.

    – Ну же, Джимми, дай им воли! – рявкнул охранник сзади.

    Кучер кивнул подручным, что сдернули с лошадей попоны и отступили назад. Стражник протрубил в маленький витой рожок, возница слегка хлестнул кнутом переднюю лошадь в упряжке… Лязг, рывок, экипаж содрогнулся, стены конторы заскользили назад, и вот под прощальные крики подручных и Геркулеса восточный экипаж набрал скорость и с грохотом выкатился со двора.

    С виртуозной ловкостью кучер направил коней точно на восток вдоль реки, а затем на север по главному тракту – туда, где местность начинала повышаться. Темные, узкие улочки понемногу светлели: над миром вставало солнце. Вскоре дома и лавки, проносящиеся по обе стороны дороги, сменились более широкими панорамами полей и изгородей, прогалин и лощин, богато одетых лесом; знакомые городские окрестности остались позади.

    Мимо скалистых кряжей и исполненных дикого великолепия недосягаемых горных вершин с грохотом катила карета, запряженная четверкой лошадей. Путешественники уже приближались к окрестным нагорьям; дорога вилась между величественных дубов, петляла через одетые туманом леса, переходящие в вырубки. Внутри кареты, с тех пор как экипаж выехал со двора, не было произнесено ни слова. Профессор Тиггз, что в час столь ранний обычно разговорчивостью не отличался, уютно свернулся в своем углу и любовался проносящимися за окном пейзажами. В углу слева от него обосновался необычайно сонный мистер Киббл. Между ними восседал доктор, с жадным восторгом взирающий на каждое встречное дерево или куст, к какой бы разновидности они ни относились и в каком бы окне ни промелькнули.

    Сидящая напротив них мисс Мона делила свое внимание между лесистыми ландшафтами и удрученной физиономией мистера Киббла. Горничная Сюзанна, по обе стороны от которой восседало по сестре Джекс, откинулась на подушки и теперь флиртовала со сном. Рот ее открылся, точно торба, веки то и дело вздрагивали при попытках противостоять обаянию Морфея. Между тем мисс Нина, убаюканная мерным перестуком колес, склонила головку на плечо горничной и закрыла глаза; из-под ее капора в беспорядке выбивались завитки каштановых волос.

    Основываясь на собственном опыте, скажу: так оно и бывает с ранними экипажами. Поначалу вы во власти лихорадочного возбуждения оттого, что проснулись в нужный час – не слишком рано (ибо в противном случае чувствуете себя измученным и неотдохнувшим) и не слишком поздно (поскольку при таком раскладе можно смело спать дальше, ибо карета уже уехала без вас). Напряженность порождается именно необходимостью выбора. А когда вы уже проснулись, оделись и наконец-то добрались до конторы пассажирских карет, вас затягивают суета и суматоха, предшествующие отъезду. Но вот вы в экипаже, в пути – и почти сразу же кое-кто из пассажиров делается мрачным и сонным по мере того, как мерное покачивание кареты оказывает свое магическое действие, каковое, не могу не добавить, обладает куда большей силой, нежели любое известное человечеству расхожее снадобье вроде ромашки или валерианы. Искушению задремать противиться трудно, особенно когда снаружи полутьма и холод и год близится к концу.

    Мысли сродни этим, смею предположить, роились в голове мистера Киббла, по мере того как он размышлял над диорамой холмов и лесов, проносящихся за окном; сей достойный юноша еще не вполне оправился после потрясения, пережитого на некоем обдуваемом ветрами холме. То и дело за деревьями мелькали очертания щипцовой крыши или трубы какой-нибудь далекой усадьбы. Повсюду среди ало-желтых крон шныряли белки, заготавливая припасы к надвигающейся суровой поре. Унылые, хмурые дни зимы, конец очередного года, завершение очередного цикла… какие перемены в жизни принесет с собой цикл нового года? – гадал мистер Киббл.

    Все вперед и вперед катил восточный экипаж, неспешно взбираясь в пределы холмистых нагорьев. Вдали, на фоне неба, поднимались багряные горы, поросшие соснами и елями. Теперь перестук колес грозил подчинить своим чарам и профессора Тиггза, однако, выбрав путь активного сопротивления, он превозмог искус и сосредоточился на столбцах «Газетт».

    – Удивительное дело, – раздался голос, что, зазвучав после долгого перерыва, показался куда громче, нежели на самом деле. Помянутый голос принадлежал доктору Дэмпу, который явно решил, что теперь, с восходом солнца, ему самому и его красноречию должно воспрять, точно второму светилу в пределах кареты.

    – Что такое? – откликнулся профессор.

    – Да эти наши средства сообщения. Вы только подумайте, Тайтус. Еще совсем недавно до мест вроде «Итон-Вейферз» из Солтхеда было практически не добраться; разве что самые закаленные путешественники отважились бы на такое. А теперь вот мы мчимся себе по дороге ясным солнечным утром, перепархиваем от одного этапа пути к другому, впереди нас ждет отменный ночлег на уютном постоялом дворе, а завтра к вечеру мы благополучно прибудем в место назначения столь отдаленное! Ну, разве не потрясающе?

    Остальные закивали в знак согласия – все, кроме мисс Нины, чья головка по-прежнему сонно покоилась на плече горничной.

    – Когда я еще молодым студентом только изучал медицину, – проговорил доктор, давая волю языку, как кучер – лошадям, – я однажды надумал отдохнуть недельку в Фишмуте. А вы и без меня отлично знаете, что сегодня дорога от Солтхеда до Фишмута наезжена лучше некуда, раз – и уже на месте. Но в те времена… о, тогда путешествовали иначе! Никаких карет дальнего следования еще не существовало – прямо-таки ни одной. То были времена громотопов! До сих пор помню со всей отчетливостью, что за увлекательное, захватывающее приключение ждало меня среди погонщиков мастодонтов!

    – Да, мир был не тот, что сейчас; совсем иной был мир, это правда, – кивнул профессор, по всей видимости, тоже ударяясь в воспоминания. – О том, что сегодня мы воспринимаем как должное, в те времена и не помышляли.

    – В прошлом месяце в Солтхеде показывали мастодонта; мы с сестрой ходили посмотреть, – подала голос мисс Мона. – Вот ведь громадина: лохматый, рыжий, с длинным хоботом и изогнутыми клыками. Однако для существа столь крупного и могучего глаза у него на удивление выразительные. Они сияли, точно два зеркала, и мне вдруг померещилось, будто в них отражаются его самые сокровенные мысли. Не сомневаюсь, что это существо остро переживало свое унижение – свое падение, если угодно, – потому что, видите ли, мастодонт принадлежал одному из этих кошмарных бродячих цирков. Владельцы приковали его цепью к дубу и заставляли выполнять дурацкие, неуместные трюки на потеху зрителям. Это было почти жестоко.

    – По сути дела, только это беднягам и осталось, – задумчиво протянул доктор. – С тех пор как дороги расчистили и в обиход вошли кареты, спрос на караваны мастодонтов практически исчез. И очень жаль, скажу я вам. Кое-где осталось еще несколько выездов, но и они быстро исчезают.

    – Насколько я знаю, есть еще зверинцы, вот, например, в городе под названием Вороний-Край; там у них и несколько мастодонтов содержатся, – проговорил профессор. – Но, как вы совершенно справедливо заметили, мисс Джекc, зрелище это весьма удручающее, и весьма печальный финал для благородных созданий.

    Мистер Киббл, без особого интереса прислушивавшийся к разговору, вдруг резко приподнялся на сиденье: внимание его привлек некий отдаленный объект. Он поправил очки – как если бы действие столь простое могло заставить его поверить глазам своим – и запустил пальцы в апельсинно-рыжую шевелюру. И указал на окно, изумленно восклицая:

    – Смотрите – громотопы!

    Все посмотрели в указанном направлении – все, даже встрепенувшаяся мисс Нина Джекc, чья прелестная головка при звуках голоса мистера Киббла резко приподнялась над плечом горничной. Маленький отряд мгновенно примолк.

    – Невероятно! – воскликнул доктор.

    – Потрясающе! – воскликнул профессор.

    – Великолепно! – воскликнул секретарь.

    К тому времени карета выехала на относительно ровное плато, и с возвышения открывался превосходный вид на далекую вырубку. У подножия холмов, на фоне густого леса с пятнами вечнозеленых деревьев тут и там, шествовал караван рыжих мастодонтов – примерно с дюжину голов. Подгоняли их трое всадников верхом на лошадях; двое сжимали длинные шесты с развевающимися ярко-красными вымпелами. Как объяснил доктор Дэмп, направляют животных именно посредством этих флажков; с самого рождения мастодонты приучены идти за ними. Замыкал шествие средних размеров грузовой фургон, запряженный парой лошадей; возница яростно гнал их вперед.

    – Похоже, тут целый выезд, – заметил доктор.

    Зрелище заворожило даже суетливую Сюзанну: она выпрямилась на подушке, причем очки туго сдавили ей нос, а капор – голову, и еле слышно выдохнула:

    – О-о-о! Бог ты мой!

    – А что они делают? – осведомилась мисс Нина, впервые нарушив молчание. Голос у нее оказался сладенький и жеманный.

    – Куда они направляются? – спросила ее сестра.

    – Они идут на юг по тропе через старую вырубку, – сообщил мистер Киббл, к которому отчасти вернулась его целеустремленность – теперь, когда мысли его отвлеклись от иных предметов. – Но пассажиров при них нет, а из груза только то, что в фургоне. Кошмарная догадка! Неужто их путь лежит в Вороний-Край?

    – Ох, надеюсь, вы ошибаетесь! – воскликнула мисс Мона. – Поглядите, сколько в них величия, сколько грации, точно лебеди на воде – и при этом каждый шаг исполнен мощи. Я уверена: окажись мы вне кареты, земля сотрясалась бы у нас под ногами.

    Однако пока сотрясался экипаж: дорога круто свернула в сторону, карета – тоже, и громотопов заслонил протяженный, поросший соснами кряж.

    Путешественники вновь откинулись на сиденьях. При виде каравана мастодонтов все воспряли духом, так что теперь, когда взошло солнце и вовсю сиял день, усыпляющее раскачивание кареты уже не оказывало прежнего эффекта. Пассажиры принялись болтать обо всем на свете – по большей части о сущих пустяках, о том и о сем, постреливая глазами туда и сюда, по мере того как нить разговора подхватывал то один, то другой, – и постепенно узнавая друг о друге чуть больше.

    Вскоре стало очевидно, что мисс Нина Джекc принадлежит к совершенно иному типу Джексов, нежели ее младшая сестрица. В то время как мисс Мона отличалась приветливостью и прямотой, мисс Нина держалась отчужденно, говорила относительно мало и по большей части лишь тогда, когда к ней обращались, – в силу застенчивости, или недомогания, или врожденной замкнутости, или даже некоей разновидности кокетства там, где дело касалось джентльменов, – оставалось только гадать. Мисс Мона была весела и ко всем внимательна; мисс Нину занимали не столько спутники, сколько она сама. В какой степени это объяснялось складом характера, в какой – треволнениями путешествия и присутствием чужих и в какой – эмоциональной травмой, вызванной появлением мистера Пикеринга, – неизвестно. Мисс Мона вела себя непринужденно и естественно, то и дело давая волю чувству юмора, причем зачастую подтрунивала над собою же; ее сестра не позволяла себе ничего подобного. Она не смеялась ничьим шуткам, а свои собственные суждения, в свой черед, воспринимала со всей серьезностью, охотно описывала прочим свои достоинства; в общем и целом казалось, что эта юная леди весьма высокого о себе мнения.

    Физически сестры Джекc различались ничуть не меньше. Мисс Мона значительно уступала мисс Нине ростом, а темные, вьющиеся волосы подстригала довольно коротко, так что они по большей части прятались под капором. Волосы ее сестры, более светлого оттенка и значительно более длинные, эффектно рассыпались по плечам. Этот избыток волос поглощал все внимание владелицы: она без устали любовалась ими и играла, накручивая на пальчики непослушные пряди. Доктор подумал про себя, что мисс Нина, со всей очевидностью, принадлежит к числу тех молодых особ, что без ума от собственных локонов; ему не раз доводилось наблюдать подобные случаи. В этом, как и во всем прочем, ей всецело содействовала и споспешествовала Сюзанна. По тому, сколь охотно девушка полагалась на ее неусыпные заботы, было очевидно, что мисс Нина, перефразируя ее сестру, и впрямь всегда ходила у горничной в любимицах. По чести говоря, суетливая Сюзанна почти или даже совсем не обращала внимания на мисс Мону, хлопоча исключительно вокруг старшей сестры.

    Невзирая на то что атмосфера внутри кареты в общем и целом прояснилась, спустя какое-то время мистер Киббл вновь впал в то самое состояние, в котором пребывал прежде. Он откинулся на спинку сиденья, провожая проносящиеся за окном пейзажи долгим, отсутствующим взглядом.

    – С вами все в порядке, мистер Киббл? – осведомилась мисс Мона. – Вам сегодня словно нездоровится. Надеюсь, ничего серьезного?

    – Сущие пустяки, мисс Джекc, уверяю вас, – отозвался секретарь, с явным усилием стряхивая с себя апатию. – Кажется, несварение желудка… не более того.

    – Диспепсия, – поставил диагноз доктор, глубокомысленно кивая.

    – Да. Именно. Вчера за ужином попался неудачный кусок бифштекса, вот и все. Слишком много свиста…

    – Свиста? – недоуменно повторила мисс Мона.

    – Я… я хотел сказать жира… конечно же, слишком много жира. У меня в желудке словно холм застрял… то есть я хотел сказать ком.

    Бедный мистер Киббл! И о чем он себе только думал? Если бы за умение притворяться выдавались призы, держу пари, он бы ни одного не выиграл.

    – Признаюсь, сэр, я очень рада, что это был бифштекс, а не один из пресловутых «зеленых овощей для варки», из-за которых вы с доктором слегка повздорили. Нет-нет, не тревожьтесь, мистер Киббл, я уже вполне оправилась после той дискуссии. И после нашей с вами последней беседы тоже, доктор Дэмп.

    – Ага, юная леди оправилась! – воскликнул доктор, постукивая тросточкой в пол в знак одобрения. – Браво, мисс Джекc! Я в вас безоговорочно верил!

    – И притом должна извиниться перед вами тремя за свое малодушие в таких вопросах, – подхватила мисс Мона. Ее сестра тревожно поглядывала на нее искоса – теперь, когда речь зашла о теме столь щекотливой. – В конце концов я пришла просить вас о помощи в связи с бедствием, постигшим Нину. А значит, последствий не избежать, сколь бы неприятными они ни были. Собственно говоря, вот почему мы все сейчас здесь. Как я дала понять сестре, выбора у нас нет: если мы хотим понять, что происходит, нужно смело посмотреть в лицо опасности.

    Профессор, на которого в очередной раз произвела глубочайшее впечатление сила характера этой миниатюрной девушки, просто-таки просиял.

    – Доктор Дэмп сообщил мне, – продолжала между тем мисс Мона, – о новых необыкновенных событиях, произошедших в городе Солтхеде, о которых мы с сестрой даже не подозревали. Когда же он упомянул о вашей предстоящей поездке в «Итон-Вейферз», признаюсь, я не сумела сдержать любопытства. И тогда доктор был так любезен, что пригласил нас поехать с вами, а я до сих пор никак не могла собраться с духом и извиниться перед вами за то, что мы обременили вас своим присутствием.

    – Право же, это вовсе не бремя, – отозвался профессор, изображая изумление, хотя, судя по выражению лица доктора Дэмпа, ему припомнился иной разговор, имевший место совсем недавно и столь отличный по духу от нынешнего. – И как же нам повезло, что благодаря содействию мистера Банистера с экипажем ждать не пришлось!

    – Все то, что случилось, имеет свое объяснение, и мы его узнаем. Мы никак не можем позволить мистеру Хэму Пикерингу… прости, Нина, но я выскажусь начистоту… мы никак не вправе позволить мистеру Пикерингу, будь он жив или мертв, влиять на ход нашей жизни. Вероятно, как предположил доктор, ваш друг мистер Банистер поможет нам разрешить проблему. А это – дело срочное и насущно-важное; хотя бы потому, что под угрозой здоровье и благополучие моей сестры.

    Джентльмены сочувственно воззрились на мисс Нину. Помянутая юная леди восприняла эти взгляды как нечто само собою разумеющееся – как дань юности и красоте, обреченным на такие страдания, и, потупив глаза, принялась снова накручивать на пальчики каштановые локоны.

    – Я справлюсь, Мона, – проговорила она с легким упреком и добавила, изящно изогнув брови, с жеманством, столь чуждым ее сестре: – Просто, как только я вспоминаю о той кошмарной ночи, это… это невыносимо… туман… и он… бедный мистер Пикеринг… перестук его башмаков…

    – Все в порядке вещей, мисс Джекc, – проговорил доктор Дэмп с суховатой компетентностью лечащего врача. – Будьте уверены, это вполне естественная реакция на шок. И в самом деле, – рассмеялся он, – не каждый же день по улицам слоняются мертвые матросы с золотыми зубами!

    При этих словах мисс Нина внезапно разрыдалась, припав к плечу горничной. Сюзанна обняла ее за плечи, доктор поспешно извинился, потом извинился еще раз, теперь уже перед второй сестрой Джекc – во всем виня, разумеется, свою профессию с ее неизбежными стрессами, – и попытался развеять напряжение, пересказав забавный анекдот-другой из своей практики. Этого оказалось достаточно, чтобы унять фонтаны слез – по крайней мере на время. Так что путешественники продолжали путь в настроении чуть более подавленном, нежели прежде, доктор же дал про себя зарок в будущем осторожнее выбирать слова.

    Вскоре после полудня карета сделала первую остановку – у мирного придорожного трактира. Пассажиры вышли, чтобы воздать должное легкому, но весьма желанному завтраку, а конюх тем временем позаботился о смене лошадей. В трапезе приняли участие все, кроме пассажира империала; тот остался сидеть на козлах, упрямо отвергая приглашения присоединиться к попутчикам.

    – Лошади поданы! – донеслось со двора. – Лошади поданы!

    Путешественники высыпали за дверь и уселись в карету.

    – Доброго пути! – пропел трактирщик.

    – Отбываем! – пропел рожок охранника, и экипаж тронулся с места.

    Дорога неуклонно взбиралась все выше и выше; путешественники все дальше углублялись в горы. Подъем оказался долгим и трудным; если бы не свежие лошади, карета бы вовеки не добралась до вершины. Просторы равнин сменились вздымающимися нагромождениями скал. Воздух сделался холоднее, разреженнее и словно застыл в неподвижности. Кое-где за вершинами проглядывало небо, напоенное прозрачным синим светом, столь характерным для гор. Порою грозные черные кряжи подступали к дороге совсем близко с обеих сторон, грозя задушить; и это, и меланхолически нависающие над тропой деревья весьма способствовали возникновению у кое-кого из пассажиров своего рода клаустрофобии.

    То и дело скалистые отроги расступались, являя взгляду одетые густым еловым и сосновым лесом возвышенности. На неприступных пиках поблескивал снег. Здешние места выглядели дико и непривычно; в воздухе чувствовалось дыхание мороза; путешественники приближались к вершине.

    – А вам доводилось бывать в «Итон-Вейферз», сэр? – осведомилась у профессора мисс Мона.

    – Боюсь, что нет. Я не виделся с мистером Банистером вот уже несколько лет – собственно говоря, с тех пор как он окончил университет, – мы лишь порою обменивались письмами. Умерла престарелая тетя и оставила ему наследство. Я так понимаю, он просто влюблен в усадьбу и пользуется невероятной популярностью среди соседей. Учитывая дальность расстояния, связи с Солтхедом постепенно обрывались; хотя я склонен думать, что с открытием наезженной дороги ситуация улучшится.

    – Эти маленькие общины в высоких нагорьях зачастую и впрямь довольно изолированны, – весьма авторитетно заметил доктор. – В тех местах вы жителей Солтхеда почитай что и не встретите. Большинство гостей съезжаются из северных и восточных городов: из Саксбриджа и Винстермира, из Акстона-на-Долинге, Блора и тому подобных. Их светские вечеринки и охоты просто потрясают великолепием – уж так они развлекаются, эти провинциальные дворяне из Бродшира и Честершира!

    – Не далее чем в пятницу я с превеликим удивлением узнал, – заметил профессор, – что наша гувернантка, мисс Дейл – ей поручено воспитание моей маленькой племянницы, – часто бывала в «Итон-Вейферз». Одна ее родственница, кажется, бабушка, находилась в услужении у покойной тетушки мистера Банистера.

    При упоминании имени Лауры Дейл лицо мистера Киббла преобразилось до неузнаваемости. Он вновь с головой ушел в мрачную задумчивость; утратив всякий интерес к разговору, секретарь откинулся на спинку сиденья и отрешенно глядел в окно, как если бы настал конец света, а ему, представьте, не было до этого ни малейшего дела.

    Доктора же слова профессора ничуть не удручили; напротив, он изумленно огладил бородку.

    – Ваша прелестная мисс Дейл? Вот уж не знал. И когда же она там бывала?

    – Несколько лет тому назад, насколько я понял. У меня сложилось впечатление, что, с тех пор как усадьба перешла в иные руки, она туда не возвращалась, хотя с уверенностью поручиться не могу. Мисс Дейл совершенно не склонна это обсуждать. Ее компетентность и обходительность выше всех похвал, и в том, что касается образования Фионы, я ей безгранично доверяю. Тем не менее, бывают моменты, когда она словно уходит в себя, ничем того не объясняя, и держится до странности отчужденно и сурово.

    – Понятно. Держу пари, тут кроется некая тайна.

    – Более того, она, по всей очевидности, дружна с Гарри Банистером. По крайней мере Лаура дала понять, что они встречались как-то раз много лет назад.

    – Странно все это, – вслух размышлял доктор. – Гарри Банистер не из тех, кого легко выбросить из головы. А прежде она об этом не упоминала?

    – Никогда.

    – Так-таки ни намеком?

    – Нет. Однако она живет у нас в доме лишь несколько месяцев. До сих пор вопрос просто не вставал.

    Доктор явно собирался высказать замечание-другое, как вдруг раздался крик кучера, и кони нервно захрапели. Карета затряслась и задребезжала; проносящиеся мимо деревья и валуны заскользили медленнее. В лицах пассажиров отразился невысказанный вопрос. Они отъехали совсем недалеко; не может же того быть, что это – следующий перевалочный пункт? Тогда зачем останавливаться?

    Слышно было, как кучер и охранник спрыгнули с козел. Кони беспокойно плясали на месте и били копытами. Профессор открыл окно и высунулся наружу поглядеть, что происходит. Он увидел, в чем дело, и глаза его потрясенно округлились.

    – Нужно расчистить дорогу, – сообщил он остальным.

    – А что там такое? – осведомился мистер Киббл.

    – Туша, – возвестил высокоученый доктор, в свою очередь выглянув в окно.

    – Чья туша?

    Ни доктор Дэмп, ни его академический друг с ответом не спешили. Вместо того доктор втянул голову внутрь, открыл дверь и опустил подножку. Они с профессором спрыгнули на землю, а вслед за ними и мистер Киббл; отвлекшись на происходящее, молодой человек снова воспрял духом. Мисс Мона, взяв себя в руки, выглянула за дверцу кареты, одной миниатюрной ножкой встав на ступеньку, и рассмотрела нежданное препятствие во всех подробностях.

    На дороге, прямо перед лошадьми, громоздилась гора спутанной буро-серой шерсти, густой и жесткой. Это была туша какого-то крупного зверя; он лежал на боку спиной к карете, так что Моне не удавалось определить, что это за животное. На шкуре и на застывшей от мороза земле вокруг алели огромные и липкие потеки крови. Именно это и напугало лошадей – вид и запах смерти.

    Мужчины, окружив тушу, обсудили ситуацию. Затем охранник извлек из переднего багажного отделения буксирный трос и привязал к нему зверя за лапы. Объединив усилия, пятеро джентльменов медленно толкали, тянули и тащили тушу – и наконец отволокли ее к обочине.

    Пока тушу затаскивали в подлесок, она отчасти перевернулась, и взгляду открылась удлиненная, массивная морда с тяжелыми челюстями, квадратными ноздрями и крохотными ушками на затылке. Глаз не было; их выклевали хищные птицы. Располосованные горло и живот являли взгляду внутренности. Но больше всего в этом звере удивляли лапы: огромные, смахивающие на лопаты, повернутые под непривычным углом и странно загнутые внутрь.

    – Что случилось, мисс? – воззвала перепуганная Сюзанна. – Что там такое?

    – Должна сознаться, что не знаю, – отвечала мисс Мона, опасливо продвигаясь к выходу еще на несколько дюймов. – Ничего подобного я прежде не видела. Гигантский зверь, кто бы он ни был.

    – А вы уверены, мисс, что он и впрямь сдох?

    – Вполне уверена, Сюзанна.

    Доктор тем временем опустился на колени среди кустов и произвел некую операцию с одной из окоченевших передних лап. Спустя минуту он поднялся, завернул нечто в носовой платок; после чего и он и остальные возвратились под защиту кареты. Экипаж тронулся; за окном вновь заскользили деревья и скалы.

    – Что это было за животное? – полюбопытствовала мисс Мона.

    – Мегатерий, – отозвался доктор. – Хотя и не вполне взрослая особь. Нет, никоим образом. Еще детеныш; скорее всего лишился родителей. И похоже, убили его совсем недавно.

    При этих словах мисс Нина содрогнулась.

    – Мегатерий? – переспросила мисс Мона. – Боюсь, название мне ничего не говорит.

    – Наземный ленивец, – пояснил профессор.

    – Именно, – с энтузиазмом закивал доктор. – Удивительнейшие создания, скажу я вам. Близ побережья они почти не встречаются: предпочитают климат холодный и сухой, как вот здесь, в горах. От природы они очень скрытны; передвигаются крайне медленно, питаются корнями и листьями. По большей части безобидны и не то чтобы умны.

    – А кто же его… убил? – чуть слышно осведомилась мисс Нина.

    – Вообще-то сложно сказать. Кто угодно из целого ряда хищников. Однако не тревожьтесь: напавший, кто бы он ни был, скорее всего уже далеко отсюда. Нам еще повезло, что это детеныш. Будь это взрослый экземпляр, то-то мы повеселились бы, оттаскивая его с дороги! Взрослый мегатерий размером потягается с годовалым мастодонтом. Да, кстати… – Доктор запустил руку в карман, извлек на свет платок и вручил его профессору. – Вот, Тайтус, маленький сувенир для Фионы.

    Весьма заинтригованный, профессор развернул платок. На белой ткани покоился один-единственный огромный коготь, у основания не меньше двух пальцев в поперечнике, на удивление гладкий и заостренный на конце. Дамы задохнулись от изумления; профессор недоуменно изогнул брови; доктор, напротив, был явно весьма доволен собой.

    – О-о-о! Бог ты мой! – выдохнула Сюзанна, давая выход до поры сдерживаемой тревоге.

    – Правда, коготь не медвежий, но замена вполне убедительная, – торжествующе объявил доктор. – В конце концов она же вечно о них твердит! Ну, о медведях.

    – Медведь тут ни при чем, – отозвался профессор, констатируя очевидное.

    – Пф! А кто об этом узнает?

    – Ну, например я.

    – Право же, Тайтус, вам недостает воображения, – улыбнулся доктор. – Вот мы, эскулапы, воображением наделены с лихвой. Это – один из наших главных талантов, по чести говоря. В нашей практике мы всякий Божий день пускаем в ход воображение. А что делать, приходится – пациенты этого ждут.

    – Почему бы мне просто не сказать Фионе, что это – коготь мегатерия, или наземного ленивца, а вовсе никакого не медведя?

    – И снова пф! Да ладно, ладно… давайте, испортите мне сюрприз, если так приспичило!

    – Благодарю вас, Даниэль, – отозвался профессор, пряча сувенир в карман пальто. – Полагаю, у меня еще будет время подумать.

    – А знаете, – заметил доктор спустя некоторое время, заполняя паузу в разговоре, – сдается мне, что лошадям давно пора бы успокоиться. Прислушайтесь повнимательнее: они храпят, а судя по стуку копыт, еще и толкают друг друга. Да и кучер подает голос чаще обычного. Экипаж то и дело кренится на сторону, словно передняя лошадь в испуге шарахается или перестала слушаться поводьев. По мне, так они разнервничались не на шутку. Интересно, почему бы?

    – Я это тоже заметил, – подал голос мистер Киббл. Профессор был по меньшей мере третьим, кто заметил все вышеупомянутые признаки, однако не отозвался ни словом, поскольку убедительным объяснением не располагал.

    Невзирая на проблемы с лошадьми, карета с грохотом катила к следующей остановке. Минул час. Нагромождения скал, на время раздавшиеся перед протяженными лесистыми склонами, вновь подступили к самой дороге. По мнению профессора, было нечто зловещее в том, как густые еловые чащи и головокружительно-высокие скалы словно смыкались вокруг них.

    – А до постоялого двора еще далеко? – осведомилась мисс Мона, по-видимому, разделяющая тревоги профессора.

    – Полагаю, теперь уже нет, дорогая моя леди, – отозвался он. Между его бровями пролегла складка озабоченности. – По моим прикидкам, постоялый двор должен оказаться сразу за следующим…

    Над горами проплыла темная тень.

    – Вы видели? – воскликнул доктор, бросаясь к двери. С этого места ему удалось рассмотреть черное оперение крыльев и кармазинно-красный проблеск. В следующее мгновение тень сгинула, точно ее и не было.

    – Тераторн! – охнул он.

    И профессору сразу же вспомнилась птица, замеченная им в небесах над Солтхедом.

    – Сдается мне, я видела рыжую лисичку: она шмыгнула в кусты, – сообщила мисс Нина, прижав к стеклу изящный пальчик.

    – Тераторн, надо думать, тоже ее углядел. Хотя жалкая это добыча, скажу я вам, для такого хищника. Потрясающе! – Доктор снова поискал глазами птицу и, так ее и не обнаружив, вернулся на место.

    – Вот и слава Богу, доктор Дэмп, – проговорила мисс Мона. – Что за кошмарные твари! Говорят, они возвещают о приближении несчастья.

    – Скорее о пустом суеверии, – парировал доктор, стукнув в пол тростью. – А как они великолепны в полете!.. Вот почему мне хотелось получше рассмотреть красавца, да только он уже куда-то подевался. Надо думать, полетел вслед за лисой.

    – Что это? – закричала мисс Нина, указывая куда-то вдаль.

    – Что вы увидели? – осведомился профессор.

    – Мне на миг примерещился жуткий силуэт… кто-то огромный, темный, гигантского роста, с длиннющими лапами… вон там, на уступе выше по склону холма. Просто стоял там и следил за нами.

    – Вот вам и медведь, – доверительно сообщил доктор своему академическому другу. – Рыщет в поисках добычи – напоследок, пока зима не настала. На диво могучие зверюги, тупорылые медведи, и притом презлобные – куда опаснее любого мегатерия. Господи милосердный, теперь мы и впрямь заехали в первозданную глушь! Кто только не прячется среди этих холмов и лугов! Целые орды медведей и лис появляются словно из-за кулис!.. Эге, да это же прямо стихи! «Лисы» – «кулисы». А вы знаете, что есть на свете люди, которые так всю жизнь и живут тут, в горах? У хозяина постоялого двора, где мы сегодня остановимся на ночь, наверняка найдется для нас в запасе занимательная байка-другая. Для того чтобы выжить в здешних краях, требуется немалое мужество. Никакого мишурного блеска, уж здесь вы мне поверьте!

    – Похолодало, – пожаловалась мисс Мона, неуютно поежившись.

    – Мы на большой высоте. На протяжении последней мили или около того лошади просто из сил выбиваются. Впрочем, до вершины уже рукой подать, после того дорога пойдет все вниз и вниз. К утру мы окажемся в Бродширской долине, оттуда поедем прямиком на восток, потом еще немного поднимемся в гору, а после полудня уже начнутся вересковые пустоши. До «Итон-Вейферз» мы доберемся в аккурат к обеду.

    – Вы, доктор, верно, уже ездили этим путем?

    – Да, но не по этой дороге – в те времена через горы вела лишь верховая тропка. Я несколько лет практиковал в Саксбридже и его окрестностях – вот где холодина-то! – и частенько бывал в разбросанных по нагорьям небольших городках. Места там просто завораживающие! В лесах порою чувствуешь себя слегка заброшенно и одиноко, хотя поддаваться унынию ни в коем случае нельзя.

    – Именно так мисс Дейл описывала «Итон-Вейферз», – проговорил профессор. – Кажется, это общее…

    Карета резко завалилась набок; с козел донесся крик досады. И снова колеса замедлили ход, вращаясь все медленнее и медленнее и, наконец, заскрежетав, застыли на полоске голой земли на дне мрачной лощины.

    – Надеюсь, это не очередная туша, – проговорил профессор. Он открыл окно, окликнул охранника, и тот коротко и сбивчиво объяснил ему со своего места, в чем дело.

    – В чем проблема? – осведомился доктор.

    – Передняя лошадь потеряла подкову. Пустяк, мы вот-вот тронемся.

    Кучер спрыгнул с козел и извлек из багажного отделения инструменты и новую подкову. Не теряющий бдительности охранник зорко оглядывался по сторонам, высматривая потаенные укрытия среди холмов и лесов по обе стороны дороги и нервно барабаня пальцами по эфесу сабли. Лошади, переполошившиеся после столкновения с мегатерием, со временем успокоились, согревшись на подъеме. Но теперь они снова не находили себе места.

    От темнеющих холмов донеслось рычание; по лощине из конца в конец прокатилось до крайности неприятное эхо. Вслед за тем воцарилась зловещая тишина. Лошади задрожали – в том числе и передняя, ногу которой удерживал на весу кучер, прилаживая подкову. Они принюхались к воздуху и, почуяв что-то, забили копытами и прижали уши. Повсюду вокруг мир словно прислушивался и ждал – но чего?

    Коренник, разнервничавшись больше остальных, заржал жутким голосом и рухнул на землю, словно подкошенный ужасом. Стражнику пришлось покинуть свой пост и поспешить на помощь. Конь в итоге поднялся, но теперь затанцевал на месте, роя копытом землю и всхрапывая, – невзирая на то что охранник намертво вцепился в поводья.

    – Джимми, ты бы поторопился! – окликнул он своего приятеля-кучера. Охранник испуганно оглядывался по сторонам, словно во власти недоброго предчувствия. – Нехорошее тут место. Я уж знаю, я чувствую!

    Сорвавшийся с ветки лист задел его по щеке, словно в знак подтверждения. Охранник дернулся, еще больше перепугав коренника.

    – Погоди малость; видишь – я и так стучу что есть мочи, – проворчал кучер, зажимая коленями тяжелую ногу передней лошади.

    Еще несколько резких ударов молотка – и последний гвоздь вошел на место. Выступающие концы по-быстрому отогнули, откусили и заровняли копытным рашпилем. Кучер выпустил лошадиную ногу, и копыто с глухим стуком ударилось о землю.

    – Готово, Джим? – спросил стражник, нетерпеливо приплясывая.

    – Готово, Сэм. Все в полном порядке.

    – Давай-ка лезь на козлы да гони этих треклятых скотин что есть мочи!

    Приятели поспешно вернулись на места. Кучер взялся за вожжи, и карета покатила вперед. Испуганным лошадям еще больше, чем охраннику, не терпелось поскорее убраться из этих сомнительных мест.

    Несколько минут спустя одна из дам – мисс Нина – выглянула в окно и увидела, как среди деревьев вдоль дороги, то появляясь, то исчезая, что-то движется: гигантский четвероногий обитатель леса пробирался сквозь сумерки, держась вровень с каретой.

    – Вон там… там какой-то зверь… да вон же! – охнула она.

    Лошади оглушительно заржали и перешли на галоп. Карета рванулась вперед; пассажиры попадали с сидений. Кучер, изо всех сил натягивая вожжи, доблестно пытался обуздать коней. Однако все его попытки были обречены на провал, и сам он отлично это знал: с лошадьми, почуявшими смертельную опасность, управиться невозможно.

    Экипаж, подскакивая на ухабах, несся вперед. Где-то совсем рядом раздался утробный вой, и из кустов метнулась тень. Однако ж ничего бесплотного в ней не было; зверь прыгнул на карету, и та, содрогнувшись от удара, заходила ходуном. К окну, с той стороны, где сидели профессор и мисс Нина, прильнуло нечто огромное, лохматое и желтое.

    Над козлами зазвенели исступленные вопли и проклятия. Горничная Сюзанна пронзительно завизжала – и рухнула без сознания. Не в состоянии издать ни звука, мисс Мона зажала ладонями рот; сестра в ужасе скорчилась рядом с ней. Джентльмены потрясенно переглянулись.

    Профессор Тиггз, сидевший ближе всех к окну, завороженно наблюдал за тем, как чудовище отпрянуло назад, запрокинув голову и поглядывая вверх, будто собираясь прыгнуть на козлы. Вот теперь он вполне разглядел, что за зверь повис на двери кареты – и всем своим существом ощутил леденящее дыхание ужаса. С его губ сорвались два кошмарных слова:

    – Саблезубый кот!

    Когда заканчивается листопад у липы? Когда опадают листья у липы? Когда заканчивается листопад у рябины? Значение листопада Период листопада у липы

    Начнем по порядку, как заданы вопросы в учебнике заполнять дневник наблюдений. Только помните, что для разной местности осенние изменения наступают в разные сроки.

    Листопад у липы закончился 7 октября, листопад у берез почти закончился 10 октября, с тополей последние листья упали 1 октября, сирень сохраняла листву до 24 октября.

    10 сентября на юг пролетела стая стрижей, а на реке стало непривычно тихо. С 20 сентября, по 10 октября почти каждый день на юг улетают стаи уток и гусей.

    В сентябре лесу еще можно встретить ежика, мышей, белочек, если день теплый, то на тропинки даже выползают змеи.

    Осенний лес с потерей листвы становится прозрачным, часто идут мелкие и холодные дожди, но в лесу все еще бродят немногочисленные грибники.

    Окружающий мир 3 класс: Как правильно заполнить дневник наблюдений за осенней природой в научном дневнике?

    1. Понаблюдай и запиши (число месяц), когда были первые заморозки.
    2. Когда лужи впервые покрылись льдом?
    3. Запиши, когда выпал первый снег?
    4. 4. Отметь, когда покрылась льдом река, озеро, пруд?
    5. Запиши в каком месяце закончился листопад у берез__
      , у лип__, у других деревьев___
      как они называются.
    6. Когда появились стаи перелетных птиц?
    7. Каких животных тебе удалось увидеть осенью?
    8. Другие наблюдения?

    Как удачно, что именно сегодня я могу довольно точно заполнить некоторые графы этого дневника наблюдений.

    Например именно сегодня, 27 сентября лужи утром оказались покрыты первым льдом, хотя первые заморозки начались еще два дня назад 25 сентября.

    Еще любопытней обстоит дело с первым снегом, у нас он падал 24 сентября и это было очень неожиданно.

    Реки в нашем крае покрываются льдом только к концу октября, или даже в начале ноября, хотя озера со стоячей водой конечно покрываются льдом раньше в середине октября.

    Листопад у берез начинается с начала сентября, но окончательно заканчивается только в октябре, пусть это будет 10 число. Примерно в это же время лишаются листвы и липы. А вот осина и тополь облетают уже к концу сентября, это 28-30 числа.

    Первые стаи перелетных птиц потянулись на юг в начале сентября, это были ласточки и стрижи, певчие птицы. Сейчас, в 20-х числах сентября улетают на юг утки.

    Когда недавно я ходила за опятами, я обнаружила, что осенний лес еще жив. В опавшей траве суетятся мыши, было тепло и скакали лягушки, а один раз на пенек вылез бурундук и пронзительно прокричал, что-то свое бурундуковое.

    В сентябре еще можно собирать грибы, хотя под опавшей листвой трудно найти подберезовики и рыжики, а вот опята оккупировали многочисленные пни в соседнем лесу.

    Происходит это потому, что кроме хлорофилла, в листьях имеются и другие окрашивающие вещества. Особенно обильным бывает он в конце сентября и первой декаде октября. В какой период начинается и заканчивается листопад у липы и березы?

    С наступлением сентября деревья понемногу начинают сменять летний изумрудно-зеленый окрас листьев на осенний желтый. К середине сентября листья березы становятся охристо-золотыми и постепенно начинают опадать.

    У многих деревьев листопад проходит неравномерно, то есть бывает в разное время. Например, после первого сильного заморозка начинается листопад у липы и кленов. Береза же к этому времени уже сбросила большую часть листьев.

    Однозначно ответить на вопрос, когда завершается пора листопада, сложно. Замечено, что сначала теряют листья тополя, затем дубы и рябины. Сбрасывание листьев у деревьев служит еще для одной цели – крона под снеговым покровом имеет значительный вес. Ветви деревьев, особенно молодые, не в силах выдержать такую нагрузку. Благодаря процессу фотосинтеза в листьях к началу осени накапливается большое количество вредных веществ, которые с началом листопада удаляются вместе с опавшими листьями.

    Тополь В период листопада взрослые деревья тополя теряют треть листьев в период с 15 по 20 сентября, в первой декаде октября в кроне тополя остается до 10% листвы. Молодые тополя остаются в зеленом наряде дольше старых деревьев, они позже желтеют и сбрасывают листья. Дуб Опадение листьев у дуба начинается в первой половине сентября, примерно через 30 дней деревья полностью лишаются своих листьев.

    Дубовые листья сразу приобретают коричневую окраску, вместе с листьями с дерева опадают и созревшие желуди. Рябина Осенняя рябина будто окрашена акварелью, ее листья не желтеют, а приобретают розовую окраску, начинается процесс листопада примерно в начале октября, а заканчивается к 1 ноября.

    Листопад яблонь наступает к третьей декаде сентября и заканчивается во второй половине октября. Береза — это целый род листопадных кустарников и деревьев семейства Березовые, который распространен практически во всем Северном полушарии. Нам береза больше известна как дерево высотой до 45 метров и обхватом до полутора метров.

    Да, многие из нас недолюбливают это время года из-за постоянных дождей и слякоти, однако без сомнения — ранняя осень очень красива за счет меняющих свой цвет деревьев. Например, та же береза начинает менять окрас примерно в 20-ых числах августа, хотя это, конечно, зависит в том числе от погоды.

    Однако, повторимся, все зависит от погоды в регионе. В случае, если по каким-либо причинам погода изменилась настолько, что с привычных +20°C температура опустилась до -5°C, то листопад начинается практически сразу с первыми заморозками. Остатки листьев, которые могут оставаться на деревьях даже в случае активного листопада, как правило опадают уже после третьих-четвертых сильных заморозок и это касается большинства деревьев.

    Деревья в пору листопада

    Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с обратной активной ссылкой на наш сайт, не закрытой от индексации поисковыми системами. Красив осенний лес, когда начинается листопад. Лесные поляны оделись в желтые цвета, а речные долины — в винно-красный и розовый оттенок. Во второй половине сентября разноцветными бывают и тополя: одни из них становятся лимонно-желтыми, другие — почти оранжевыми, некоторые — золотисто-желтыми.

    К концу сентября и это крепкое, могучее дерево покоряется общим законам природы — становится соломенно-желтым. Правда, тополь и береза сбрасывают листья задолго до общего похолодания. У осины листопад заканчивается на 5−6 дней раньше, чем у березы. Старые тополя к 15−20 сентября оголяются на треть, а к 10 октября на деревьях остается не более 10−12% листьев.

    Особенности листопада

    Листопад у различных деревьев проходит неравномерно и продолжается порой несколько недель. Вот несколько осин, ильмов, вязов, ясеней и яблонь стоят почти обнаженные, а не так далеко от них — деревья такого же возраста, но с еще почти полностью сохранившейся шелестящей листвой.

    Сентябрь — первые признаки приходящей осени уже заметны на деревьях. Береза первая начинает играть в осенних лучах еще теплого солнца желтизной листьев, кроны деревьев накидывает первая заметная позолота. 23 августа 2016 года вдоль дорог в пригородах Санкт-Петербурга (конкретно Осельки, Лесколово, Екатериновка) наблюдал багровые клёны целиком и отдельными ветвями.

    Видимо дело в сочетании влаги, тепла и светлого времени суток. Лето было очень дождливым и умеренно тёплым. И уже к средине месяца оголяются леса. В Ленинградской, Псковской и Новгородской области окончание листопада березы и рябины наблюдается в среднем 14 октября. В октябре от нас улетают вертишейки, пеночки, сорокопуты, коростели. В первых числах месяца отмечается (в среднем) массовый пролет гусей в Тверской и Ярославской областях.

    Их массовый отлет отмечается в Тверской области 18.10, в Подмосковье – 6.10, во Владимирской и Орловской областях – 8-9 октября. Заканчивается отлет скворцов, как правило, в последней декаде месяца. За скворцами уходит в отлет кряква. Отдельные птицы остаются у нас на зиму. И не только грачи зимуют в наших городах.

    Начало осени – 29 дней: с 26 августа по 24 сентября. Листопад у березы начинается примерно в первой половине сентября и длится он на протяжении еще 20 дней, то есть это дерево полностью опадает к концу сентября-середине октября.

    Листопад — уникальное явление в жизни деревьев и кустарников. Чтобы ответить на вопрос о том, когда начинается и когда заканчивается листопад у рябины, березы, осины, клена или любого другого растения, надо учесть несколько факторов. Очень важны регион произрастания деревьев и кустарников, вид погодные условия конкретного времени года и некоторые другие особенности. Листопад играет важную роль не только в жизни конкретных видов растений, но и всей природы.

    Значение листопада в природе

    Благодаря ему деревья и кустарники регулируют процесс испарения и уровень расхода влаги. В холодное время года корневая система не может всасывать из почвы то количество жидкости, которая обеспечивала бы полноценное питание растений. Чтобы избежать гибели в зимний период, деревья вынуждены избавляться от листьев. Так как именно эта часть растений требует наибольшего количества воды.

    На ветках, освободившихся от листьев, зимой не будет скапливаться много снега. Под его тяжестью не будут страдать ветви и ствол. Опавшие и кустарников, отмершие части травянистых растений являются важными элементами в процессе почвообразования. В в листовых пластинах растений накапливается большое количество токсических веществ. Освобождение от вредных для роста и развития элементов происходит тогда, когда опадают листья.
    У рябины, березы, осины, ели, сосны и любого другого растения это явление происходит по-своему. Фенологические наблюдения дают огромный материал для изучения листопадного явления.

    Когда наступает осень в жизни растения?

    Как известно, год делится на четыре времени года. По календарю на осень отводится период с 1 сентября по 30 ноября. Надо сказать, что деление условно, и в жизни эти сроки никогда не выдерживаются.

    Происходит это по той причине, что сменные периоды для каждого вида устанавливаются отдельно. Например, когда заканчивается листопад у рябины и она готовится к условиям выживания зимой, все к этому времени уже завершили цикл своего роста, так и не дожив до календарной осени.

    в природе

    Наступление осени отмечается определенными признаками. Их можно заметить как в живой, так и в неживой природе.

    Уменьшение продолжительности дня и понижение среднесуточной температуры воздуха — это один из основных показателей, влияющих на жизнь представителей живой природы. Температура воздуха от плюс 15 градусов с постепенным понижением до нуля относится к осеннему периоду. Именно при таких ее показателях начинают происходить изменения в жизни большинства растений. Так что и среднесуточный температурный режим указывают на то, когда начинается листопад у рябины, березы, дуба, осины и других лиственных растений.

    Народные приметы

    На основе многовековых наблюдений за природой, которые ведутся людьми, составлены приметы. По ним можно предугадать характер предстоящего времени года, количество урожая овощей, фруктов, зерновых культур. Надо сказать, что достоверность многих примет очень высока, и сегодня ученые могут объяснить и обосновать их суть. Когда заканчивается листопад у рябины, на ее ветках очень заметны ярко-красные ягоды. Одна из примет гласит, что богатый урожай рябины — к суровой зиме. Но этот же факт указывает и на то, что когда цвело дерево, стояла отличная погода, и пчелам ничего не помешало опылить его цветы.
    В народе принято считать, что когда заканчивается листопад у рябины, сирени, наступает период предзимья. До наступления зимы остаются считаные дни.

    Внимание, только СЕГОДНЯ!

    Все интересное

    Информацию для детей, касающуюся тех или иных знаний, необходимо подбирать с учетом ее простоты и легкости в усвоении: дети должны прекрасно понимать, о чем идет речь. В противном случае это не принесет пользу ни ребенку, ни его родителям. Знания –…

    Для защиты растений от морозов рекомендуется с приходом первых холодов их укрывать. Использовать для этого можно самые различные материалы.Самым простым способом защиты теплолюбивых растений является укрытие их слоем опавших листьев. Они прекрасно…

    Лист является одной из главных частей побега. Его основные функции – это фотосинтез (образование органических веществ из неорганических на свету), газообмен и испарение воды. Сходства и различия между листьями разных растенийЛистья разных растений…

    Все любят осенний листопад, когда «березы желтою резьбой
    блестят в лазури голубой». Но что такое листопад с биологической точки зрения, и каково его значение в жизни растений? Листопад с биологической точки зрения
    В местах, где…

    Деревья в засыпанном снегом лесу кажутся омертвевшими и полностью безжизненными. Однако это далеко не так. Даже в лютые трескучие морозы жизнь не покидает эти величественные растения. В зимний период деревья отдыхают и накапливают энергию, чтобы с…

    Наступает осень, день становится короче, листья на деревьях желтеют, краснеют и скручиваются, а потом и вовсе опадают. Листопад – это очень красивое явление, но почему деревья каждую осень сбрасывают свою одежду? Дело в том, что так дерево экономит…

    Осень богата на урожаи. На полях зреют злаковые культуры, в лесу появляются грибы, поспевает урожай в садах, не исключение и рябина. Зачастую это дерево используется для озеленения, особенно привлекательно оно бывает весной — во время цветения, и…

    Для того чтобы нарисовать ветвь рябины, необходимо отразить в рисунке особенности строения побегов и листьев этого дерева и изобразить грозди ягод. Сначала прорисовываются ветки, ягоды изображаются в последнюю очередь. Инструкция 1Начните рисунок…

    Растительный мир готовится к зимней стуже, так же как и человек. Но у него больше преимуществ. По некоторым изменениям в движении воздуха или звезд растения чувствуют, как скоро наступят холода, насколько сильными они будут. Они сами знают об этом и…

    Нашим предкам народные приметы осени помогали определить, будет ли урожайным следующий год, какую погоду ожидать зимой или весной. Современные люди потеряли способность самостоятельно прогнозировать погоду, так как следят за изменениями климата и…

    Какое значение имеет листопад в жизни растений? Большое. Листья сделали свою работу по обеспечению дерева питательными веществами на протяжении всей весны и лета и теперь могут уйти.Какое значение имеет листопад в жизни растений? Важное. Если листья…

    Для всестороннего развития дошкольников в детском саду и младших школьников крайне необходимо обращать внимание на природные изменения сезонов: весны, лета, осени, зимы. Например, с началом осени и нового учебного года можно провести урок…

    Уже в первые сентябрьские деньки на деревьях отчетливо проявляются характерные признаки очередного времени года. Их несет неизбежно надвигающаяся осень. Листопад у каждого вида дерева наступает в свой срок.Особенности листопадаНаблюдая за деревьями,…

    Всем известна рябина обыкновенная — дерево, без которого тяжело представить палисадник при доме, тенистый уголок парка, аллею на городском бульваре. Однако продолжительность жизни рябины наряду с особенностями её роста, а также полезные и…

    Каким должно быть сочинение на тему «Осенний листопад»? Однозначно описательным, поскольку здесь важно изобразить своими словами картинку, воспроизвести пейзаж. А это возможно только методом подбора грамотных слов. Что ж, следует об этом…

    Начиная с поздней осени и затем на протяжении всей зимы древесные и кустарниковые породы флоры нашего края пребывают в состоянии покоя. Такие зимние явления в жизни растений обуславливаются многими причинами. Среди них — значительное понижение…

    Березы относятся к листопадным растениям, каждый год они сбрасывают листья, чтобы весной вновь обзавестись свежей зеленой «одежкой». Когда заканчивается листопад у берез? Это часто спрашивают школьники. Наш материал поможет разобраться в этом и узнать множество интересных фактов о данном сезонном явлении.

    Что такое листопад?

    Под столь знакомым каждому термином подразумевается биологический процесс, во время которого листва деревьев, утратившая хлорофилл, отделяется от стеблей и падает на землю. Для данного процесса характерны следующие признаки:

    • Осенью деревья приобретают различную красочную окраску, от желтой и оранжевой до малиновой и багрово-красной. Происходит это потому, что перед опадением листьев в их составе разрушается хлорофилл, пигмент, придающий им зеленый цвет.
    • Листья приобретают возможность легко отделяться от ветки даже при небольшом порыве ветра за счет того, что происходит формирование особого отделительного слоя, нарушающего связь листа и его стебля.
    • За счет этого сезонного явления деревья освобождаются от тех вредных веществ, которые за сезон активного роста накопились в листьях.
    • С помощью листопада растения защищаются от излишней потери влаги, которую добыть из почвы в суровое зимнее время становится очень затруднительно.

    Мы рассмотрели основные признаки важнейшего сезонного изменения в жизни деревьев. Теперь познакомимся с тем, когда заканчивается листопад у березы, а также когда он начинается.

    Береза

    Ранняя осень характеризуется еще теплыми погодными условиями, столбик термометра нередко имеет плюсовое значение, однако могут выпадать осадки в виде мороси и инея. Деревья начинают желтеть, играя в лучах уже тусклого солнца потрясающе красивой расцветкой. В первую неделю сентября тонкоствольное дерево начинает терять свою листву.

    Средняя продолжительность опадения листвы зависит от погодных условий и может составлять от 15 до 20 суток. Ответ на вопрос о том, в каком месяце закончился листопад у берез, можно дать такой: сентябрь (последние дни этого месяца) или же октябрь (первая его половина).

    Особенности процесса

    Береза относится к деревьям, которые начинают терять листву одними из первых, наряду с осинами, кленами, липами. Рассматривая, когда заканчивается листопад у берез, следует отметить, что к концу октября эти красивые деревья стоят полностью голые. Опадение листвы у растения начинается с 15 сентября, завершение — примерно к 5 октября, но более точной даты назвать невозможно — все зависит от природных условий каждого конкретного года. Основная активность процесса начинается после первых заморозков, которые, как правило, приходятся на последние дни сентября (примерно с 28-го числа).

    Народные приметы

    Мы рассмотрели, когда заканчивается листопад у березы. Почему людям необходимы эти знания? Прежде всего наблюдение за природой интересно само по себе. Однако есть и несколько народных примет, которые использовали еще наши далекие предки, чтобы предугадывать погоду. Некоторые из них по-своему интересны:

    • Если с березы и дуба листва опадает одновременно и равномерно — стоит ждать мягкую зиму.
    • Суровая зима ожидается, если дубы и березы оголяются в разное время.
    • Листья пожелтели, но к сроку не опали — будут заморозки.
    • Листва на белоствольном дереве не опала в первую неделю октября — снег в этом году выпадет поздно.
    • Листопад проходит «по сценарию», дерево вовремя сбрасывает свою листву — стоит ожидать длительную оттепель в конце января.

    К сожалению, точно ответить на вопрос, какого числа заканчивается листопад у берез, невозможно, однако каждый может определить примерные временные рамки: процесс опадения листвы у традиционного русского дерева завершается к концу сентября или началу (реже — второй половине) октября.

    Когда дни становятся короче, а солнце уже не так щедро делится с землей своим теплом, наступает одно из самых красивых времён года — осень. Она, словно загадочная волшебница, меняет мир вокруг и наполняет его сочными и необычными красками. Заметнее всего эти чудеса происходят с растениями и кустарниками. Они одни из первых откликаются на перемены погоды и наступление осени. Впереди у них целых три месяца, чтобы подготовиться к зиме и расстаться со своими главными украшениями — листьями. Однако, сначала, деревья непременно порадуют всех вокруг переливами цвета и безумством красок, а опавшая листва бережно укроет своим покрывалом землю и защитит ее самых мелких жителей от сильных морозов.

    Осенние изменения с деревьями и кустарниками, причины этих явлений

    Осенью происходят одни из самых главных перемен в жизни деревьев и кустарников: изменение цвета листвы и листопад. Каждое из этих явлений помогает подготовиться им к зиме и пережить столь суровое время года.

    Для лиственных деревьев и кустарников одной из главных проблем в зимнее время года является недостаток влаги, поэтому осенью все полезные вещества начинают накапливаться в корнях и сердцевине, а листья опадают. Листопад помогает не только увеличить запасы влаги, но и сэкономить их. Дело в том, что листья очень сильно испаряют жидкость, что очень расточительно зимой. Хвойные деревья в свою очередь могут позволить себе покрасоваться иголками и в холодное время года, так как испарение жидкости с них происходит очень медленно.

    Еще одной причиной листопада является большой риск для веток быть сломанными под напором снежной шапки. Если бы пушистый снег ложился не только на сами ветки, но и на их листья, они не выдержали такой тяжелой ноши.

    Кроме того, в листьях со временем накапливается много вредных веществ, избавиться от которых получается только при листопаде.

    Одной из недавно раскрытых загадок является тот факт, что лиственные деревья, помещенные в теплую среду, а, значит, не нуждающиеся в подготовке к холодам, также сбрасывают листья. Это говорит о том, что листопад связан не столько со сменой времен года и подготовкой к зиме, сколько является важной частью жизненного цикла деревьев и кустарников.

    Почему осенью листья меняют цвет?

    С наступлением осени деревья и кустарники решаются сменить изумрудный цвет своих листьев на более яркие и необычные цвета. При этом, у каждого дерева свой набор пигментов-«красок». Эти изменения происходят из-за того, что в листьях содержится особое вещество, хлорофилл, который превращает свет в питательные вещества и придает листве зеленый цвет. Когда дерево или кустарник начинают запасать влагу, и она уже не поступает к изумрудным листьям, а солнечный день становится значительно короче, хлорофилл начинает распадаться на другие пигменты, которые и придают осеннему миру багряные и золотистые тона.

    Яркость осенних красок зависит от погодных условий. Если на улице стоит солнечная и относительно теплая погода, то осенние листья будут яркими и пестрыми, а если часто идет дождь, то коричневыми или тускло-желтыми.

    Как осенью меняют цвет листья разных деревьев и кустарников

    Буйству красок и их неземной красотой осень обязана тому, что у листвы всех деревьев разные сочетания цветов и оттенков. Наиболее часто встречается багряный цвет листьев. Багряным окрасом могут похвастаться клен и осина. Эти деревья очень красивы осенью.

    Листья березы становятся светло-жёлтыми, а дуба, ясеня, липы, граба и орешника — буровато-желтыми.

    Орешник (лещина)

    Тополь быстро сбрасывает свою листву, она лишь начинает набирать желтизну и вот уже опала.

    Кустарники также радуют разнообразием и яркостью красок. Их листва становится желтой, фиолетовой или красной. Виноградные листья (виноград — кустарник) приобретают неповторимый темно-пурпурный цвет.

    Пунцово-красным оттенком выделяются на общем фоне листья барбариса и вишни.

    Барбарис

    От желтого до красного цвета могут быть осенью листья рябины.

    Алеют вместе с ягодами листья калины.

    Бересклет одевается в фиолетовые одежды.

    Красный и пурпурные оттенки листвы определяет пигмент антоцианин
    . Интересным является тот факт, что он полностью отсутствует в составе листьев и может образовываться только под воздействием холода. Это означает, что чем морознее дни, тем более багряным будет окружающий лиственный мир.

    Однако, есть растения, которые не только осенью, но и зимой сохраняют свою листву и остаются зелеными. Благодаря таким деревьям и кустарникам оживает зимний пейзаж, а многие животные и птицы находят в них свой дом. В северных краях к таким деревьям относят деревья: сосну, ель и кедр. Южнее количество таких растений еще больше. Среди них выделяют деревья и и кустарники: можжевельник, мирт, тую, барбарис, кипарис, самшит, горный лавр, абелию.

    Вечнозеленое дерево — ель

    Некоторые лиственные кустарники тоже не расстаются со своей изумрудной одежкой. К ним относят клюкву и бруснику. На Дальнем Востоке есть интересное растение багульник, листья которого не меняют осенью окраску, а сворачиваются осенью в трубочку и отпадают.

    Почему листья опадают, а хвоинки нет?

    Листья играют большую роль в жизни деревьев и кустарников. Они помогают создавать и запасать питательные вещества, а также накапливают минеральные компоненты. Однако, зимой, когда возникает острая нехватка света, а, значит, питания, листья только увеличивают расход полезных компонентов и вызывают чрезмерное испарение влаги.

    Хвойные растения, которые чаще всего растут на территориях с довольно суровым климатом очень нуждаются в питании, поэтому не сбрасывают свои иголки, выполняющие роль листьев. Хвоя прекрасно приспособлена к холодам. В иголках сосредоточено очень много пигмента хлорофилла, который и преобразует из света питательные вещества. Кроме того, они имеют небольшую площадь, что значительно уменьшает испарение с их поверхности столь необходимой зимой влаги. От холодов иголки защищены особым восковым покрытием, а благодаря веществу, в них содержащемуся, они не промерзают даже в сильные морозы. Воздух, который захватывают иголки создает вокруг дерева своеобразный изоляционный слой.

    Единственным хвойным растением, которое расстается на зиму со своими иголками является лиственница. Она появилась в глубокой древности, когда лето было очень жарким, а зимы невероятно морозными. Эта особенность климата привела к тому, что лиственница стала сбрасывать свои иголки и не нужно было защищать их от холодов.

    Листопад, как сезонное явление, наступает у каждого растения в свой определенный срок. Это зависит от породы дерева, его возраста и особенностей климата.

    Раньше всего расстаются со своими листьями тополь и дуб, затем наступает время рябины. Яблоня одной из последних сбрасывает листья, и, даже, в зимнее время, на ней могут еще оставаться несколько листочков.

    Листопад у тополя начинается в конце сентября, а к середине октября он полностью заканчивается. Молодые деревья дольше сохраняют свою листву и позже желтеют.

    Дуб начинает терять свои листья в начале сентября и через месяц полностью лишается своей кроны. Если заморозки начинаются раньше, то листопад происходит значительно быстрее. Вместе с листьями дуба начинают осыпаться и желуди.

    Рябина начинает свой листопад в начале октября и до 1 ноября продолжает радовать своими розовыми листьями. Считается, что после того, как рябина расстается с последними листьями, начинаются промозглые зябкие дни.

    Листья на яблоне начинают золотиться к 20 сентября. К концу этого месяца начинается листопад. Последние листья осыпаются с яблони во второй половине октября.

    Вечнозеленые растения и кустарники не теряют свою листву даже с наступлением холодов, как это делают обычные лиственные породы. Постоянный лиственный покров позволяет им пережить любые погодные условия и сохранить максимальный запас питательных веществ. Конечно, такие деревья и кустарники обновляют свои листья, но процесс этот происходит постепенно и практически незаметно.

    Вечнозеленые растения не сбрасывают сразу все свои листья по нескольким причинам. Во-первых, тогда им не приходится тратить большие запасы питательных веществ и энергии для выращивания молодых листьев весной, а во-вторых, их постоянное наличие обеспечивает беспрерывное питание ствола и корней. Чаще всего вечнозеленые деревья и кустарники произрастают на территориях с мягким и теплым климатом, где и зимой стоит теплая погода, однако, встречаются они и в суровых климатических условиях. Наиболее распространены такие растения во влажных тропических лесах.

    Такие вечнозеленые растения, как кипарисы, ели, эвкалипты, некоторые виды вечнозеленых дубов, родендрон можно найти на широкой территории от суровой Сибири до лесов Южной Америки.

    Одним из наиболее красивых вечнозеленых растений является голубая веерная пальма, которая произрастает в Калифорнии.

    Необычным видом и высотой более 3 метров отличается средиземноморский кустарник олеандр.

    Еще одним вечнозеленым кустарником является гардения жасминовая. Ее родиной является Китай.

    Осень — одно из самых красивых и ярких времен года. Всполохи пурпурных и золотистых листьев, готовящихся разноцветным ковром покрыть землю, хвойные деревья, пронизывающие своими тонкими иголками первый снег и вечнозеленые растения, всегда радующие глаз, делают осенний мир еще более восхитительным и незабываемым. Природа постепенно готовится к зиме и даже не подозревает, насколько завораживают взгляд эти приготовления.

    Почему «сходит с конвейера» вызывает проблемы у поездов

    Жители пригородных поездов могут смеяться, но скользкие рельсы — не шутка.

    Оставление на линии может вызвать серьезные сбои (Фото Rail Photo / Construction … [+] Photography / Avalon / Getty Images)

    Getty Images

    В Северном полушарии официально наступила осень, которая для многих означает возвращение к более темным вечерам, уютному трикотажу, горячему шоколаду и всему приправленному тыквой. * Но для тех, кто управляет железнодорожными сетями, каждая осень приносит с собой вызов: листья на линии.

    Несмотря на то, что пассажиры высмеивают и рассматривают как оправдание, а не оправдание задержек поездов, падение листьев на рельсы действительно проблематично. Причина в том, что они изменяют взаимодействие между стальными колесами поезда и стальным рельсом, по которому он движется.

    Современные поезда невероятно эффективны при перемещении грузов (и людей), отчасти из-за того, что они испытывают очень маленькое сопротивление качению. Сопротивление качению — это сила, которая противодействует движению, которое в первую очередь вызвано деформацией, которую колесо испытывает под весом любого транспортного средства, на котором оно находится.Если это колесо имеет резиновую шину, оно сильно деформируется, увеличивая контакт колеса с дорогой и приводя к высокому сопротивлению качению. Велосипедисты могут почувствовать это в своих усталых ногах после поездки, особенно если их шины не накачаны полностью. Владельцы легковых и грузовых автомобилей видят результат в своих счетах на топливо — Министерство энергетики США заявляет, что 4-7% топлива в бензиновом (бензиновом) автомобиле идет на преодоление сопротивления качению. Для грузовиков эти проценты еще выше. Напротив, стальные колеса поезда деформируются очень мало, а это означает, что только небольшой участок колеса — площадь размером с монету в пять пенсов или десять центов — действительно соприкасается с рельсами.Это снижает сопротивление качению.

    Это также означает, что поезда работают с гораздо меньшим сцеплением с дорогой, чем автомобили с резиновыми шинами. Коэффициент трения — который в данном случае можно считать мерой сцепления — между новой шиной и сухой дорогой может достигать 0,9. ** Между стальным колесом и стальным рельсом он больше похож на 0,5, хотя на практике это часто намного ниже этого. Но до тех пор, пока коэффициент трения остается выше 0,17 (таблица 1 здесь), поезд обычно может получить необходимую тягу.

    Вот здесь и появляются листья.

    Листья в основном состоят из воды, но они также содержат ряд других веществ, включая целлюлозу, пектин и жирные кислоты. Когда они падают на железнодорожную ветку или их уносит турбулентность проезжающих поездов, они могут прилипнуть к ней. Каждый раз, когда поезд проезжает по листьям, они сжимаются, выделяя эти вещества. Со временем мульча из листьев превращается в темное, сверхскользкое покрытие, которое трудно удалить. [Точный механизм, с помощью которого это происходит, до сих пор в некоторой степени окутан тайной — вполне возможно, что тепла, генерируемого трением между материалами, способствует формированию этого слоя ].

    Эта листовая мульча действует как смазка — она ​​уменьшает полезный контакт между колесом и рельсом. Некоторые подсчитали, что коэффициент трения между колесом и рельсом, покрытым влажной листовой мульчей, может быть всего 0,015 — в десять раз ниже, чем нужно поезду.

    Из-за отсутствия тяги поезду сложнее разогнаться и достичь крейсерской скорости, а это означает, что поездка между станциями занимает больше времени. Это также снижает эффективность торможения, увеличивая тормозной путь в два-три раза.Таким образом, чтобы избежать обгона сигнала или станции, водители должны задействовать тормоза намного раньше, чем на сухой трассе. В общем, скользкий рельс ведет к гораздо более медленному путешествию. Лучше это, чем опасный инцидент.

    Так как же это решают руководители железных дорог?

    Стандартный подход заключается в отправке парка специальных транспортных средств — так называемых поездов для обработки головки рельсов (RHTT) — для очистки и обслуживания рельсов. Очистка осуществляется струями воды под высоким давлением, которые сдувают листовой слой.RHTT также могут покрывать участки рельса липким гелем, наполненным песком и крошечными частицами стали и железа, чтобы увеличить трение между рельсом и колесом. В период с октября по декабрь этого года в Великобритании Network Rail RHTT обработает 1,04 миллиона миль (1,67 миллиона км) путей.

    «Братский поезд» (поезд, использующий щетку для мокрого снега) национальной государственной железнодорожной компании Франции … [+] SNCF, очищает рельсы, чтобы удалить листья на линии (Фото: GUILLAUME SOUVANT / AFP via Getty Images )

    AFP через Getty Images

    За прошедшие годы было испытано множество других технологий, некоторые из которых будут приняты железнодорожными компаниями.Они включают воду, наполненную пузырьками, активируемыми ультразвуком, и высокотемпературную плазму, созданную из азота, извлеченного из воздуха.

    Некоторые даже используют лазеры, например, железная дорога Лонг-Айленда в Нью-Йорке, которая описывает себя как «самую загруженную пригородную железную дорогу в Северной Америке». В его парке есть два «лазерных поезда», изобретенных голландцами, каждый из которых, как и следовало ожидать, представляет собой отдельную систему для генерации лазерного света. Деловая часть лазерного поезда — это блок, установленный рядом с колесами, и он состоит из пары инфракрасных лазеров.Когда поезд сталкивается с участком рельса, покрытым слоем скользкого листа, на рельс направляются сильно сфокусированные импульсы лазерного света. Его длина волны такова, что он отражается от рельса, но поглощается листьями. Это нагревает их так быстро, что они испаряются, не повреждая рельс. Текущая максимальная скорость, которую может двигаться лазерный поезд, по иронии судьбы довольно низкая — всего 25 миль в час (40 км / ч). Но, согласно их веб-сайту, компания в настоящее время строит автономный вагон, который можно зацепить за любой поезд.Они говорят, что он может работать на скорости 60 миль в час (около 97 км / ч).

    Всего пару недель назад исследователи из Шеффилдского университета объявили о своем изобретении — узкой струе воздуха под высоким давлением, наполненной гранулами сухого льда (твердый диоксид углерода). При распылении на рельс этот поток замораживает листовой слой. И поскольку твердые частицы быстро превращаются в газ CO 2 — посредством сублимации — они расширяются, отталкивая теперь хрупкие листья от поверхности рельса. Система тестировалась в течение нескольких лет — сначала на существующих RHTT, а теперь и в пассажирских поездах, курсирующих по Северной железнодорожной сети.По словам Роба Каммингса, менеджера по сезонным усовершенствованиям компании Northern, листья на конвейере являются «одним из самых больших рисков для нашей производительности в октябре и ноябре», поэтому сеть «очень рада протестировать эту новую технологию».

    Итак, хотя не существует простого решения проблемы покрытых листьями рельсов, будьте уверены, есть много людей, которые упорно трудятся, чтобы минимизировать их воздействие.

    * Здесь, в Южном полушарии, сейчас весна. Не уверен, что когда-нибудь привыкну к переворачиванию сезонов 🙂 #IrishinNZ

    ** Я много говорю о коэффициенте трения в своей новой книге Sticky: The Secret Science of Surfaces .Он будет опубликован 11 ноября (Европа), 1 февраля (Северная Америка), 1 марта (остальной мир)

    Для осенней листвы этой осенью не упускайте из виду близлежащие цвета

    ПОРТЛЕНД, Мэн. Обычно люди охотятся за захватывающими горными пейзажами, когда они выходят на улицу, подглядывая за картинами.

    Но длинные поездки не нужны. Вам даже не нужно собирать обед. Ярко-красные, золотые и удивительные пурпурные цвета осени присутствуют повсюду, даже в миниатюрных пейзажах вашей пешеходной тропы или вашего собственного двора.

    Подумайте только о маленьком.

    По часовой стрелке, слева: опавшие осенние листья покрывают тротуар; Фиолетовые листья выделяются на золотом фоне пешеходной дорожки в Портленде; Листья меняют цвет с зеленого на золотистый. Кредит: Трой Р. Беннетт / BDN

    Я сделал эти фотографии за два утра, гуляя с собакой по тропе Фор-Ривер в Портленде. Он следует по полюсной линии от внешней улицы Конгресс-стрит, рядом с рекой Фор, до Томпсон-Пойнт. По пути он огибает железнодорожные пути, торговый центр, спортивные площадки и канализационную насосную станцию.

    Яблоня и другие растения начинают окрашиваться в осенний цвет на пешеходной дорожке в Портленде в понедельник, 18 октября 2021 г. Фото: Трой Р. Беннетт / BDN

    Это не девственная природа.

    Не обязательно. Природа щедра, когда дело касается осенних оттенков. Неопрятные клены со стороны тропинок и грозди сумаха, сбившиеся в кучу под гудящими линиями электропередач, сияют так же ярко, как и любой живописный вид на вершину горы. Они просто в более скромном масштабе.

    По часовой стрелке, слева: поникшие листья сумаха освещены утренним солнцем; Золотые кленовые листья сияют на фоне голубого неба и зеленой листвы; Упавшие яблони покрывают дорожку вдоль пешеходной дорожки в Портленде; Красные кленовые листья в своем пиковом осеннем цвете пылают на пешеходной дорожке в Портленде в понедельник.Кредит: Трой Р. Беннетт / BDN

    Вот где камера действительно поможет вам увидеть.

    Глядя в видоискатель, вы теряете остальной мир. Глаза могут лучше сосредоточиться на необыкновенной красоте одного упавшего листа или лоскутного безымянного растения, демонстрирующего какой-то цвет. Рамка камеры убирает посторонние отвлекающие факторы, позволяя вам задуматься о незамеченных жемчужинах природы.

    Цапля бродит по берегам реки Фор в Портленде в понедельник, 18 октября 2021 г. Фото: Трой Р.Беннетт / BDN

    Также попробуйте обратить взгляд вниз. Красный лист, упавший на участок все еще зеленой травы, действительно может блестеть. Точно так же, глядя вверх, тусклые дубовые листья оживают на фоне четкого голубого неба. Сбоку, ранний свет тоже помогает определять вещи. Не спи слишком поздно. Свежий свет может выявить узоры и структуры, которых вы, возможно, не замечали раньше.

    Осенние листья меняют цвет, чтобы соответствовать вывеске на заборе в Портленде в понедельник 18 октября 2021 г. Фото: Трой Р. Беннетт / BDN

    Последний совет: идите по одному и тому же пути изо дня в день, и вы узнаете место визуально.В знакомых местах сезонные изменения становятся более драматичными. В конечном итоге ваши глаза будут видеть новые вещи, которые вы — или, может быть, никто — никогда раньше не замечали.

    Если у вас есть вопросы о осенних фотографиях, отправьте их по адресу [email protected]

    Еще статьи из БДН

    Стрижка газона, полив растений и посев семян — самые приятные работы в саду, как показывают исследования.

    Косьба газона, полив растений и посев семян — самые приятные работы в саду, как показывают исследования.

    В 45 лучших садовых заданий также вошли обрезка роз, выращивание и сбор выращенных в домашних условиях продуктов.

    1

    Помимо стрижки газона, в список 45 лучших садовых заданий также входили обрезка роз, выращивание овощей и сгребание опавших листьев Фото: Getty — соавтор список.

    Опрос более 1500 человек, занимающихся садоводством, показал, что они любят сгребать опавшие листья и «рыхлить» газон, то есть убирать старую траву и мусор.

    Это означает, что 73 процента опрошенных признали, что определенная работа в саду кажется странно выполняемой, а отстраниться, чтобы посмотреть, что вы сделали, — самый приятный аспект.

    Но более семи из 10 заявили, что некоторые садовые работы, такие как стрижка газона или прополка, в равной степени приносят удовлетворение и разочарование, потому что они знают, что им нужно будет выполнить их снова в течение нескольких дней.

    Кейт Тернер из Miracle Gro, которая заказала исследование, сказала: «Любовь британцев к удивительно приятной работе в саду показывает, насколько они полезны для нашего психического здоровья.

    «Даже осенью и зимой есть много мелких работ, о которых вы можете позаботиться, чтобы поддерживать свой сад в наилучшей форме.

    «От обрезки мертвых роз до стрижки газона — всегда приятно сделать шаг назад, чтобы увидеть свою работу, независимо от того, потребуется ли ее переделывать в ближайшие несколько дней».

    В ходе опроса выяснилось, что опрошенные тратят 11 минут в день на размышления о садоводстве и берут до четырех выходных в году только для того, чтобы поработать в своем саду.

    Более холодные месяцы — прекрасное время для начала работы в саду, по словам 68 процентов и половины взрослых, которые этой зимой ожидают научиться новому навыку работы в саду.

    65% хотели бы, чтобы их сад выглядел так же красиво осенью и зимой, как и летом, но 23% не знают, как поддерживать те же стандарты при смене времен года.

    Но 57 процентов читают книги и журналы по садоводству и обычно проводят более двух часов в неделю за просмотром программ по садоводству, чтобы больше узнать о своем хобби.

    И 63 процента из них считают программы садоводства особенно расслабляющими.

    Когда дело доходит до снятия стресса, почти семь из 10 взрослых, опрошенных через OnePoll, порекомендовали бы садоводство как отличный способ отключиться.

    Кроме того, 46 процентов заявили, что, если бы они не занимались садоводством, их психическое здоровье было бы ухудшено.

    Актер, телеведущий и увлеченный садовник, Кэтрин Тилдесли объединилась с Miracle Gro, чтобы вдохновить людей выйти этой осенью в свой сад, предлагая советы и идеи о том, что можно сделать, чтобы ваш сад выглядел так же хорошо в этом сезоне, как и летом. .

    Екатерина сказала: «Садоводство — отличный способ отвлечься от повседневной жизни, поскольку оно дает новый фокус».

    «Меня не удивляет, что люди не знают, как украсить свои сады, когда становится холодно, садоводство широко считается» летней работой «.

    «Это может быть действительно полезным привести в порядок вашу прилегающую территорию, особенно в осенние и зимние периоды, когда листья падают с деревьев».

    45 лучших решений для садоводства

    1.Посадка семян / луковиц / растений

    2. Полив растений

    3. Стрижка газона

    4. Прополка

    5. Обрезка сада

    6. Наблюдение за птицами в кормушках / ванночках для птиц

    7. Сухарики цветов

    8. Наконец-то выбрался последний сорняк

    9. Выращивание и сбор продукции собственного производства

    10. Пересадка растений

    11. Посев семян

    12.Подкормка растений

    13. Розы погибшие

    14. Сгребание опавших листьев

    15. Засыпание свежих семян в кормушку для птиц

    16. Промывка патио струей

    17. Покраска забора

    18. Идеальная стрижка живой изгороди

    19. Подметание террасы / террасы

    20. Заполнение ванночки для птиц пресной водой

    21. Установка новой садовой мебели

    22. Покраска последнего слоя краски

    23.Установка нового бордюра

    24. Обрезка вашего сада

    25. Смазка шумной петли

    26. Успешное удаление винта, потерявшего резьбу

    27. Перебирая огромную кучу шурупов / гвоздей и находя тот, который вам нужен

    28. Забивание гвоздей в дерево

    29. Органайзеры

    30. Использование электроинструмента

    31. Укладка семян трав

    32. С помощью дрели

    33.Покраска валиком

    34. Рыхление газона

    35. Укладка газона

    36. Шлифовка древесины

    37. Получение идеально выстроенной полки

    38. Прекрасная кладка патио

    39. Наблюдение за работой спринклерной системы

    40. Очистка краски с малярной кисти

    41. С помощью рулетки

    42. Использование лазерного уровня

    43. Ремонт шаткой доски

    44.Наблюдая за высыханием краски

    45. Химическое удаление краски с дверей, ворот и т. Д.

    Парень создает потрясающий бюджетный бассейн в своем саду за домом — и на это у него уходит всего 12 часов.

    Your Leaf-Peeping Tracker для Массачусетса, Нью-Гэмпшира, Мэна и Вермонта — NBC Boston

    Осенние краски так же синонимичны Новой Англии, как скалистое побережье. Летняя жара и влажность идут на убыль, и это время года многие считают своим любимым временем года.

    Хотя наша листва часто ослепляет миллионы посетителей и местных жителей, бывают годы, когда она может быть совершенно бесполезной. Ключ кроется в сложном взаимодействии между уменьшающимся солнечным светом, осадками, температурой и влажностью. Точная настройка этого баланса может изменить сезон или изменить его.

    Все лето зеленое маскирующее химическое вещество, называемое хлорофиллом, находится в листьях деревьев. Это химическое вещество вступает в реакцию с солнечным светом и запускает процесс, называемый фотосинтезом; по сути, так питаются деревья.Когда осенью температура и световой день начинают падать, производство хлорофилла также снижается, и проявляются другие цвета — красный, желтый, оранжевый.

    Хотя все листья меняются (и опадают) независимо от погоды, сочетание погодных факторов может усилить или уменьшить яркость цветов.

    Селия Райт из Дублина, Нью-Гэмпшир, прислала нам эту фотографию, сделанную на этой неделе с платформы пожарной башни на горе Пак Монаднок / Государственный парк Миллер в Питерборо и Темпл, Нью-Гэмпшир.

    Слишком много дождей летом может вызвать ожоги, язвы и пятна плесени на листьях, что, в свою очередь, вызывает преждевременное опадание листьев осенью и / или коричневатую окраску мертвых листьев. Влажность также может играть роль в этом отношении, предотвращая высыхание листьев после периодов дождя или частых дождей.

    С другой стороны, засуха летом может вызвать преждевременное опадание листьев, что, в свою очередь, истончает полог леса и делает отображение листвы размытым и тусклым (см. Прошлым летом).Это также может задержать смену оставшихся листьев на несколько недель.

    Но вот поворот: сухая погода ранней осенью важна для создания более ярких цветов, которые мы видим во многие из наших лучших сезонов.

    Температура также имеет решающее значение для появления цвета. Долгая теплая погода — это заклятый враг изменчивой листвы. С другой стороны, низкие температуры ночью могут физически закрыть жилки на листе, препятствуя выходу сахаров и заставляя красные пигменты действительно сверкать.

    Пока что в этом сезоне у нас хорошее начало. Крутой снимок на прошлой неделе действительно помог раскрасить цвета. Северная часть Новой Англии достигнет пика в эти выходные, а цветовая гамма южной части Новой Англии может продлиться до середины-конца октября.

    Наслаждайтесь экскурсиями по сельской местности и безопасно водите машину!

    Вот краткая разбивка по штатам, где и когда искать лучшие цвета:

    Мэн

    Великолепный цвет можно найти к северу от Бангора на всем протяжении государственного парка Бакстер и региона Рэнджли-Лейкс.Дальше на север, в «Графстве» (Аростук), в эти выходные цвет становится пиком. Тем не менее, некоторые ранние цвета повсюду в центральном и южном Мэне, в основном зеленые деревья, которые можно найти на Маршруте 1 через Срединное побережье.

    Массачусетс

    Отчеты из Беркшира показывают, что, хотя мы, возможно, немного отстаем от графика, то, что мы видим, все еще довольно яркое. В других регионах цвета продолжают разворачиваться в долине Мерримак, Большом Вустере и Метровесте. У нас еще есть пара недель до того, как пик цвета начнет спадать с гор.Запланируйте с середины до конца октября настоящее цветное шоу.

    Нью-Гэмпшир

    Тонны листьев приближаются к пику вдоль и к северу от Канца и в выемках. Одни из лучших цветов во всей Новой Англии можно найти, просто проехав на север по межштатной автомагистрали 93. Это выходные пиковых цветов на возвышенностях по всей долине горы Вашингтон. Дальше на юг цвета варьируются от слабых у берега моря до всплесков появляющихся цветов в районе озер и вокруг горы Монаднок.

    Вермонт

    Судя по фотографиям, полученным от наших наблюдателей за погодой, это знаменательный год для листвы в Вермонте. Обильный летний дождь в сочетании с недавней прохладой заставляет цвета излучать все зеленые (теперь красные / оранжевые / желтые) горы. Некоторые потрясающие маршруты включают Маршрут 100 от Уэйтсфилда до Киллингтона и на юг до Ладлоу и Маршрут 7 от Мидлбери до Беннингтона

    .

    Осенние работы по экономии денег — NBC 5 Даллас-Форт-Уэрт

    Осень

    — идеальное время для того, чтобы внести в дом те необходимые ремонтные работы, которые, возможно, проскользнули сквозь трещины за лето, но их обязательно нужно исправить до зимы.Не уверен, с чего начать? Consumer Reports рассказывает о осенних делах, которые нельзя игнорировать.

    Некоторые работы по дому могут сэкономить вам деньги в долгосрочной перспективе, начиная с вашего газона. Consumer Reports рекомендует не оставлять на траве спутанные листья.

    Используйте режим мульчирования вашей газонокосилки, чтобы вернуть в почву питательные кусочки листьев и травы. Плюс спасает спину от сгребания.

    Вы также сэкономите на мешках для листьев весной и на ремонте лужайки.

    Листья не падают на ваш двор. Листья, палки и другой мусор могут загромождать водосточные желоба, вызывая ливень, проливающий через край и собирающийся вокруг фундамента вашего дома, и даже просачиваясь внутрь.

    И если вода в ваших желобах станет достаточно холодной, чтобы замерзнуть, могут образоваться ледяные завалы, которые заставят воду вернуться под кровельную черепицу и даже вызвать капельки внутри дома.

    Самый безопасный способ прочистить желоба — с земли, используя удлинитель для шланга или даже насадку для воздуходувки для листьев или пылесоса для влажной уборки.Никогда не выходите на крышу, чтобы очистить желоба.

    И чтобы защитить фундамент, убедитесь, что водосточные желоба находятся на расстоянии не менее 5 футов от дома.

    Найдите время, чтобы осмотреть свою крышу. Воспользуйтесь биноклем, чтобы найти опоясывающий лишай, который выглядит потрескавшимся или скрученным.

    Небольшие протечки могут повредить деревянную обшивку и стропила, а также интерьер вашего дома. Консультации профессионала могут сэкономить ваши деньги в будущем.

    Профессионал может осмотреть оклад вокруг дымохода и любые световые люки и выявить любые утечки до того, как они станут хуже.

    И, наконец, не забудьте закрыть шланги, чтобы избежать риска разрыва трубы при внезапной морозной погоде. Закройте внутренние клапаны, затем слейте остатки воды из внешних кранов.

    Consumer Reports говорит, что это также время года для замены этих печных фильтров. Грязные воздушные фильтры могут ограничить приток тепла в ваш дом и привести к дорогостоящему ремонту.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *