Сруб фон: %d1%82%d0%b5%d0%ba%d1%81%d1%82%d1%83%d1%80%d0%b0 %d1%81%d1%80%d1%83%d0%b1 фон, 239 Фоновые векторы и PSD-файлы для бесплатной загрузки

Содержание

Фон бревна, сруб. Стоковое фото № 23840895, фотограф Наталия Кузнецова / Фотобанк Лори

Корзина
Купить!

Изображение помещёно в вашу корзину покупателя.

Вы можете перейти в корзину для оплаты или продолжить выбор покупок.

Перейти в корзину…

удалить из корзины

Размеры в сантиметрах указаны для справки, и соответствуют печати с разрешением
300 dpi. Купленные файлы предоставляются в формате JPEG.

¹ Стандартная лицензия
разрешает однократную публикацию изображения в интернете или в печати (тиражом до 250 тыс. экз.)
в качестве иллюстрации к информационному материалу или обложки печатного издания, а также в
рамках одной рекламной или промо-кампании в интернете;

² Расширенная лицензия
разрешает прочие виды использования, в том числе в рекламе, упаковке, дизайне сайтов и так далее;

Подробнее об
условиях лицензий

³ Лицензия Печать в частных целях
разрешает использование изображения в дизайне частных интерьеров и для печати для личного использования
тиражом не более пяти экземпляров.

Пакеты изображений
дают значительную экономию при покупке большого числа работ
(подробнее)

Размер оригинала:
4272×2848 пикс.
(12.2 Мп)

Указанная в таблице цена складывается из стоимости лицензии на использование изображения (75% полной стоимости) и стоимости услуг фотобанка (25% полной стоимости).
Это разделение проявляется только в выставляемых счетах и в конечных документах (договорах, актах,
реестрах), в остальном интерфейсе фотобанка всегда присутствуют полные суммы к оплате.

Внимание! Использование произведений из фотобанка возможно только после их
покупки.
Любое иное использование (в том числе в некоммерческих целях и со ссылкой на фотобанк) запрещено
и преследуется по закону.

цена, характеристика и фото на СтройДисконт

Пластиковые панели ПВХ отличный материал для отделки стен и потолков. Основные достоинства – эстетичный вид и простота монтажа, долговечность, влагостойкость, высокое качество и прочность. Панели ПВХ имеют больший срок службы, чем аналогичные природные материалы. Выполненные из самых современных материалов, они гораздо надежнее и долговечнее. Сами материалы для плит ПВХ не требуют периодической реновации и к тому же гораздо надежнее защищают конструктивный материал стен от воздействия внешних факторов, вызывающих старение и разрушение. Любые штукатурные и малярные покрытия необходимо обновлять хотя бы раз в два-три года. С отделкой стен, выполненной плитами из ПВХ, решение этой проблемы можно ограничить мойкой.

Преимущества панелей ПВХ

  • С помощью стеновых панелей ПВХ можно сделать быстрый, чистый и качественный ремонт;
  • Декоративные рейки плюс гладкие вторые стены помогают помещению обрести современный вид;
  • Пластиковые панели можно установить на самые различные поверхности;
  • Панели ПВХ легко скроют неровности стен;
  • Электропроводку можно спрятать за панели ПВХ;
  • Звукоизоляция улучшается;
  • Не подвергаются воздействию низких температур и могут устанавливаться в помещениях без отопления;
  • Степень пожаробезопасности высокая, они не поддерживают горение;
  • Плиты ПХВ– это экологически безопасные материалы для отделки.

Технические характеристики панелей ПВХ

Внешний вид панели ПВХ сохраняют на протяжении более десяти лет в условиях эксплуатации в холодном и умеренно холодном климате (где температура среды ± 50 °С). Обыкновенные пластиковые панели не рекомендуется использовать при разности температуры свыше 20°С, а некоторые виды пластиковых панелей допускают температурный диапазон от -40 до +115°С.

Область применения панелей ПВХ

Пластиковые панели устанавливают на стены и потолки во влажных помещениях (санузлы, бассейны, душевые), так как панели не боятся влаги; на лоджиях, балконах, так как пластиковые панели морозоустойчивые; в жилых помещениях, так как панели ПВХ экологичны; на кухне и в подсобных помещениях, так как панели ПВХ легко моются. В современных торговых и офисных помещениях часто можно увидеть различные варианты отделки пластиковыми панелями.

*В некоторых категориях помещений, таких как коридоры, лестничные пролеты и другие помещения, которые служат путями эвакуации в экстренных ситуациях, использовать панели ПВХ запрещено пожарными службами.

«Дом, который построил Джек» Ларса фон Триера

 

«Дом, который построил Джек» (The House That Jack Built)

Реж. Ларс фон Триер

Дания, Франция, Германия, Швеция, 152 мин, 2018

 

Нет никакого фильма Ларса фон Триера. Есть гигантоманское 150-минутное видеоэссе о фильме Ларса фон Триера под названием «Дом, который построил Джек». Нет никакой новообразовавшейся дилогии (Джо + Джек?) или трилогии («Меланхолия», «Нимфоманка», «Дом, который…»?). Премьеру справедливей было бы сравнить скорее с ранней работой датчанина, пренебрегаемой критиками «Эпидемией», историей пустячной и проходной – совсем как «Дом, который построил Джек». Фильм 1987 года начинался с того, что повреждения на дискете полностью стирали его сценарий, и молодому режиссёру Ларсу и его другу Нильсу приходилось выдумывать новую фабулу на ходу, за пять дней по дороге в киноинститут. Вот и Джек по мере того как из темноты зала выступает его спонтанное «road (to hell) movie» – сам придумывает сюжетные этюды о пяти убийствах, сам поясняет, как их стоит воспринимать зрителю, и сам же критикует изложенную точку зрения. Иными словами, проделывает те операции, что и лежат в основе видеоэссеистики.

Во-первых, он использует готовые материалы. В значительной степени «Дом» построен из «найденных плёнок», домашних кассет Гленна Гульда, хроник Второй мировой, фрагментов фильмографии самого Триера, но даже та немалая часть хронометража, что отснята специально для фильма, как нетрудно обнаружить, сочинена из художественных, литературных и кинематографических цитат, плотно закавычена. Да и на сюжетном уровне серийный маньяк Джек от первого лица рассказывает об убийствах, совершенных некогда ранее, а теперь цитируемых по памяти. Памяти, к слову, нетвердой и не слишком богатой на воображение: второстепенные персонажи даются ему слабо, все собеседники героя непроходимо глупы, да и его собственный облик значительно меняется из фантазии в фантазию – от мучимого неврозами неудачника до скучающего демона, от изысканного психопата до рационального профессионала.

Во-вторых, он привносит внешний комментарий в изображение. Не просто закадровый голос, но инструкцию, доходчиво разъясняющую, как смотреть ту или иную сцену, изобретающую для зрителя новую оптику. Так, сразу после первого незамысловатого анекдота о назойливой попутчице и маньяке поневоле, Триер несколько раз прокрутит сцену убийства, чтобы сравнить разрубленное лицо Умы Турман с абстрактной живописью и дать волю словоохотливому кинокритику Джеку.

Фильмические и видеоэссеистические фрагменты громоздятся и перебивают друг друга на полуслове. Каждая оборванная фраза воспринимается как крошечный жест освобождения. Конечно, этот жест едва ли можно назвать радикальным и по-настоящему угрожающим кинематографическим стандартам или спокойствию фестивалей, но всё же он сообщает зрителю определённую радость. Радость, как от чувства, когда расцепляешь пальцы и летишь в бутафорскую бездну ада.

Как прилежный видеоэссеист, Триер лишает цельности фильм и без того не успевший окрепнуть, каждые несколько минут перечёркивая его ход очередной пометкой на полях, каким-нибудь рассказом об архитектурной готике или экскурсом в технологии изготовления вина. Что вроде бы освобождает просмотр от прямолинейности (пользуясь названием ещё одного раннего фильма Ларса, можно назвать это зрелище мельтешащими картинками освобождения). Но именно здесь придётся вынужденно остановить сравнение «Дома» с видеоэссеистикой, ведь этому жанру положена изобретательность и удивительность. А при взгляде на «Джека» изумление вызывает лишь вопиющая банальность его содержания. Насколько лениво звучат упоминания Шпеера и Блейка, насколько плоскими кажутся визуальные образы, насколько предсказуема роль ангелически-демонического Бруно Ганца.

Закадровым голосом Джека комментируя собственный фильм и предлагая различные способы его просмотра, Триер жестоко свидетельствует против себя, с каждым словом лишь явственней изобличая заурядность материала. В свою очередь Вёрдж, обращаясь к Джеку, уличает в тривиальности его эссеистические приёмы: сопоставлять изображения маньяка с хищником, а его жертвы — с агнцем? сравнивать творческое исступление с одержимостью массовых убийц? Ларс Джек, ты серьезно? Наконец, зрителю нетрудно поймать на шаблонности самого Вергилия с его вопросами невпопад – «А как же любовь?», – тем самым замыкая круговорот банальности.

Да, этот фильм собран из вторсырья и даже не пытается показаться оригинальным. Все пять инцидентов-убийств в меру увлекательны, но слишком рассудочны и скупы на детали, чтобы их можно было назвать чем-то большим, нежели жанрово-заводскими деталями, словно эпизодами бесконечного телевизионного ситкома. А ведь по сюжетной логике фильма это и есть лишь пять происшествий, наугад вынутых из длинного сериала преступлений. Стоит ближе присмотреться к текстуре «Дома», состоящей из случайных частичек, чтобы разгадать природу невытравимого очарования образов Триера, какими бы глупыми и патетичными они ни становились. Ведь, как любезно подскажет не только Бонитцер или Годар, но и любой практикующий видеоэссеист – часть всегда эффектнее и насыщеннее целого. Даже вынутый из скучного фильма, фрагмент становится интересен, загораясь иным, нетвёрдым смыслом в новом контексте. Вернее, даже не смыслом, так как фрагмент не позволит прозвучать какой-либо цельной мысли. Что бы там ни бормотал Триер на несколько голосов, суть услышанных здесь слов скорее фоническая, а содержание визуальных образов — телесное. Всё самое ценное в «Доме» – звуко-тактильно: музыкальные всполохи Гульда и Боуи, рельеф лица Мэтта Диллона, падение Джека в бездну. Примечательно, что в финальной сцене фильма зритель вместе с героем ощущает вовсе не экзистенциальный ужас перед разверзшейся пучиной ада, а именно телесный дискомфорт. Каждому знакомое чувство, когда не получается зацепиться за следующий выступ, нога срывается с опоры, а пальцы, вцепившиеся в край, немеют и непроизвольно разжимаются.

В этой дефрагментированной точке «Джек» неожиданно налетает на другой по-своему «долгожданный» фильм 2018 года, «Блуждающую мыльную оперу» Рауля Руиса. Где герои множества разнообразных сериалов взаимно наблюдали друг за другом сквозь сетку телеэфира, мигрировали из одной передачи в другую, терялись в лабиринте экранов и отражений и тоже десятилетиями растрачивали остроумие и абсурдный юмор, стирая их до полной потери смысла. Так и Триер, водивший зрителя по девяти намыленным кругам ада, в «Джеке» изнашивает свою фильмографию до предела. Только в отличие от хитроумного Руиса, всякий раз добивавшегося невыносимой полноты и избыточности смысла, оборачивающегося пустотой, Триер куда сильнее подвержен человеческим слабостям и склонен к депрессии, а потому его стихия — не пустота, но банальность. Которая из проклятия превращается в метод.

 

 

Максим Селезнёв

13 декабря 2018 года

 

 

Ларс фон Триер: «Если однажды я кого-то убью, то это будет журналист» | Культура | ИноСМИ

2018-05-19T11:17:00+03:00

2018-05-19T11:17:11+03:00

2018-05-19T11:17:00+03:00

2018

https://inosmi.ru/culture/20180519/242266211.html

Ларс фон Триер: «Если однажды я кого-то убью, то это будет журналист»

Ларс фон Триер: «Если однажды я кого-то убью, то это будет журналист»

Культура

Новости

ru-RU

https://inosmi.ru/docs/terms/terms_of_use.html

https://россиясегодня.рф

В 2018 году Ларс фон Триер (Lars von Trier) по-стариковски шутит и грозится кого-нибудь убить, чуть улыбаясь. После семи лет отлучения от Канн, по его словам, он чувствует себя… ИНОСМИ, 19.05.2018

общество, культура, дания, ларс фон триер, адольф гитлер, каннский кинофестиваль, кино, европа, дания, датский

https://cdnn1.inosmi.ru/images/24226/58/242265836.jpg

2772

2048

true

https://cdnn1.inosmi.ru/images/24226/58/242265836.jpg

https://inosmi.ru/culture/20180517/242252051.html

https://inosmi.ru/culture/20180511/242206870.html

https://inosmi.ru/culture/20170530/239462807.html

https://inosmi.ru/social/20160513/236506557.html

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Politiken

https://cdnn1.inosmi.ru/images/23594/23/235942382.gif

В 2018 году Ларс фон Триер (Lars von Trier) по-стариковски шутит и грозится кого-нибудь убить, чуть улыбаясь. После семи лет отлучения от Канн, по его словам, он чувствует себя «более смиренно».

«Это был урок смирения», — говорит Ларс фон Триер об этих семи долгих годах, в течение которых его не желали видеть на кинофестивале в Каннах, — о семи годах, которые закончились вечером в понедельник, когда он представил многочисленной аудитории фестиваля свой новый фильм: «Дом, который построил Джек» (The House That Jack Built).

Днем позже фон Триер сидит здесь, широко улыбаясь, и такое ощущение, что нет вопроса, на который он не захочет отвечать. Глубоко внутри он наслаждается встречей с прессой, хотя никогда этого не покажет, и, очевидно, считает, что это мы виноваты в том, что он пал со своего трона одного из королей Канн, на котором восседал более 20 лет.

Мы сидим у виллы кинематографической компании «Центропа» (Zentropa) на холмах к северу от Канн, Триер — в гавайской рубашке с сине-зеленым узором, синей куртке, шортах цвета хаки и сандалиях.

Наполовину на солнце, наполовину в тени. Что бы это ни значило. Волосы до плеч, борода поседела, а руки сжимают подлокотники. Когда он иногда поднимает руки, то видно, как они дрожат, но выглядит он лучше и гораздо оживленнее, чем во время съемок «Дома, который построил Джек» в Швеции. В то время он совершенно не был похож на человека, способного воплотить в жизнь такой впечатляющий проект, кинематографический, философский и логический. А теперь кажется, что он прекрасно мог бы привезти и больше фильмов.

«Политикен»: Как ощущения?

Ларс фон Триер: На самом деле, полная расслабленность.

И он смотрит мне прямо в глаза.

— Как вам реакции на фильм?

— Важно, чтобы тебя любили не все. Потому что это значило бы провал. Всем твой фильм нравиться не может. Так что это был хороший прием — и хорошо, что некоторые ушли.

— Но его достаточно возненавидели?

Он смеется. Это хороший знак. Смеется.

— Нет, это, наверное, моя вина, все-таки он получился немного чересчур популярным.

© РИА Новости, Екатерина Чеснокова | Перейти в фотобанк64-й Каннский кинофестиваль

Оргия жестокости

Даже в свои лучшие, самые энергичные годы ныне 62-летний Ларс фон Триер никогда не был разговорчивым мастером сложной аргументации. Сейчас он отвечает довольно охотно, но предпочитает короткие ответы в виде простых предложений. Некоторые ответы словно повисают в весеннем воздухе, и он не успевает их толком завершить, но нас тут шестеро журналистов на него одного, и пауз, которые он берет на размышления, порой не хватает на то, чтобы довести мысль до конца, прежде чем у кого-то другого из прессы возникает очередной вопрос.

Больше всего внимания рецензентов в кровавой саге «Дом, который построил Джек» привлек тон, в начале легкий и юмористический, а затем быстро переходящий в оргию жестокости, которая заставила многих зрителей на премьере покинуть зал до конца фильма.

Датских рецензентов, однако, новый опус фон Триера порадовал гораздо больше, чем иностранных. Интересно, каково это — носить имя Триер и, однажды проснувшись, увидеть в «Гардиан» (The Guardian) рецензию на две звезды, упоминающую «международного кинематографического гения-шарлатана»? Иногда все это звучит так, словно представленный в прессе человек и есть тот самый психопат, которого Триер изобразил в своем новом фильме.

Убийца и художник

В фильме Ларс фон Триер рассуждает на тему сходства убийцы и художника, выражающегося в необходимости идти до конца. И он первым говорит, что да, искусство может нанести вред. В этом будто бы и заключается его смысл или, во всяком случае, часть смысла.

— Какой вред наносит искусство?

— (задумчиво) Нет, наверное, это скорее амбиции наносят вред.

«Я никогда никого не убивал, — заверяет он. — Но если однажды я кого-то и убью, то это будет журналист!»

ИноСМИ

Le Figaro

Dagens Nyheter

Berlingske

Он пристально смотрит мне в глаза, но улыбается. Стариковские угрозы.

Сын сменил фамилию

— Очень много лет я думал, что я хороший отец. Сейчас все мои дети разменяли третий десяток, и они ругаются и кричат на меня. Почему? Почему для тебя кинематограф был всегда важнее нас? Но я сделал те фильмы, которые сделал, а делать фильмы вполсилы трудно. И ведь они были по-настоящему важны для меня.

Один из сыновей сменил фамилию, рассказывает Ларс фон Триер, не дожидаясь вопроса.

— На что-то другое вместо Триера… Он видел больше фильмов, чем я, но решил не идти в киноиндустрию. Он хочет быть священником. Хорошо, что я сам не религиозен, да и он тоже, думаю. Но религию изучать интересно. На самом деле, думаю, это все только потому, что у него были такие ужасные оценки в школе, так что оставались только две возможности — теология и эскимология.

«Или журналистика?» — предлагаю я, чтобы подстегнуть его прессофобию. И смотрите-ка: это удается.

— Это была бы ну просто самая последняя возможность!

Но вновь он улыбается.

Злобный монстр

Бруно Ганц (Bruno Ganz), который играет одного из главных персонажей в «Доме, который построил Джек», был Гитлером в «Бункере» (Der Untergang). Этот очень противоречивый фильм 2004 года рассказывает о последних днях Третьего рейха в бункере фюрера, и Гитлер в нем впервые показан трехмерным, объемным человеком, а не привычным злобным монстром. Когда Триера спросили, в какой степени он «понимает» Гитлера и других серийных и массовых убийц, он заколебался. Именно его черный юмор насчет понимания Гитлера и привел к отлучению от Канн в 2011 году.

«Люди вообще друг друга не понимают, никто…, — начинает он уклончиво. — Но я могу разглядеть человека, который по горло в проблемах. Понять такое — это часть жизни. Вместо того чтобы просто вешать на него ярлык монстра. Важно обсудить, насколько мы все близки к тому, чтобы стать серийными убийцами. Но, конечно, смысл — в том, чтобы мы могли контролировать себя. И с этим нам помогают демократия и цивилизация».

 

— Каково это — быть здесь, но не иметь возможности конкурировать с другими фильмами?

— На самом деле это очень приятно — не участвовать в конкурсе. И нет, меня не приглашали участвовать. Это часть наказания.

— Последняя часть наказания?

— Думаю, да. Но было очень трудно избавиться от ярлыка персоны нон грата.

Живи настоящим


— Как эти семь лет повлияли на вас?

— Думаю, я сейчас присмирел. Так или иначе. Еще я прохожу весьма обширную программу, чтобы справиться с моими проблемами с алкоголем. И… это кое-чему учит…

Триер некоторое время подыскивает слова, начинает говорить тише, но ничто не мешает пониманию.

— Это учит жить настоящим, carpe diem. Но в Каннах невозможно не пить. Так что я тут немного отдыхаю.

© РИА Новости, Екатерина Чеснокова | Перейти в фотобанкАктеры Софи Гробёль, Бруно Ганц, режиссер Ларс фон Триер, актеры Шиван Фэллон и Мэтт Диллон на красной дорожке в рамках 71-го Каннского международного фестиваля

— От программы?

— Да. Я не принимаю никаких антител, потому что если у меня случится особенно сильная паническая атака, алкоголь будет единственным, что поможет. Я пью кучу таблеток, но антитела к алкоголю я не терплю. Это датское изобретение, которое должно было лечить что-то совершенно другое, но, конечно же, не сработало, и его — весьма по-датски — стали использовать для чего-то еще. И обнаружили, что, принимая эти анитела, очень сильно заболеваешь, если выпьешь спиртного. Так что теперь… да.

Ларс фон Триер бессильно разводит руками.

Зло как центральная тема

— Описывая зло в «Доме, который построил Джек», вы показываете кадры из своих собственных более ранних фильмов в виде некоего монтажа, посвященного иконографии зла.

— Да.

— Так зло — это…

— Я?… — предлагает он почти неслышно, даже словно извиняясь.

— …центральная тема ваших фильмов?

— На это я могу ответить только «да».

— Что повлияло на ваше решение вновь согласиться пообщаться с прессой?

— А у меня был выбор?

Но выбор у Триера был. Он у него всегда есть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Обои для бревенчатой ​​хижины, предварительно наклеенные на болтах, 27 «x 324», светло-коричневого или средне-коричневого цвета, ML-дерево, обои York —


Цена:

42 доллара.40 $ 42,40

+ $ 28,27
перевозки

Депозит без импортных сборов и 28 долларов США.27 Доставка в РФ

Подробности

Доступно по более низкой цене у других продавцов, которые могут не предлагать бесплатную доставку Prime.

Материал

Древесина

Цвет

Коричневый

Марка

Йорк обои

Размеры изделия ДхШхВ

27 х 1.87 х 1,87 дюйма


  • Убедитесь, что это подходит
    введя номер вашей модели.

  • Сделано в США.

  • Предварительно наклеенные — Моющиеся — Удаляемые

  • Упаковано и продано болтами, 27 «x 324», 60,75 кв. Футов.

  • Размеры болта 27 дюймов x 27 футов = 60,75 квадратных футов


См. Дополнительные сведения о продукте

Оригинальные бревенчатые дома

Все оригинальные бревенчатые дома Строитель / дилер Оптовые материалы Пакет включает в себя следующие материалы:

СИСТЕМА СТЕНЫ:

  • Все серии Builders твердые 8 ​​”X6” произвольной длины, прецизионно фрезерованные двойным способом. Бревна T&G для наружных стен (первый этаж), номинальная высота 8 футов, оценка Совета по бревенчатым домам.(Модели Story и One Half включают бревенчатый сайдинг для внешних стен второго этажа, модели Full Two Story включают Solid Log для внешних стен)
  • Все шурупы «Зубр», необходимые для крепления каждого ряда бревен
  • Все двухрядные бревенчатые ряды изоляционная лента из пенопласта — «Бревенчатый домик» Марка
  • Все дюбели из дуба для стыковых и угловых соединений
  • Все уплотнения бревенчатого бревна для стыковых и торцевых швов

ОКНА

:

  • Все стеклопакеты серии Builders с изоляцией из натурального дерева с двойным подвесом из термопласта (Low-E)
  • Trapazoid и фиксированное стекло (от владельца)
  • Закаленное стекло, если это требуется национальными нормами, если это требуется в соответствии с нашей стандартной компоновкой.

ДВЕРИ:

  • Все входные двери серии Builders 9 lite с 2 или 6 панелями с термоизоляцией, обшитые металлом, как показано на иллюстрации
  • Все термоизолированные французские свингеры для патио, как показано на иллюстрации

СИСТЕМА ВТОРОГО ЭТАЖА:

(для 50 фунтов нагрузки)

  • Все 2x обычные балки второго этажа, если применимо
  • Все опорные балки второго этажа, если требуются
  • Все опорные стойки второго этажа, если требуется
  • Блокировка из массива дерева предусмотрена в середине пролета и над несущей стеной.
  • Все балки OSB 7/16 ”и заполнитель коллекторов при необходимости

СИСТЕМА КРЫШИ:

  • Все спроектированные под нагрузкой 2 обычных стропила крыши и хомутные стяжки или фермы для системы крыши в зависимости от конструкции, для нагрузки на крышу 30 фунтов
  • Все кровельные покрытия OSB Structurwood 7/16 ”.
  • Все спроектированные балки из деревянных долин при необходимости
  • Все стропила для бедер, при необходимости
  • Вся гребневая доска 2X при необходимости
  • Все стропила для барж
  • Все каркасы лестниц и 2х субфасса

СИСТЕМА ОТДЕЛЕНИЯ КРЫШИ:

(при иллюстрации )

  • Столбы крыльца 4X6
  • Несущие балки 6X8
  • Все обрамление и соответствующий сайдинг из бревен для торцов фронтона крыльца.
  • Все 2X стропила для крыльца
  • Все лестничные конструкции и субфасции
  • Все стропила для барж
  • Стропила долины и бедра, если применимо.
  • Все настилы из структурной древесины толщиной 7/16 дюймов.

ВНУТРЕННИЕ ПЕРЕГОРОДКИ:

  • Все внутренние стойки 2 «x 4» для перегородок
  • Все водопроводные стены 2 «x 6»
  • 8-футовые перегородки имеют предварительно вырезанные шпильки
  • Все верхние и нижние пластины для каркасов
  • 2X6 Коллекторы с наполнителем OSB 7/16 для отверстий под подшипники
  • Коллекторы 2X10 с наполнителем OSB 7/16 для всех отверстий под нагрузкой

ДВИГАТЕЛЬНЫЕ КОНЦЫ:

  • 2X Шпильки и обрамляющие материалы
  • 2X Заголовок окна с наполнителем OSB 7/16 где требуется
  • Подходящая обшивка бревенчатой ​​хижины
  • Фронтоны из цельного бревна не являются обязательными

ДОРМЕРЫ:

(когда показано)

  • Все материалы для двух шпилек и обрамления
  • Подходящие сайдинги для бревенчатой ​​хижины
  • 2X оконные заголовки с 7/16 Заполнитель OSB, где требуется
  • 2X стропила
  • Стропила долины
  • Слуховые перекрытия
  • Все настилы крыши Structurwood OSB 7/16 ”.

EXTRAS

  • Вся «Бревенчатая хижина» для защиты материалов вашего бревенчатого дома во время строительства
  • До 5 комплектов чертежей, разработанных Auto-CAD
  • Окончательные распечатки, которые включают: планы этажей, фасады, стандартный фундамент Планы, каркас крыши, каркас 2-го этажа, строительный разрез и стандартный подробный лист.
  • Бревенчатые дома «HOW-TO» Руководство по строительству

Доставка по всему миру!
В соответствии с Международным строительным кодексом IBC 2017 г.

Доступно множество опций и обновлений! Log Cabin Homes приветствует любые индивидуальные предложения без обязательств.За подробностями обращайтесь к своему представителю.
Тяжелые нагрузки на крышу и пол, высокогорные, сейсмические, ураганные, северные, тропические и другие характеристики зданий в экстремальных погодных условиях доступны в качестве обновления.

Консервация и ремонт исторических бревенчатых построек

Бревенчатая хижина использовалась в этом металле кампании 1840 года, чтобы символизировать пограничную жизнь и эгалитаризм, платформу, которая успешно избрала Уильяма Генри Харрисона президентом. Фото: Государственный музей Пенсильвании, Комиссия по истории и музеям Пенсильвании.

КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ

Брюс Д. Бомбергер

Цель данной записки состоит в том, чтобы представить краткую историю и описание разнообразия американских бревенчатых построек, а также предоставить основные рекомендации по их сохранению и обслуживанию. Бревенчатое здание определяется как здание, несущие стены которого состоят из горизонтально уложенных или вертикально расположенных бревен. Хотя в данном Кратком описании основное внимание будет уделено горизонтально уложенным бревенчатым конструкциям с угловыми выемками и, в частности, домам как типу здания, представленный здесь базовый подход к сохранению, а также многие виды физических обработок могут быть применены практически к любым зданиям. вид бревенчатой ​​конструкции.

Деревенские бревенчатые конструкции были популярны в качестве домиков для отдыха в 20 веке. Фото: любезно предоставлено, HABS Collection, NPS.

Бревенчатые здания из-за их особого материала, физической структуры, а иногда и архитектурного дизайна могут иметь свои собственные уникальные проблемы износа. Представленная здесь информация предназначена для того, чтобы показать диапазон доступных подходящих методов консервации. Однако в нем не подробно описано, как выполнять эти процедуры; эту работу следует доверить профессионалам, имеющим опыт сохранения исторических бревенчатых построек.

Несмотря на публикацию с 1930-х годов ряда книг и статей по истории бревенчатого строительства в Америке, некоторые заблуждения по поводу бревенчатых построек сохраняются. Бревенчатые хижины были не первым типом убежищ, построенных всеми американскими колонистами. Термин «бревенчатый домик» сегодня часто применяется к любому типу бревенчатого дома, независимо от его формы и исторического контекста, в котором он был построен. «Бревенчатый домик» или «бревенчатый дом» часто вызывает ассоциации с колониальной американской историей и суровой пограничной жизнью.В то время как неизменные здания колониальной эпохи в целом редки, исторические бревенчатые дома в целом не так стары и не так редки, как принято считать. Одно- и двухэтажные бревенчатые дома строились в городах и поселках по всей стране примерно до середины XIX века, и во многих областях, особенно на Западе, а также в Среднем Западе и южных горных регионах, бревна продолжали оставаться источником дохода. основной строительный материал, несмотря на использование конструкции деревянного баллонного каркаса. К началу 20 века популярность «деревенской» архитектуры возродила бревенчатое строительство по всей стране и во многих областях, где оно не использовалось в течение десятилетий.

В отличие от западных бревенчатых домиков, бревенчатые дома XVIII и XIX веков в восточной части США почти всегда были покрыты сайдингом или лепниной. Фото: файлы NPS.

Следует различать традиционные значения слов «бревенчатый домик» и «бревенчатый дом». «Бревенчатый домик» обычно обозначает простую одно- или полутораэтажную структуру, несколько непостоянную, менее законченную или менее сложную с архитектурной точки зрения. «Бревенчатая хижина» обычно строилась из круглых, а не тесаных или обработанных вручную бревен, и это была усадьба первого поколения, быстро возведенная для приграничного убежища.«Бревенчатый дом» исторически означает более постоянное жилище из тесаного бревна, одно- или двухэтажное, более сложной конструкции, часто построенное в качестве замены второго поколения. Многие из самых ранних бревенчатых домов 18 — начала 19 веков рано или поздно традиционно облицовывались деревянной обшивкой или лепниной.

Никакая другая архитектурная форма не захватила так воображение американцев, как бревенчатый домик. Политические сторонники кандидата в президенты 1840 года Уильяма Генри Харрисона использовали бревенчатую хижину как символ кампании.Бревенчатый домик был местом рождения и домом для молодого Эйба Линкольна, а также других национальных деятелей, и многие историки 19-го века считают, что это самый первый тип дома, построенный английскими колонистами. В 1893 году Фредерик Джексон Тернер в своей влиятельной статье «Значение границ в американской истории» предположил, что европейские колонисты переняли это средство укрытия от индейцев.

Более поздние исследования 20-го века продемонстрировали, что горизонтальные бревенчатые дома не были первой формой убежища, построенной всеми колонистами в Америке.Здесь не изобрели технологию строительства из бревен, а принесли ее колонисты из Северной и Центральной Европы. Приписывают финским и шведским поселенцам первые горизонтальные бревенчатые постройки в колонии Новая Швеция (ныне Пенсильвания) на верхнем берегу залива Делавэр в 1638 году, которые позже передали свои традиции бревенчатого строительства валлийским поселенцам в Пенсильвании.

В течение 17 и 18 веков в Америку пришла новая волна жителей Восточной и Центральной Европы, в том числе швейцарцев и немцев, принесших свои знания о строительстве бревен.Даже шотландцы-ирландцы, не имевшие собственной традиции бревенчатого строительства, приспособили форму каменных домов своей родной страны к бревенчатой ​​конструкции и способствовали ее распространению за границу. В долине Миссисипи колониальные французские торговцы мехом и поселенцы ввели вертикальное бревенчатое строительство в 17 веке.

Этот домик, построенный из бревен в 1880-х годах, является образцом адирондакского стиля деревенской архитектуры лагеря. Фото: файлы NPS.

В конце 18-го и начале 19-го веков приграничные поселенцы возводили бревенчатые хижины, расчищая землю, петляя на юг в долины Аппалачей и вдоль них через отдаленные сельские районы Мэриленда, Вирджинии, Каролины и Джорджии.Они двинулись на запад через барьер Аппалачских гор в долины рек Огайо и Миссисипи, транспортируя с собой свои незаменимые лесозаготовительные машины, в Кентукки и Теннесси и так далеко на юго-запад, как восточный Техас. Известно, что бревенчатые дома строились солдатами в качестве временных укрытий во время Войны за независимость, и по всей стране американцы использовали бревна не только для строительства домов, но и для коммерческих построек, школ, церквей, мельниц, амбаров, кукурузных початков и множества других объектов. хозяйственные постройки.

Входная дверь, расположенная по центру фронтона этого бревенчатого дома конца 19 века, является типичной чертой стиля коттеджа в Скалистых горах. Фото: файлы NPS.

Примерно в середине XIX века сменяющие друг друга поколения торговцев мехом, старателей и поселенцев, включая фермеров и владельцев ранчо, начали строить бревенчатые дома в Скалистых горах, на северо-западе, в Калифорнии и на Аляске. В Калифорнии и на Аляске американцы встретили бревенчатые дома, построенные русскими торговцами и колонистами в конце 18 — начале 19 веков.Скандинавские и финские иммигранты, поселившиеся в Верхнем Среднем Западе в конце XIX века, также принесли с собой свои собственные методы строительства бревенчатых домов. И многие бревенчатые конструкции на юго-западе, особенно в Нью-Мексико, демонстрируют испаноязычное влияние первых поселенцев.

В то время как во многих частях страны строительство из бревен никогда не прекращалось, конструкция каркаса из деревянных баллонов сделала его устаревшим в некоторых наиболее густонаселенных частях страны примерно к середине 19 века.Однако позже в этом веке бревенчатое строительство стало использоваться по-новому. В 1870-х годах богатые американцы инициировали Великое движение лагерей для деревенских отдыхающих в горах Адирондак в северной части штата Нью-Йорк. Такие разработчики, как Уильям Дюрант, который использовал натуральные материалы, в том числе деревянную черепицу, камень и бревно — часто с сохраненной корой, чтобы подчеркнуть деревенский стиль, — спроектировали комфортабельные летние домики и домики, которые гармонировали с природой. Дюрант и другие создатели стиля Rustic использовали швейцарские шале, традиционный японский дизайн и другие источники для создания простых композиций, гармонирующих с природой.

Old Faithful Inn, Йеллоустонский национальный парк, штат Вайоминг, в 1903 году принесла на Запад сельский стиль с оригинальным дизайном и масштабом, соответствующим его обстановке. Фото: любезно предоставлено, Историческое исследование американских зданий, NPS.

Адирондакский или деревенский стиль на Западе уравновешивался строительством Old Faithful Inn в Йеллоустонском национальном парке в Вайоминге, спроектированным Робертом К. Римером и начавшимся в 1903 году. Этот популярный курорт оказал огромное влияние на использование местных природных ресурсов. материалы, особенно бревно, и дали толчок развитию рустика как истинно национального стиля.На рубеже веков и до 1920-х годов Густав Стикли и другие лидеры Движения мастеров продвигали строительство из открытых бревен. В течение 1930-х и 40-х годов Гражданский корпус охраны природы (CCC) широко использовал бревенчатые конструкции во многих федеральных и государственных парках страны для строительства домиков, навесов, центров для посетителей, а также зданий для обслуживания и поддержки, которые все еще находятся в эксплуатации.

План и форма

Когда поселенцы взяли с собой ремесло бревенчатого строительства на границу, они успешно адаптировали его к региональным материалам, климату и местности.Одна из самых примечательных характеристик бревенчатых домов начала XVIII и XIX веков — это план и форма. Иногда план может дать ключ к разгадке этнического происхождения или маршрута миграции первоначального жителя или строителя. Но в отсутствие подтверждающих документальных свидетельств важно не делать слишком много выводов об этнических ремесленных традициях того или иного бревенчатого дома.

Историки определили ряд традиционных планов и форм домов в качестве прототипов.Их часто повторяли с простыми вариациями. Основным элементом каждого из этих типов является ограждение из одной комнаты, образованное четырьмя бревенчатыми стенами, соединенными по углам, которые называются единой «ручкой» или «кроваткой». Одиночная ручка была улучшена за счет установки внутренних перегородок или добавления еще одной ручки для бревен. Некоторые варианты исторических планов бревенчатых домов включают: типично среднеатлантический «континентальный» план, состоящий из трех комнат, организованных вокруг центрального очага; «седельная сумка» или план с двумя загонами, состоящий из двух смежных загонов для бревен; и план «собачьего бега», образованный двумя загонами, разделенными открытым проходом (иногда закрытым позже), все покрытые сплошной крышей.Континентальный план возник в Центральной и Восточной Европе и приписывается немецким иммигрантам 18-го века в Пенсильвании. Внутренние перегородки без бревна образуют план многокомнатной квартиры внутри бревенчатых наружных стен. План седельной сумки состоит из двух смежных загонов для бревен, которые имеют общий центральный дымоход. Седельная сумка часто представляет собой эволюцию одиночного загона с торцевым дымоходом, расширенного за счет добавления второго загона на торцевую стенку дымохода. Седельная сумка производилась в разных регионах страны.План собачьих прогулок можно увидеть с вариациями во многих частях страны, хотя иногда, возможно, ошибочно, он считается наиболее типичным южным, потому что его крытый проход обеспечивал как циркуляцию воздуха, так и укрытие от жары. Все эти планировочные типы обычно строились в виде одно- или полутораэтажных поселковых домиков.

Несколько иная форма возникла на Западе примерно в середине 19 века, которая стала особенно отличительной для хижины Скалистых гор.В то время как входной дверной проем в большинство более ранних бревенчатых домов обычно располагался под карнизом, чтобы приспособиться к сильному снегопаду в Скалистых горах, здесь вход размещался в конце фронтона и иногда защищался от оползней крыши крыльцом, поддерживаемым две угловые стойки, образованные продолжением крыши за фронтальную стену.

С конца 18 до середины 19 веков американцы также построили много значительных двухэтажных бревенчатых домов в городах по всей восточной половине страны.В сельской местности двухэтажные бревенчатые дома иногда строили взамен прежних поселений первого поколения, но так же часто сохраняли и расширяли ранние бревенчатые дома. Второй этаж был добавлен путем снятия крыши и фронтонов, строительства второго этажа, укладки дополнительных рядов бревен и строительства новой крыши или повторной сборки старой. Каждое поколение владельцев может расширять раннее бревенчатое строение, добавляя новые бревенчатые загоны, кирпичную кладку или пристройки деревянного каркаса. Особенно распространенным было добавление заднего эллинга или конструкции засыпки, чтобы связать ранее отдельно стоящую пристройку, такую ​​как кухня, к главному бревенчатому дому.Такое наслоение изменений является частью эволюции многих бревенчатых построек.

Угловые надрезы и другие методы крепления

Бревно для замены ветхого подоконника вырубается традиционным способом широким топором. Фото: файлы NPS.

Угловые насечки — еще одна характерная черта бревенчатого строительства. Большинство методов надреза обеспечивают структурную целостность, фиксируя концы бревен на месте, и придают ручке жесткость и устойчивость.Как и план этажа, тип угловой выемки иногда может быть ключом к этническому ремесленному происхождению бревенчатого дома, но важно не делать выводы, основываясь только на деталях выемки. По всей стране были выявлены многочисленные методы надрезания углов. Они варьируются от простого «седлового» надреза, требующего минимального времени и навыков стрижки, до очень распространенного «V» надреза или «ступенчатого» надреза, до надрезания «ласточкин хвост», одного из самых сложных, но наиболее трудоемких для выполнения. , «половинчатая» выемка, которая, вероятно, является одной из самых распространенных, и «квадратная» выемка, закрепленная штифтами или шипами.

Метод насечки на некоторых из самых ранних восточных хижин и в большинстве западных хижин 19-го века, особенно седловидная насечка, оставил удлиненный конец бревна или «корону». Короны особенно выражены или преувеличены в структурах в стиле рустик, и иногда они укорачиваются по мере подъема стены, создавая эффект опоры на углах здания.

Другой метод закрепления концов бревен состоит в закреплении бревен, которые уложены без надрезов («ложные надрезы»), шипами в вертикальные угловые стойки или с помощью шипов или колышков, чтобы прикрепить их к вертикальным угловым доскам.Вертикально расположенные бревна прикреплялись верхним и нижним концом, обычно к балкам крыши и подоконника.

Выбор бревен и сборка здания

Хотя выбор древесины, скорее всего, определялся доступностью, предпочтение было отдано каштану, белому дубу, кедру и пихте, поскольку эти деревья могли давать длинные, прямые, устойчивые к гниению бревна. Сосна, из которой также давались длинные прямые бревна, также использовалась в районах, где ее было много. Древесина часто смешивалась, используя более твердую, более тяжелую устойчивую к гниению древесину, такую ​​как белый дуб для фундамента, «бревно на подоконнике» и более легкую, более легко распиливаемую древесину, такую ​​как желтый тополь для верхних рядов бревен.

Одним из основных преимуществ бревенчатого строительства была экономия инструментов, необходимых для завершения конструкции. Топор для валки леса был традиционным инструментом для опрокидывания дерева и резки бревен на нужную длину. Для многих пограничных и западных построек оцилиндрованное бревно окорялось или использовалось в их первоначальной форме с оставленной корой, или одна или несколько сторон бревен были обтесаны широким топором или, более точно, обработаны теслом в виде гладких толстых досок. Надрез производился топором, топором или пилой; проемы для дверей и окон обычно вырезались после того, как бревна были установлены на место, а дверные и оконные рамы, особенно косяки, устанавливались во время строительства, чтобы помочь удерживать бревна на месте.Элементы каркаса крыши и балки перекрытий были либо вытесаны из бревен, либо из фрезерованного бруса. Бревенчатую хижину можно было поднять и в значительной степени укомплектовать всего двумя-четырьмя различными инструментами, включая валочный топор, широкий топор и ручную пилу или торцовочную пилу.

Верхние фронтальные стены были дополнены бревнами, если крыша была построена из прогонов, что более типично для скандинавского или финского строительства, а также для стилей западного и деревенского стиля 20-го века. Тем не менее, вертикальная или горизонтальная обшивка из обшивки обычно использовалась по всей стране для покрытия фронтонов с деревянным каркасом.

Щебень и мазок

Каменные или деревянные полоски служили для заполнения щелей, на которые наносилась штукатурка. Фото: файлы NPS.

Горизонтальные промежутки или стыки между бревнами обычно заполняются комбинацией материалов, которые вместе известны как «трещины» и «мазки». Долбление и обмазывание завершали внешние стены загона для бревен, защищая их от пронизывающего ветра и снега, помогая проливать дождь и блокируя проникновение паразитов.Кроме того, долбление и обмазывание могут компенсировать минимальное количество рубок и сэкономить время, если потребуется немедленное укрытие. Не все бревенчатые постройки были расколоты. Козлыки, а иногда и части сараев, где требовалась вентиляция, не были прорезаны. Хотя они более типичны для шведских или финских методов и не так распространены в американском строительстве бревен, плотно прилегающие дощатые или точеные оцилиндрованные бревна практически не нуждаются в растрескивании и замазывании.

Для долбления и замазки использовались самые разные материалы, в том числе все, что было наиболее удобно под рукой.Однако, как правило, это трехэтапная система, применяемая в несколько этапов. Раскалывание состоит из двух частей: во-первых, в шов вставляется сухой, объемный, жесткий блок, такой как деревянные плиты или камни, а затем мягкий набивной наполнитель, такой как дуб, мох, глина или высушенный навоз животных. Нанесение замазки, завершающей систему, представляет собой внешний финишный слой, протертый мокрым способом, различного состава, но часто состоящий из смеси глины и извести или других материалов, доступных на местном уровне. Иногда вместо обмазки аккуратно подогнанные шесты или узкие деревянные полоски прибивали гвоздями в продольном направлении через стыки бревен.

Долбление, особенно шпатлевка, — наименее прочная часть бревенчатого дома. Он подвержен растрескиванию в результате замораживания-оттаивания, осадки конструкции, высыхания бревен и степени теплового расширения-сжатия, которая отличается от таковой у бревен. Сезонное ухудшение трещин требует постоянного осмотра и регулярного ремонта или замены.

Обработка наружных стен

Хотя внешние бревна хижин на Западе и деревенские постройки 20-го века, как правило, не покрываются, многие бревенчатые дома 18-го и 19-го веков к востоку от Миссисипи, за исключением некоторых более простых коттеджей и домов в отдаленных или бедных районах, были закрыты. покрыт внешней облицовкой.Снаружи бревенчатые стены были покрыты как по эстетическим, так и по практическим соображениям либо сразу после завершения строительства, либо позже.

После снятия сайдинга бревна могут быстро испортиться, если не будет применена другая защитная обработка. Фото: файлы NPS.

В некоторых случаях бревна были побелены снаружи (и внутри). Это служило для отпугивания насекомых и заделывало микротрещины в мазке и трещины между мазкой и бревнами.Хотя растворимость побелки позволяет ей залечивать некоторые из собственных волосяных трещин смывом дождя, ее, как и мазь, необходимо периодически повторно наносить. Обычно на стены наносили более прочное покрытие, такое как деревянный сайдинг или штукатурка, что обеспечивало лучшую изоляцию и защиту, а также уменьшало необходимость ухода за бревенчатыми стенами.

Иногда бревенчатые дома были позже обнесены стеной или оштукатурены, чтобы выразить недавно достигнутый финансовый или социальный статус. Многие бревенчатые дома были сразу же обшиты и обрезаны по завершении, чтобы замаскировать их простую конструкцию под грузинский, федеральный и более поздние архитектурные стили.Часто бревенчатый дом покрывали или восстанавливали, когда возводили новую пристройку, чтобы гармонизировать целое, особенно если первоначальное ядро ​​и его пристройка были построены из разных материалов, таких как бревно и деревянный каркас.

Вертикальные планки деревянной обрешетки обычно прибивали к бревнам перед нанесением обшивки или штукатурки. Это гарантировало, что стены будут отвесными, и обеспечило основу, на которой можно было прикрепить вагонку или прибить деревянную рейку для лепнины.

Фонды

Фундаменты бревенчатых домов значительно различались по качеству, материалу и конфигурации. Во многих случаях фундамент состоял из непрерывного ряда плоских камней (с раствором или без него), нескольких опор, состоящих из булыжника, отдельных камней, кирпича, коротких вертикальных бревенчатых свай или горизонтальных бревенчатых «шпал», установленных на уклоне. Два «подоконных бревна» были положены непосредственно на один из этих типов фундамента.

Климат и предполагаемое постоянство конструкции были основными факторами, влияющими на строительство фундамента.Самые ранние бревенчатые хижины и временные бревенчатые жилища в целом, скорее всего, были построены на бревенчатых сваях или бревенчатых шпалах, установленных непосредственно на уровне земли. Там, где планировалось более постоянное бревенчатое жилище или где теплый влажный климат ускорял гниение древесины, например, на юге, иногда чаще использовались каменные опоры, которые позволяли воздуху циркулировать под бревнами подоконника. Полные подвалы обычно не включались в первоначальную конструкцию большинства самых ранних бревенчатых домов, но корневые подвалы часто вырывали позже.

Крыши

Бревенчатые постройки были покрыты кровлей из самых разных систем каркаса и укрывных материалов. Подобно планам бревенчатых домов и стилям угловых выемок, типы используемых систем каркаса крыши часто были вариациями определенных этнических и региональных столярных традиций. В большинстве случаев деревянная черепица была первым кровельным покрытием, используемым на бревенчатых домах в начале 18 и 19 веков. По мере ухудшения состояния деревянных черепичных крыш многие из них были заменены металлическими крышами со стоячим фальцем, многие из которых по-прежнему служат хорошо.Более поздние пионерные бревенчатые дома к западу от Миссисипи, вероятно, были покрыты металлической или рулонной кровлей или даже дерновой кровлей. Другие бревенчатые дома в ХХ веке были покрыты асфальтовой черепицей. Для некоторых деревенских бревенчатых домов на Западе и Великих лагерей в Адирондаке асфальтовая черепица является оригинальным историческим кровельным материалом.

Дымоходы

Этнические традиции и региональная адаптация также повлияли на строительство и размещение дымохода.Дымоходы в бревенчатых домах обычно строили из камня или кирпича, их комбинации, или даже из облицованных глиной бревен с зазубринами или меньшего размера. Позднее бревенчатые дома часто строились только с металлическими штабелями для дровяных печей. Дымоходы бревенчатых домов, возведенных в холодном климате, как правило, располагались полностью внутри дома для максимального удержания тепла. На юге, где зимы были менее суровыми, дымоход чаще строился за пределами бревенчатых стен. С появлением более эффективных систем отопления внутренние дымоходы часто сносили или перемещали и перестраивали, чтобы максимально увеличить внутреннее пространство.

Внутренняя отделка

Бревнам в интерьере многих простых кают и построек в стиле рустик часто придавали плоскую поверхность или оставляли открытыми. Но в более законченных бревенчатых домах XVIII и XIX веков их чаще покрывали по тем же причинам, по которым покрывали бревна снаружи: улучшенная изоляция, простота обслуживания, эстетика и защита от паразитов. Покрытие внутренних бревенчатых стен досками, обрешеткой и штукатуркой, досками, оклеенными газетами, тканью, такой как муслин, или обоями, повысило их сопротивление проникновению воздуха и повысило их изоляционные свойства.Готовые стены можно было легче чистить и красить, а оштукатуренные стены и потолки скрывали грубую бревенчатую конструкцию и подготовили внутренние поверхности для декоративной деревянной отделки в нынешних стилях.

Перед тем, как приступить к консервации исторического бревенчатого дома, необходимо изучить его историю и дизайн, а также оценить физическое состояние. Всегда рекомендуется нанять исторического архитектора или квалифицированного специалиста, имеющего опыт работы по консервации, для наблюдения за проектом.Кроме того, государственные службы охраны памятников истории, региональные отделения Службы национальных парков и местные исторические комиссии также могут предоставлять технические и процедурные консультации.

Историческое исследование следует проводить совместно с визуальным осмотром бревенчатого дома. Физическая оценка должна быть систематической и тщательной. Он должен включать в себя записи, фотографии или видеозаписи, а также создание чертежей существующих условий, включая общие и подробные виды.Это будет служить записью внешнего вида и состояния, на которое можно будет ссылаться после начала работы. Физическая оценка также должна выявить причины ухудшения, а не только симптомы или проявления, и в некоторых случаях может потребоваться структурное обследование.

Осмотр фундамента

Фундамент бревенчатого дома всегда следует проверять перед началом работ, потому что, как и в любом здании, проблемы с фундаментом могут передать структурные дефекты другим компонентам здания.Осадка фундамента — типичное состояние срубов. Если урегулирование не является серьезным и больше не действует, это не обязательно проблема. Однако, если оседание является активным или неравномерным, если это смещает конструктивный вес на непредусмотренные точки опоры вдали от предполагаемых основных точек опоры угловых выемок и бревна подоконника, это может привести к серьезным прогибам стены. Причины оседания могут включать в себя камни фундамента или дымохода или бревна подоконника, которые въехали в землю, гниение сваи бревен, шпал бревен или самих бревен порога.

Проверка журнала

Проблемы с фундаментом обычно приводят к повреждению бревен и перемычек подоконника, которые часто наиболее подвержены порче. Бревна подоконника вместе с угловыми выемками, как правило, несут большую часть веса здания и находятся ближе всего к растительности и земле, где обитает разрушающая древесину влага и насекомые. Если бревно подоконника соприкоснулось с землей, вероятно, началось или начнется ее разрушение.Также важно проверить дренаж вокруг здания. При оценке здания следует отметить состояние каждого бревна и попытаться определить источники проблем, которые кажутся существующими.

Осмотр подоконника не должен приводить к разрушению исторической внешней облицовки, если таковая существует. Осмотр обычно проводится в тех местах, где облицовка отсутствует, ослаблена или повреждена. Бревно порога, как и верхнее бревно, порчу также можно выявить по отслоившимся или отслаивающимся участкам облицовки.Если части облицовки необходимо удалить для проверки журнала, их следует пометить и сохранить для повторной установки или в качестве образцов для работ по замене. Историческую облицовку обычно не следует нарушать, если нет явных признаков оседания или других признаков разрушения.

Другие области бревенчатых стен, которые особенно подвержены разрушению, включают оконные и дверные пороги, угловые выемки и коронки, а также любые другие области, регулярно насыщенные дождевыми стоками или брызгами.Характерная особенность дизайна бревенчатых домов в стиле Адирондак или Рустик, когда концы бревен или венцы выходят за пределы зазубренных углов здания, помещают венцы за пределы капельной линии кромки крыши. Это делает их уязвимыми для насыщения из-за стока с крыш и вероятным местом разрушения. Седловидные насечки, в которых вырез был сделан на верхней поверхности бревна и который направлен вверх, а также плоские насечки также могут быть особенно восприимчивыми к улавливанию стекающей влаги.

Обнаружение распада требует тщательного осмотра. Зондирование на предмет гнили следует проводить осторожно, поскольку методы ремонта иногда могут спасти даже сильно изношенные бревна. Мягкие участки следует прощупать небольшим лезвием ножа или ледорубом, чтобы определить глубину разрушения. По бревнам через равные промежутки времени следует осторожно постукивать ручкой инструмента вверх и вниз по их длине, чтобы обнаружить участки с полым зондом и возможной внутренней гнилью. Длинные трещины, проходящие вместе с древесной текстурой, называемые «клетками», не являются признаками гниения, а являются характерными чертами выдержки бревен.Однако проверка может допускать наличие влаги и грибкового разложения бревна, особенно если оно расположено на верхней поверхности бревна. Также следует проверять с помощью лезвия инструмента, чтобы определить, не происходит ли распад внутри бревна.

Этот сгнивший порог не подлежит ремонту и подлежит замене. Фото: файлы NPS.

Контакт бревен подоконника с землей и относительная влажность также создают идеальные условия для определенных типов заражения насекомыми. Деревянные строительные элементы, такие как бревна подоконника или обшивка, на расстоянии менее восьми дюймов от земли, должны быть отмечены как потенциальная проблема для мониторинга или исправления.Следует регистрировать обнаружение насекомых, их повреждения или явные признаки их активности, такие как туннели из грязи, выходные отверстия или порошок, похожий на опилки. Лучше всего лечить заражение насекомыми у профессионально лицензированного дезинсектора, поскольку химические вещества, используемые для уничтожения дереворазрушающих насекомых и предотвращения повторного заражения, обычно токсичны.

Осмотр крыши

Наряду с фундаментом крыша — еще один важнейший компонент любого здания. Система крыши состоит из покрытия сверху вниз, как правило, из черепицы или металлического листа и гидроизоляции; обшивка доской или планки обрешетки; каркасная конструкция, такая как стропила или прогоны; верхнее бревно, иногда называемое «кровельной плитой» или «стропильной плитой»; а иногда, но не всегда, водостоки и водостоки.

Крышу и желоба следует осмотреть и проверить на утечки как снаружи, так и изнутри, если это возможно. Осмотр может выявить доказательства более раннего типа крыши или покрытия, а иногда и остатки более чем одного исторического материала покрытия. Крыша может быть результатом более поздних изменений, или поднята, когда был добавлен второй этаж, или отремонтирована в результате урагана или пожара. Часто каркас крыши может состоять из повторно используемого материала, переработанного из более ранних построек.При осмотре каркаса крыши следует обратить внимание на его конфигурацию и состояние. Типичные проблемы, на которые следует обратить внимание, — это элементы каркаса, которые были смещены из своих гнезд в кровельной плите или которые имеют трещины, повреждение конька, провисание стропил, сломанные связи и распорки, а также разрушение внешних выступающих концов стропил или прогонов, что особенно часто встречается в деревенском стиле. здания в стиле.

Другие особенности

Остальная часть здания также должна быть осмотрена в рамках общей оценки, включая сайдинг, оконные створки и рамы, дверные рамы и створки, дымоходы, подъезды и внутренние стены, отделку и отделку.Любая из этих особенностей может демонстрировать проблемы износа, присущие материалу или деталям конструкции, или могут отражать эффекты проблем, переданных откуда-то еще, например, деформированная оконная рама или оконная рама неправильной формы, возникшая в результате поломки бревна подоконника. При осмотре следует отметить изменения и ремонт, выполненные с течением времени, а также выявить те модификации, которые приобрели значимость и должны быть сохранены. Ничто не должно быть удалено или изменено до того, как оно будет изучено и не будет отмечено его историческое значение.

Поскольку чрезмерная влажность способствует и ускоряет нападение грибков и насекомых, с этим следует немедленно бороться. Необходимо отремонтировать не только крышу и желоба — если их нет, вероятно, следует добавить желоба — но и фундамент должен быть наклонным, чтобы обеспечить дренаж вдали от здания. Если расстояние от земли до бревна подоконника или внешней обшивки составляет менее восьми дюймов, грунт должен быть выровнен для достижения этого минимального расстояния. Излишки растительности и мусора, такие как дрова, мертвые листья или мусор, должны быть удалены по периметру фундамента, а вьющиеся лозы, листья которых сохраняют влагу, а усики размывают мазку, должны быть уничтожены и удалены.Также следует устранить проблемы с влажностью из-за неисправной внутренней сантехники. Решение или уменьшение проблем с влажностью само по себе может положить конец или остановить развитие гнили и насекомых, разрушающих древесину.

Стабилизация и ремонт бревна, которое было лишь частично повреждено гнилью или насекомыми, всегда предпочтительнее его замены. Сохранение бревна вместо замены нового позволяет сохранить большую часть целостности здания, включая исторические следы инструментов и породы дерева, которые уже невозможно получить в исходных размерах.Ремонт бревен, как правило, можно выполнить с бревном на месте с меньшими затратами, за меньшее время и с меньшим повреждением строительной ткани, чем путем удаления и установки нового обтесанного бревна с надрезом. Ремонт бревен осуществляется двумя основными методами: традиционными методами сращивания новой или старой древесины или с использованием эпоксидных смол. Эти виды обработки иногда комбинируются, а также могут использоваться вместе с усиливающими элементами. Ремонт исторических бревен, будь то ямы или использование эпоксидных смол, всегда должен выполняться только опытным мастером или архитектурным реставратором.

Сращивание дерева

Сращивание дерева может включать несколько видов техники. Также называемый «присучкой» или «голландским» ремонтом, он включает в себя обработку локализованного участка разрушения путем вырезания разложившегося участка бревна, а также аккуратную вырезку и установку подходящей пробки или стыка для замены выдержанной древесины. Породы древесины, если таковые имеются, а также направление и рисунок волокон должны соответствовать исходной прилегающей древесине. Местоположение и глубина разрушения должны определять используемый метод сращивания.В случае, когда гниение происходит глубоко внутри бревна, можно вырезать сегмент на всю глубину, содержащий пораженный участок, полностью разрезать бревно и врезать новый сегмент бревна, используя угловые стыки «косой» или квадратный разрез «. полунахлесточные «стыки». Соединение крепится к отрубленному бревну, продвигая винты или болты под углом через верхнюю и нижнюю поверхности, которые будут скрыты при нанесении мазка.

Соединение также может быть выполнено с использованием эпоксидной смолы в качестве клея. Бревно с неглубокой гнилью на внешней стороне можно обрезать до звуковой глубины, а половину бревна нарезать, приклеить эпоксидной смолой, винтами или болтами.Техника ремонта сильно изношенных коронок из бревен включает в себя обрезку их до прочной древесины и, если необходимо, в шов с надрезом, а также установку новых коронок, вырезанных в соответствии с ними. Армирующие стержни из стекловолокна или алюминия вставляются в отверстия, просверленные в новых коронках, и в соответствующие отверстия, просверленные на концах исходных бревен. Эпоксидная смола используется в качестве клея, чтобы прикрепить и удерживать новые коронки на месте. Длинные шурупы можно загнуть через нижнюю часть короны в бревно наверху, чтобы обеспечить дополнительную поддержку при ремонте.

Уплотнение и ремонт эпоксидной смолы

В некоторых случаях эпоксидные смолы могут использоваться сами по себе для уплотнения и заполнения пустот, оставленных поврежденной древесиной. Эпоксидные смолы универсальны по своим характеристикам, относительно просты в использовании специалистами, и после отверждения им можно придать форму с помощью деревообрабатывающих инструментов. Их использование требует, чтобы оставалось достаточно прочного дерева для прилипания эпоксидной смолы. Но их можно использовать для стабилизации сгнившей древесины, восстановления полной или большей, чем исходная прочность, разрушенным несущим конструкциям элементов, а также для восстановления формы сгнивших концов бревен.Эпоксидные смолы устойчивы к гниению и насекомым, и, хотя сама эпоксидная смола устойчива к влаге, эпоксидная смола имеет тенденцию заставлять соседнюю древесину удерживать влагу, а не высыхать, и, если ее не использовать в правильном месте, фактически может способствовать продолжающемуся циклу гниения древесины. Следовательно, ремонт эпоксидной смолой наиболее успешен в местах, где они защищены от влаги. Эпоксидные смолы, из которых на рынке имеется множество коммерчески доступных продуктов, по существу готовятся в двух формах: жидкий отвердитель и гибкий шпатлевочный наполнитель.Каждый состоит из смолы и отвердителя, которые необходимо смешать перед использованием.

Технику обработки эпоксидной смолой, например, гнилой короны бревна, начинают с удаления рыхлой гнилой древесины и, при необходимости, сушки участка. Пораженная гнилью полость и поверхность конца бревна затем пропитываются жидкой эпоксидной смолой путем многократной чистки щеткой или путем замачивания ее в пластиковом пакете, заполненном эпоксидной смолой, который прикрепляется к бревну. Пористое состояние поврежденной гнилью древесины вытянет эпоксидную смолу, как фитиль лампы.После того, как жидкая эпоксидная смола пропитает конец бревна и застынет, конец бревна консолидируется и готов для нанесения эпоксидной шпатлевки. Смола-наполнитель и отвердитель также должны быть смешаны, пигменты должны быть смешаны с эпоксидной смолой-наполнителем, чтобы окрасить заплатку и, что более важно, защитить ее от ультрафиолетового солнечного света. Наполнитель можно наносить шпателем, вдавливая его в неровности полости. Затвердевший участок можно обработать как дерево и покрасить непрозрачной морилкой или матовой краской, чтобы помочь ему смешаться с окружающей древесиной, хотя ремонт эпоксидной смолой может быть трудно замаскировать на натуральной неокрашенной древесине.

Эпоксидные смолы можно использовать для уплотнения и ремонта других участков бревна, включая гнилые внутренние области, которые еще не достигли степени повреждения внешней поверхности бревна. Насыщение небольших внутренних областей может быть достигнуто путем просверливания нескольких случайных отверстий в бревне через область, которая будет скрыта путем замазки, а затем заливки жидкой эпоксидной смолы. Если используется чистая смола, это должна быть смола для литья, чтобы минимизировать усадку, и лучше всего заполнить пустоты смолой, содержащей такие агрегаты, как песок или микрошарики.Реставраторы архитектуры часто используют эпоксидную смолу для укрепления изношенных элементов конструкции. Поврежденное бревно можно укрепить, удалив испорченную древесину и заполнив пустоту, погрузив армирующий стержень в эпоксидный наполнитель, убедившись, что пустота должным образом запечатана, чтобы содержать эпоксидную смолу перед ее использованием. Иногда более крупные разрушенные внутренние области бревна могут быть легче доступны и отремонтированы изнутри конструкции. Это может быть полезным методом, если его можно выполнить без чрезмерного повреждения внутренней отделки бревенчатого дома.Однако, несмотря на свои многочисленные преимущества, эпоксидная смола не может быть подходящей обработкой для всех ремонтов бревен, и ее не следует использовать в попытке скрыть проверку или обширную заделку поверхности бревен, которая открыта для просмотра, или бревна, которые существенно разложились или рухнул.

Замена журнала

Восстановить или заменить только часть журнала не всегда возможно. Замена всего бревна может быть единственным решением, если оно было существенно потеряно из-за гниения и рухнуло под тяжестью бревен над ним.Замена бревен, которую должны выполнять только опытные мастера, начинается с временной поддержки бревен, указанных выше, а затем их подъема домкратом ровно настолько, чтобы вставить новое бревно. Потенциальная опасность для конструкции может включать в себя создание неадекватных временных точек опоры, а также трещины в трещинах и внутреннюю отделку, которые могли медленно осесть в нестандартных положениях, которые не могут противостоять домкрату.

Новый порог соответствует оригиналу и является совместимой заменой.Фото: файлы NPS.

Чтобы начать процесс замены бревна, необходимо осмотреть всю длину бревна с внешней и внутренней стороны конструкции, чтобы определить, поддерживает ли оно какие-либо структурные элементы или элементы, и как их нагрузка может быть воспринята с помощью распорок во время подъема домкратом и удаление. Снаружи необходимо удалить обшивку, такую ​​как обшивка, и прилегающие щели по длине бревна, чтобы выполнить эту проверку. Аналогичным образом, в интерьере может потребоваться удаление примыкающих перегородок и штукатурки вокруг бревна, чтобы определить, какие элементы, если таковые имеются, поддерживаются или привязаны к бревну, которые необходимо удалить.

Необходимо получить новое бревно, соответствующее породе древесины удаляемого оригинала. Если это тесаное бревно, то замену необходимо обрезать, чтобы воспроизвести размеры и следы инструментов оригинала. Если та же порода древесины не может быть получена в исходных размерах, возможно, придется использовать заменяющую породу, и в некоторых случаях может быть даже предпочтительнее, если можно найти более прочную древесину, чем исходная порода. Однако его следует выбирать таким образом, чтобы он максимально соответствовал визуальным характеристикам исходного вида.

Консерванты для древесины

В большинстве случаев использование химических консервантов для древесины не рекомендуется для исторических бревенчатых построек. Консерванты могут изменить цвет или внешний вид поленьев. Кроме того, многие из них токсичны, они имеют тенденцию со временем вымываться из древесины, и, как и краску, их необходимо периодически повторно наносить. Многие из деревенских построек конца 19-го и начала 20-го века были построены из бревен с оставленной корой, которая может обеспечить защиту, в то время как другие были окрашены.Однако некоторые бревенчатые здания, особенно бревенчатые дома, которые были ненадлежащим образом лишены исторической облицовки во время более ранней реставрации и теперь демонстрируют признаки выветривания, такие как тщательная проверка, могут быть исключениями из этого руководства. В этих случаях стоит рассмотреть возможность применения консервантов. Вареное льняное масло иногда может быть подходящим для использования на отдельных участках здания, которые особенно уязвимы к атмосферным воздействиям, хотя льняное масло со временем темнеет. Растворы бората, которые не изменяют цвет или внешний вид древесины, могут быть еще одним из немногих доступных эффективных безопасных консервантов.Однако боратные растворы плохо проникают в сухую древесину, поэтому древесина должна быть зеленой или влажной. Поскольку боратные растворы водорастворимы, после обработки древесину необходимо покрыть водоотталкивающим покрытием. В некоторых случаях может оказаться целесообразным повторно нанести лак там, где он использовался в качестве первоначальной отделочной обработки. Обработка под давлением, хотя и эффективна для новой древесины, не применима к обработке бревен на месте и, как правило, неэффективна для больших пиломатериалов и бревен, поскольку не проникает достаточно глубоко.

Ремонт фундамента

Фундамент должен иметь хороший дренаж, быть устойчивым, адекватно поддерживать здание, а также любые будущие нагрузки на пол, а также держать бревно подоконника достаточно свободным от земли и влаги, чтобы предотвратить гниение и заражение насекомыми. Бревенчатые дома с подвалами реже будут иметь проблемы, чем построенные на земле или с подвалом, если подвал поддерживается сухим и вентилируемым. Поскольку фундаменты многих бревенчатых зданий не были выкопаны и заложены ниже морозной поверхности, они обычно склонны к пучению и оседанию грунта при замерзании-оттаивании.Кроме того, как отмечалось ранее, некоторые фундаменты состояли из деревянных шпал или свай, непосредственно контактирующих с землей. Если проблема с фундаментом незначительна, например, необходимость переназначить или переустановить несколько камней, работа должна касаться только этих областей. Если возможно, незакрепленные камни следует вернуть в исходное положение. Явно несоответствующий фундамент, который практически исчез в земле, или где большие участки кладки прогнулись или просели, что привело к чрезмерно неровной или активной осадке, необходимо будет восстановить, используя современные методы строительства, но в соответствии с историческим внешним видом.

Ремонт трещин

Daubing, полностью состоящий из портландцемента, никогда не подходит для использования на историческом бревенчатом доме. Фото: файлы NPS.

Ремонт трещин, независимо от того, закончен ли он снаружи деревянными планками или шпаклевкой, не должен производиться до тех пор, пока не будет завершен весь ремонт или замена бревен, поддомкрачивание конструкций и опалубка и пока все заменяемые бревна не будут выдержаны. Исторически сложилось так, что исправление и замена мазков на регулярной основе были сезонной рутиной.Это произошло из-за факторов окружающей среды — осадки здания, сезонного расширения и сжатия бревен и проникновения влаги с последующим действием замораживания-оттаивания — трещин и ослабления шпаклевки. Если внешние бревенчатые стены обнажены, а трещины или шпаклевка требуют ремонта, следует сохранить как можно большую часть оставшегося внутреннего блокирующего заполнителя и шпаклевки. Следует использовать формулу нанесения краски и обработанную отделку, которые соответствуют исторической окраске, если она известна, или основаны на одной из смесей, перечисленных здесь.По большей части современные коммерчески доступные продукты для долбления не подходят для использования в исторических бревенчатых зданиях, хотя исключение может быть для внутренней части бревенчатого дома, где они будут покрыты штукатуркой или деревом и не будут видны. Эти продукты обычно имеют песчаный вид, который может быть совместим с некоторыми историческими мазками, но цвет и другие визуальные и физические характеристики обычно несовместимы с историческими поверхностями бревен.

Участки деревянной щели, которые исчезли или не могут быть выполнены водонепроницаемыми, должны быть заменены саженцами того же размера или четвертью столбами, обрезанными по размеру.Обычно, если кора не использовалась изначально, ее следует удалить перед тем, как плотно пригвоздить новые деревянные зазубрины.

Анализ мазков может быть выполнен так же, как и анализ строительного раствора. Если это невозможно, раздавив незакрепленный кусок мази, можно обнажить его составные части, которые обычно могут включать известь, песок, глину и, в качестве связующего, солому или шерсть животных. Следует отметить цвет, придаваемый песком или пигментированными компонентами, и любые участки первоначального мазка должны быть записаны цветной пленкой для дальнейшего использования.Неплотно прилипшую к бревнам штукатурку необходимо сначала очистить вручную. Блокирующий наполнитель следует оставить нетронутым, устанавливая только незакрепленные детали. (Иногда бывает трудно получить хорошее сцепление, и в этом случае может потребоваться полностью очистить шов.) При необходимости следует добавить мягкий наполнитель, такой как джут или кусочки стекловолокна, плотно вдавленные в пустоты с помощью палка или тупой инструмент. Иногда может использоваться скрытое армирование, в зависимости от подлинности реставрации.Это могут быть оцинкованные гвозди, частично вставленные только в верхнюю часть бревна, чтобы мазка могла перемещаться вместе с верхним бревном и удерживать верхний стык герметичным, или оцинкованную проволочную сетку, закрепленную оцинкованными гвоздями. Как и переналадка кладки, мазки не следует выполнять на прямом солнце, чрезмерной жаре или при ожидаемых температурах ниже нуля. Материалы для замазки следует перемешать в сухом виде, снова проверить надежность и надежность заделки, а смесь смочить и размешать до густой пастообразной консистенции.Смесь высыхает быстро, поэтому не следует готовить за один раз больше мазков, чем можно нанести примерно за 30 минут. Тестовый участок новой мазки на здании или на макете в другом месте поможет проверить соответствие формулы цвета и текстуры.

Перед нанесением шпаклевки область щели, включая шпаклевку и поверхности бревен, которые должны быть покрыты, следует обрызгать водой, чтобы предотвратить слишком быстрое вытягивание сухой шпатлевкой влаги, которая может привести к растрескиванию волос.Шпатель, отшлифованный на ширину шпаклевки, используется для вдавливания шпаклевки в щель и сглаживания заполненных участков. Широкие или глубокие щели или стыки, возможно, придется замазывать слоями, чтобы предотвратить провисание и отслоение бревен, путем нанесения одного или двух слоев царапания перед отделкой поверхности.

Портландцемент был частью оригинальной штукатурки, которая использовалась во многих бревенчатых зданиях конца 19-го и начала 20-го веков, и поэтому его можно использовать при ремонте зданий этого периода.Хотя небольшое количество портландцемента может быть добавлено к смеси извести, глины и песка для удобоукладываемости, в замазочных смесях, предназначенных для большинства исторических срубов, не должно быть более 1 части портландцемента на 2 части извести. Портландцемент имеет тенденцию к усадке и образованию микротрещин и удержанию влаги, что может потенциально повредить бревна.

Смеси для мазков
части (объем) материал
MIX A 1/4 цемент
1 лайм
4 песок
1/8 сухое окрашивание
свиная щетина или эксельсиор
MIX B 6 песок
4 лайм
1 цемент
MIX C 1 портландцемент
4-8 лайм
7-10 песок

Mix A Дональд А.Хатслер, «Реставрация бревенчатой ​​хижины: Руководство для исторического общества», Американская ассоциация государственной и местной истории, Технический буклет № 74, «History News», Vol. 29, No. 5 (май 1974 г.).

Mix B и C перепечатаны из книги Харрисона Гудолла и Рене Фридман «Бревенчатые конструкции: сохранение и решение проблем», Нэшвилл, Теннесси: Американская ассоциация государственной и местной истории, 1980.

Внутренние процедуры

Не существует единого подходящего способа отделки или восстановления интерьера исторического бревенчатого дома.Каждое здание и его история уникальны. Следует противостоять соблазну придать незавершенный характер границы, удалив штукатурку, чтобы обнажить внутренние бревенчатые стены или балки потолка. Вместо этого внутренняя обработка должна основываться на существующих доказательствах и руководствоваться старыми фотографиями, письменной документацией и интервью с предыдущими владельцами. Внутренние элементы и отделка, которые могут присутствовать в некоторых бревенчатых домах 18 и 19 веков, включают обшитые деревянными панелями стены, деревянную лепнину, лестницы и каминные полки; там, где они сохранились, эти особенности следует сохранить.Многие из более деревенских бревенчатых домов, построенных в конце 19 или начале 20 века, намеренно имели открытые внутренние бревенчатые стены, иногда с лущенными и покрытыми лаком бревнами. Если внутренняя штукатурка серьезно повреждена или была ранее удалена, а также существуют доказательства, такие как ореолы на бревнах, стены следует заменить штукатуркой или восстановить гипсокартон или гипсокартон, чтобы они соответствовали историческому облику.

Бревенчатые постройки слишком часто рассматриваются как переносные ресурсы.Как и другие исторические здания, перемещенные или перемещенные бревенчатые конструкции могут потерять целостность материалов и настройки. Исторические здания, внесенные в Национальный реестр исторических мест, могут быть потеряны в этом статусе при перемещении. Несмотря на популярность демонтажа и перемещения бревенчатых построек, их следует перемещать только в крайнем случае, если это единственный способ спасти их от сноса. Если их необходимо переместить, предпочтительно, чтобы они были перемещены целыми, то есть целыми, а не разобранными.Разборка и перемещение бревенчатого дома может привести к значительной потере исторических строительных материалов. Хотя бревна и элементы каркаса крыши могут быть пронумерованы для повторной сборки, разборка бревенчатого здания может привести к потере таких функций, как фундамент и дымоход, трещины и шпаклевание, внешняя облицовка и внутренняя отделка. Кроме того, бревенчатые постройки редко можно собрать так же легко, как их разобрали.

Исторические бревенчатые дома, независимо от того, имеют ли они горизонтальную или вертикальную конструкцию, бревенчатые дома 18 века или коттеджи в деревенском стиле начала 20 века, уникальны.Их консервация в основном сосредоточена на сохранении и ремонте бревен, а также в соответствующем ремонте трещин и обмазок, которые, как и изменение каменной кладки, необходимы для обеспечения водонепроницаемости большинства бревенчатых построек. Консервацию бревенчатого дома можно осуществить с помощью различных методов, включая сращивание и приучку, использование эпоксидной смолы или комбинацию исправлений и эпоксидной смолы, а часто и выбранную замену. Но, как и любое историческое здание, бревенчатая конструкция — это система, функционирующая за счет обслуживания всех своих частей.

Внешний вид многих из самых ранних бревенчатых зданий конца 18-го и 19-го веков, особенно к востоку от Миссисипи, обычно был покрыт каким-либо типом облицовки, либо горизонтальным, либо вертикальным деревянным сайдингом, лепниной или иногда их комбинацией. Эта историческая облицовка, если она существует, должна быть сохранена и отремонтирована или заменена, если свидетельства указывают на ее существование, что может быть скрыто под более поздним, не историческим искусственным сайдингом, таким как алюминий, винил или асбест, как важный определяющий характер особенность здания.

Благодарности

Автор, куратор, Музей долины Лэндис, Ланкастер, Пенсильвания, хотел бы поблагодарить тех экспертов, которые рассмотрели и прокомментировали черновой вариант рукописи: Джеймса Кофилда; Дж. Рэндалл Коттон; Харрисон Гудолл; Дональд А. Хатслар; Терри Джордан; Бернар Вайсгербер; Родд Уитон; и профессиональные сотрудники Службы национальных парков. Энн Э. Гриммер приписывают руководство этим совместным издательским проектом и общее редактирование.

Настоящая публикация подготовлена ​​в соответствии с Законом о сохранении национального исторического наследия 1966 года с внесенными в него поправками, который предписывает министру внутренних дел разрабатывать и предоставлять информацию об исторических объектах. Служба технической сохранности (TPS), Служба национальных парков, готовит стандарты, руководства и другие образовательные материалы по ответственным методам сохранения исторических памятников для широкой общественности.

сентябрь 1991

Бриско, Франк.«Насекомые-разрушители древесины». Журнал «Старый дом». об. XIX, № 2 (март / апрель 1991 г.), стр. 3439.

Кэрон, Питер. «Техника подъема домкратов для бревенчатых построек». Ассоциация Консервационных Технологий Бюллетень . Специальный выпуск: Культура Альберты. Vol. XX, № 4 (1988), стр. 4254.

Коттон, Дж. Рэндалл. «Бревенчатые дома в Америке». Журнал «Старый дом». об. XVIII, № 1 (январь / февраль 1990 г.), стр. 37–44.

Эльберт, Дуэйн Э., и Кейт А. Скалл. Бревенчатые здания в Иллинойсе: их интерпретация и сохранение. Иллинойс Серия по сохранению: номер 3. Спрингфилд, Иллинойс: Департамент охраны природы Иллинойса, Отдел исторических мест, 1982 г.

Гудолл, Харрисон. «Ремонт короны бревна и выборочная замена с использованием эпоксидной смолы и арматурной арматуры из стекловолокна: Ламар-Барн, Йеллоустонский национальный парк, Вайоминг». Технические заметки по консервации , Внешняя столярка, номер 3. Вашингтон, округ Колумбия: Отдел помощи в сохранении, Служба национальных парков, США.С. Департамент внутренних дел, 1989.

___________, и Рене Фридман. Бревенчатые конструкции: сохранение и решение проблем. Нэшвилл, Теннесси: Американская ассоциация истории штата и края, 1980.

Hutslar, Donald A. Архитектура миграции: строительство бревен в стране Огайо , 17501850. Афины, Огайо: Ohio University Press, 1986.

____________. Реставрация бревенчатой ​​хижины: Указания для исторического общества. Американская ассоциация государственной и краеведческой технической брошюры 74.Новости истории. Vol. 29, No. 5, May 1974.

Джордан, Терри Г. Американские бревенчатые дома: старое мировое наследие. Чапел-Хилл, Северная Каролина: Издательство Университета Северной Каролины, 1985.

Кайзер, Харви Х. Великие лагеря Адирондак. Boston: David R. Godine Publisher, Inc., 1986.

Меррилл, Уильям. «Ухудшение состояния древесины: причины, обнаружение и предотвращение». Технический бюллетень Американской ассоциации государственной и местной истории 77. History News .Vol. 29, No. 8, August, 1974.

Роуэлл, Р.М., Дж. М. Блэк, Л. Р. Джовик и В. Файст. Защита срубов от гниения. U.S.D.A. Лаборатория лесных услуг, Общий технический отчет, FPL11. Мэдисон, Висконсин: Лаборатория лесных продуктов, Лесная служба, Министерство сельского хозяйства США, 1977 г.

Сент-Джордж, Р.А. Защита бревенчатых домиков, деревенских работ и необработанной древесины от вредных насекомых в восточной части США . Бюллетень фермера No.2104, Министерство сельского хозяйства США. Вашингтон, округ Колумбия: Правительственная типография, 1962 г. (Rev.1970).

Твид, Уильям К., Лора Э. Сульер и Генри Г. Лоу. Служба национальных парков в деревенском стиле: 1916-1942 гг. Сан-Франциско, Калифорния: Отдел управления культурными ресурсами, Западный региональный офис, Служба национальных парков, февраль 1977 г.

Уилсон, Мэри. Кабинет бревенчатой ​​хижины . Отчет о культурных ресурсах № 9. Огден, Юта: Министерство сельского хозяйства США, Лесная служба, 1984.

Исторический бревенчатый дом Гибсон-Грант | Цветочный курган, Техас

Предыстория

В 2015 году Town of Flower Mound приобрел собственность, названную в честь ее первоначального владельца Уильяма Гибсона и Кертиса Гранта, разработчика, обнаружившего это строение. Первоначально Грант приобрел недвижимость с намерением снести существующий дом и разделить участок под жилую застройку. Однако он обнаружил исторический бревенчатый дом внутри стен гостиной.Вокруг него поэтапно возводилось новое строительство. Он связался с Управлением истории и культуры округа Дентон, чтобы сообщить о своих выводах, и после дальнейшего расследования, проведенного как этим Управлением, так и Лабораторией древесных колец Университета Арканзаса, было установлено, что дом, вероятно, был построен поселенцами, которые приехали в Техас в качестве части. Колонии Петерс, самого раннего поселения в округе Дентон. Лаборатория древесных колец взяла образцы керна бревен и оставшихся щелей и определила, что бревна были распилены между 1857 и 1860 годами.Они хранились в ожидании строительства, которое происходило между 1860-1861 годами.

В 2018 году Городок Цветочного кургана утвердил Генеральный план бревенчатого дома Гибсон-Грант, чтобы направить восстановление исторического дома. План также включает цели сохранения, стандарты обработки и рекомендации.

Городские власти начали реставрационные работы в бревенчатом доме в 2020 году. Структура была восстановлена ​​до периода Фазы 3 или формы Triple-Pen с задней пристройкой, которая сохраняет ранние исторические изменения оригинального одноручного дома.Реставрационные работы включали удаление бетонных и гравийных проездов, реконструкцию участка для улучшения дренажа, строительство независимого туалета, удаление неисторических досок, обрешетки и фанеры, удаление неисторических деревянных крыльцов и бетонных лестниц в подсобных помещениях, армирование и установку деревянная крыша из гальки, заполнение исторических стен, обнажение части бревенчатых стен, демонстрирующих самые ранние постройки, и отделка помещений с соответствующей эпохе отделкой и артефактами. В дальнейшем в Городке Цветочного кургана будет сохранен бревенчатый дом Гибсона-Гранта и его территория, а округ Дентон обставит интерьер дома и будет помогать в найме, обучении и подборе добровольцев для запланированных туров, специальных мероприятий и дней. когда исторический дом открыт для публики.

Бревенчатый дом Гибсон-Грант предоставляет всем нам уникальную возможность отправиться в прошлое, испытать жизнь на границе Техаса и получить представление о том, как жили некоторые из первых поселенцев округа Дентон. Городские жители рады приветствовать публику на разрезании ленточки 11 декабря и надеются, что у членов сообщества будет возможность посетить, исследовать и узнать что-то новое.

Энциклопедия Большой Филадельфии | Бревенчатые домики

Регион Филадельфия служил важным местом распространения бревенчатых хижин в Америке, поскольку шведы, финны, а позже и немцы перенесли свои традиционные методы строительства в долину Делавэр, соединив старые модели с изобилием древесины, но приспособившись к отсутствию инструментов. и квалифицированные мастера.К середине девятнадцатого века бревенчатые хижины были далеко отошли от общепринятой строительной практики среднего класса. Однако они пережили символическое возрождение в политических кампаниях девятнадцатого века и послужили ностальгическими строительными моделями для движений двадцатого века назад в дикую местность и обратно на землю.

Бревенчатый дом Nothnagle, расположенный в Гринвич-Тауншип, штат Нью-Джерси, является одним из старейших сохранившихся деревянных строений в Соединенных Штатах. (Викискладе)

Ученые обсуждают конкретное происхождение и распространение американской бревенчатой ​​хижины, но долина Делавэр сыграла центральную роль в ее создании.Скандинавы представили бревенчатый дом в Америке, когда они заселили Новую Швецию в районе залива Делавэр в 1638 году. В семнадцатом и восемнадцатом веках немецкие и швейцарские поселенцы принесли концепцию «континентального» бревенчатого дома, который был разделен на три комнаты. и организованы вокруг центрального очага. Валлийские и шотландские ирландские поселенцы адаптировали бревенчатый домик к своим строительным традициям, переместив дымоход на концы фронтона, и перенесли эту практику во внутренние районы и на западную границу.(Английские поселенцы, предпочитающие каркасное строительство, не применяли бревенчатое строительство до восемнадцатого века.)

Колонисты, которые представили бревенчатые хижины американскому ландшафту, использовали свои столярные навыки и знания в области строительства, чтобы превратить лес из древесины в тесаные бревна и сложить их в формы, которые были бы узнаваемы дома. Тем самым они выразили свои надежды и амбиции на новую жизнь в Америке. Бревенчатый домик обычно считался временным строением, обычно одно- или полутораэтажным с одной комнатой, которую можно было разделить на две.

Две оси и пила

Его конструкция зависела от доступа к лесу, требовала базовых навыков и небольшого количества инструментов — рубящего топора, широкого топора и ручной пилы или торцовочной пилы. Напротив, бревенчатые дома, которые должны были быть постоянными, часто имели двухэтажные и более сложные планы этажей, имитирующие более сложные каркасные или каменные дома. Обе формы бревенчатого дома существовали в районе Филадельфии, но традиция была оставлена ​​для каркасного строительства или более изысканного кирпича или камня.К двадцать первому веку существовало несколько бревенчатых хижин, и большинство бревенчатых домов было перестроено, скрывая их деревенское начало.

Угловой надрез — это способ соединения двух бревенчатых стен. На изображении слева показана простая выемка в виде седла, а на изображении справа — обычная V-образная выемка. (Библиотека Конгресса)

В своей основной форме бревенчатый домик состоял из четырех стен, соединенных по углам, образуя единый «загон» или «кроватку». Внутри этой комнаты строители могли устанавливать перегородки и часто добавляли навесы на спине.Дымоходы, обычно сооружаемые из камня или кирпича, полностью находились внутри дома в регионах с холодным климатом, например, в Средней Атлантике. Фундаменты для бревенчатых хижин часто представляли собой деревянные столбы или ряд камней или бревен на земле, причем первое «бревно на подоконнике» устанавливалось непосредственно сверху. Строители, особенно шведы, заполнили щели между бревнами и утеплили стены трещинами (смесью засыпки, такой как дерево или камень, набитой дубом, мхом, глиной или высушенным навозом животных) и мазкой (финишный слой из глины и Лайм).Верхняя (теперь снесенная) и Нижняя шведские бревенчатые хижины в Верхнем Дарби, штат Пенсильвания, обе, вероятно, построенные в 1640-х годах, являлись примером типичной шведской бревенчатой ​​хижины, построенной из бревен с глиняной трещиной и обшивкой фронтонами.

Даже в городских районах, таких как Филадельфия, бревенчатые хижины служили жильем для тех, кто не мог позволить себе ничего лучшего. Было задокументировано несколько примеров в Филадельфии, и все исторические бревенчатые здания были снесены или перемещены. Однако фотография «старой бревенчатой ​​хижины» в Кенсингтоне, сделанная в 1869 году, сохранилась в фондах Свободной библиотеки Филадельфии как изображение городской бревенчатой ​​хижины, стоящей обветшалой под своими высокими кирпичными соседями.

Кабина как символ

В середине девятнадцатого века бревенчатый дом стал важным символом американской политической риторики. После выдвижения в Гаррисбурге в 1839 году кандидат в президенты от вигов Уильям Генри Харрисон (1773-1841) и его сторонники начали «Кампанию за бревенчатую хижину», связав бревенчатую хижину с простыми, самодостаточными, демократическими идеалами многих людей середины девятнадцатого века. Американцы резко контрастируют с идеалами утонченности элиты. Пока он бродил по стране, включая Филадельфию, его сторонники получали жетоны с изображением хижины.Самым известным примером президента, привязанного к каюте, был Авраам Линкольн (1809-65), чья бревенчатая хижина на месте рождения в Кентукки была позже реконструирована. После этого бревенчатый дом стал романтизированным, чтобы отразить образ жизни, давно далекий от современного индустриального общества. По этой причине он стал ключевым элементом американских романтических движений и движений дикой природы.

С увлечением бревенчатыми хижинами энтузиасты начали реконструкцию импровизированных бревенчатых хижин, которые использовались континентальными солдатами в Вэлли-Фордж во время зимнего лагеря 1777-78 гг.(Фотография Дональда Д. Гроффа для Энциклопедия Большой Филадельфии )

Ностальгическое переосмысление бревенчатой ​​хижины сделало ее сохранение и реконструкцию популярным мероприятием для патриотических праздников, конкурсов и мемориалов. На Столетней выставке 1876 года, устроенной в Филадельфии, была реконструированная бревенчатая хижина, которая по иронии судьбы приписывалась традициям Новой Англии, а не региона Филадельфии, где на самом деле возникла бревенчатая хижина. Позже солдатские каюты в Вэлли-Фордж были реконструированы, чтобы представить зимний лагерь 1777-78 гг., Когда континентальные войска построили около 2000 самодельных бревенчатых «хижин» или хижин размером 14 на 16 футов с деревянными дымоходами, облицованными грязью.Большинство оригинальных кают было быстро разобрано, а другие пришли в негодность. Тем не менее, благодаря твердой любви американцев к бревенчатым домам, энтузиасты из «Дочерей революции» начали их реконструкцию в 1905 году. После присвоения статуса государственного парка Вэлли-Фордж (позже Национального исторического парка Вэлли-Фордж) сотрудники реконструировали еще несколько домиков в 1940-х годах. . Многие из них были заново отстроены в 1961 году.

Хотя в пределах города Филадельфии не сохранилось никаких исторических бревенчатых хижин, более свежий пример находится в районе Северных Либертис, к северу от Центр-Сити.В 1985 году художник Джефф Томас построил двухэтажный бревенчатый дом из бревен и раствора на четырех пустырях. Вдохновленный движениями «обратно в землю» 1970-х годов, он стал любимой новинкой в ​​современном городском ландшафте Филадельфии, продолжая форму деревенского, но удобного жилья, впервые представленного Америке в районе Филадельфии.

Аманда Каспер — доктор философии. кандидат исторических наук в Университете Делавэра. У нее есть M.S. в области сохранения исторического наследия Пенсильванского университета и M.А. в истории из Университета Делавэра. Она работает историком в Северо-восточном региональном офисе Службы национальных парков.

Авторские права 2016 г., Университет Рутгерса

Баррик, Мак Э. «Бревенчатый дом как культурный символ», Материальная культура 18, 1 (весна 1986): 1-19.

Бланшар, Мэтью П. «Бревенчатый домик служит напоминанием о деревенском стиле…» Philadelphia Inquirer , 4 марта 2004 г.

Бомбергер, Брюс Д. Краткое описание консервации 26: Сохранение и ремонт исторических бревенчатых построек. Вашингтон, округ Колумбия: Служба технической охраны, Служба национальных парков, Департамент внутренних дел, 1991 год.

Бухер, Роберт К. «Континентальный бревенчатый дом». Пенсильвания Фолклайф 12, вып. 4 (лето 1962 г.): 14-19.

Гласси, Генри. Образец в материальной народной культуре востока Соединенных Штатов. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1968.

Джордан, Терри G .Американские бревенчатые дома: старое всемирное наследие . Чапел-Хилл: University of North Carolina Press, 1985.

Книффен, Фред Б. и Гласси, Генри. «Деревянное здание в восточной части США». Географическое обозрение 56, 1 (январь 1966 г.): 40-65

Нобл, Аллен Г. «Колониальные дома в очаге долины Делавэр» в журнале Дерево, кирпич и камень: ландшафт североамериканского поселения , Том 1: Дома. Амхерст: Массачусетский университет Press, 1984.

Вакер, Питер О. и Тренделл, Роджер Т. «Бревенчатый дом в Нью-Джерси: истоки и распространение». Keystone Folklore Quarterly 13 (1968): 248-268.

Веслагер, К. А. Бревенчатый домик в Америке: от дней первопроходцев до наших дней . Нью-Брансуик: Rutgers University Press, 1969.

C.A. Nothnagle Log House, 406 Swedesboro Road, Гиббстаун, Нью-Джерси

Бревенчатый коттедж Mortenson-Van Leer (перемещенный и реконструированный), позади Троицкой церкви, Кингс-Хайвей и Черч-стрит, Швеция, Н.J.

Нижний шведский бревенчатый коттедж, Крик-роуд, Дрексел-Хилл, Пенсильвания.

Бревенчатый коттедж 1908 года, Моррис Дендрарий, 100 E. Северо-Западная авеню, Филадельфия.

Усадьба Мортона (перемещенная и реконструированная), 100 Lincoln Avenue, Prospect Park, Pa.

Бревенчатый дом Даунингтауна (перемещенный), в парке Керр на шоссе Линкольн, Даунингтаун, Пенсильвания.

Национальный исторический парк Вэлли-Фордж, 1400 N. Outer Line Drive, King of Prussia, Pa.

Бревенчатый домик, изображения, картинки и лицензионные изображения

  • Старый бревенчатый коттедж 1

  • бревенчатый домик

  • Бревенчатый камин

  • Кабина 2007

  • уголок в бревенчатом домике

  • Бревенчатый домик

  • Старый бревенчатый коттедж 2

  • Старый бревенчатый домик

  • Дом, милый дом

  • Кабина 2007

  • Скамейка homemeade

  • бревенчатый домик дровосека

  • Бревенчатый коттедж 2

  • Залитый солнцем сарай

  • каюта 3

  • каюта 2

  • Дом на колесах тоже снят

  • кабина 1

  • крыльцо и стул

  • Старая каюта с видом на Гранд

  • Вокруг сруба4

  • дом 2

  • Старый дом

  • Старый дом

  • Отражение в салоне

  • 1880 г., Мормонский форт, Блафф, Юта

  • Бревенчатые дома

  • деревянный дом

  • Старый бревенчатый дом2

  • снос

  • Старый бревенчатый дом

  • Черепичная крыша

  • Вокруг сруба5

  • Снег и лед

  • Смотровая площадка

  • старинная украинская усадьба

  • Воден забор

  • Деревянная хижина

  • Последний из семейной фермы

  • Бэмфилд на острове Ванкувер, Британская Колумбия 1

  • Маленькая деревня

  • Два золотых старичка

  • Древесина

  • Флигель

  • Горы

  • Салон самолета

  • Закопане — взгляд сказочной страны

  • Савойские горы и коттедж

  • Форрест забирает это обратно

  • Осенний лес 1

  • Лесной Дом

  • Сельский индийский дом

  • Холодный дом 1

  • Хижина Эрроутауна

  • Тачка

  • работа на закате

  • Коттедж в горах

  • Старые окна # 04 17

  • Лапландия / Финляндия зимой 1

  • Сарай Бухты Брюке

  • дом

  • Старый дом

  • Малая церковь

  • Горы из Румынии

  • Пляжные хижины 2

  • Дом (эффект ломо)

  • деревянный барак

  • СТАРЫЙ пастушеский дом

  • маленький старый домик в лесу

  • Детали здания в северном зимнем свете 1

  • Морозные выражения

  • Наклонный сарай в Лобетале 1

  • пляж 1

  • Рыбацкие лодки

  • Хижина Ред Рок Крик

  • ферма

  • Дома Longyearbyen в Midnigh

  • Сломанный дом

  • татра 2

  • зимние дни 1

  • Сарай 2

  • Хижина

  • Смоки-Маунтинс 6

  • Австрийское озеро

  • колесо barro knap

  • окно 2

  • Старый сарай

  • старый красный сарай

  • Старый дом 1

  • деревенская жизнь 2

  • Архитектура бревенчатых домов в восемнадцатом веке Вирджиния Пьемонт

    В шести милях к югу от Харперс-Ферри находится относительно изолированное место в густо лесистой местности на полпути к горам Шорт-Хилл, в долине к востоку от Шенандоа.Там стоит каркас бревенчатого дома. Свидетельства из археологических и документальных записей, касающихся этого места, показывают, что этот дом был заселен примерно с 1780-х годов. Дом — это полутораэтажный дом, одна комната в глубину, две комнаты в ширину, он был построен из толстых вручную тесаных бревен, переплетенных с перекрестными надрезами.

    Эти брусья обтесаны со всех сторон и обычно имеют высоту 12 дюймов и ширину от 6 до 8 дюймов. Поверхности бревен, кажется, были сглажены без использования пилы, возможно, с умелым использованием «рисунка» нож »или другой финишный инструмент.Бревна соединяются по углам дома с помощью шва, часто называемого «V-образным пазом». Для усиления этих стыков не использовалось никакого оборудования. Пространства между бревнами заполнены трещинами из небольших кусочков местного камня, которые, вероятно, в прошлом были полностью покрыты глиняной грязью из местных недр. Подоконники на земле опираются на короткие фундаментные стены из сложенных местных камней.

    Дом составляет 20 футов 1 дюйм в длину и 14 футов 2 дюйма в ширину, с 18-дюймовым квадратным дымоходом, расположенным вне центра, на 5 футов 8 дюймов от южного фасада и на расстоянии 8 футов 1 дюйм от западного фасада.Он ориентирован на западном склоне горы, примерно по сторонам света, длинной стороной с востока на запад. У основания этого кирпичного дымохода в доме не осталось ни очага, ни печи. Количество и тип глины, необходимые для изготовления этих кирпичей, не соответствуют типу красно-желтой глины, доступной из недр области вокруг этого участка (U.S.G.S. 1996; 1960; см. Также Weldon 1990: 2-3). Кирпичи, вероятно, были сделаны где-то еще в этом районе и доставлены домовладельцем для использования при строительстве.

    Смещенная от центра входная дверь на южном фасаде примерно совпадает с смещенным от центра задним дверным проемом на северной стороне дома. Прямо внутри этого северного дверного проема есть обрушившаяся лестница в форме коробки, ведущая на полуэтажный лофт наверху. Перегородка для этой лестницы простирается до дымохода на первом этаже, отделяя немного большую комнату на западной стороне первого этажа от меньшей комнаты на восточной стороне, в которой находится лестница с коробкой. Существующие доски пола были распилены прямой пилой и установлены на высеченных вручную «шпальных» бревнах, которые идут с севера на юг так, что их концы опираются на стены каменного фундамента.

    Во время раскопок на этом участке было обнаружено значительное количество гвоздей ручной работы, резаных гвоздей, изделий из стекла и керамики, датируемых периодом 1780-1860 годов (Phillips 1994; Nelson 1968; Mercer 1968). Ранние формы проволочных гвоздей, обнаруженные археологически на этом месте, вероятно, датируются 1870-ми годами и более поздними периодами (Priess 1973). Другие артефакты, обнаруженные на сегодняшний день, включают довольно простую керамику массового производства, изделия из стекла и железную фурнитуру того периода. Земельные записи показывают, что участок земли, на котором расположен этот дом, использовался в 1780-х и 1790-х годах Джоном Димори (также называемым Демори и Демери), который арендовал 220 акров земли у семьи Фэрфакс.Его сын, Питер Демори, продолжил аренду, а затем в 1811 году купил участок площадью 22 акра, на котором расположен этот дом. Питеру также принадлежал участок большего размера на дне долины неподалеку, где он жил. Фамилия Демори была связана с людьми англо-американского происхождения, и двое из сыновей Питера женились на женщинах немецко-американского происхождения. Девичья фамилия жены Петра, Мария, осталась неизвестной.

    Существуют ограниченные данные устной истории о прошлом использовании дома. Интервью с давними жителями, которым сейчас перевалило за 80, показывают, что в этом доме жили Джон Уилкоу (родился в 1848 году, умер в 1939 году), его жена Сьюзан Уилкоу (родилась в 1951 году, умерла в 1911 году) и их шестеро детей в начале 1900-х годов.Шестеро детей спали на чердаке, а родители спали на первом этаже. Помещение с входной дверью, задней дверью и лестницей с коробкой использовалось как кухня и комната для общих мероприятий. Судя по всему, дом использовался с момента постройки до 1940-х годов.

    Я провожу археологические исследования этого участка дома в рамках более крупного исследования региональных изменений в социально-экономических системах в этой области верхней долины реки Потомак и долины Лоудоун в восемнадцатом и девятнадцатом веках.Я получил данные об образе жизни жителей этого участка, чтобы изучить изменения в их моделях потребления с течением времени. Более того, я изучаю возможные доказательства социальных и экономических отношений между таким местным домом и другими домашними хозяйствами и торговцами в этом районе, близлежащими плантациями и близлежащим ранним промышленным городом Харперс-Ферри.

    Свидетельства существования прошлых социальных отношений, основанных на этнической или религиозной идентичности, предоставляют ценные данные о возможной динамике таких прошлых региональных отношений.Частично я проанализирую, в какой степени такая этническая, религиозная или другая социальная групповая идентичность могла способствовать или препятствовать изменениям в региональных отношениях, а также обстоятельства, при которых они это делали. Я начал анализ возможной этнической и религиозной принадлежности одного или нескольких прошлых жителей этого места проживания (или людей, с которыми они взаимодействовали) с выводов, сделанных на основе атрибутов небольшой глиняной фигурки, обнаруженной на этом месте. Этот артефакт датируется периодом между 1780 и 1860 годами и, по-видимому, является артефактом религиозно значимого поведения (Fennell 2000).Такие выводы должны быть основаны на тщательном изучении множества источников данных при изучении возможных прошлых этнических идентичностей и их динамики в разные периоды времени.

    В этой статье я исследую степень, в которой архитектура дома может быть связана с людьми определенной прошлой этнической идентичности, чтобы увидеть, можно ли сделать вывод об этнической принадлежности строителя и проектировщика этого дома или людей, с которыми они могли взаимодействовать по поводу строительства дома.Один из способов подойти к этому вопросу — попытаться установить, были ли используемые методы проектирования и строительства связаны с определенной этнической группой в прошлом в этом регионе. Поэтому в данной статье содержится обзор исследований по истории архитектуры, посвященных методам и планам строительства бревенчатых домов в Вирджиния-Пьемонт и прилегающих регионах, чтобы выяснить, может ли строительство этого дома в долине Лоудоун быть связано с определенной этнической группой.

    Исторические данные свидетельствуют о типах этнических групп, населявших этот регион в соответствующий период.Например, довольно большой контингент немецких поселенцев эмигрировал из области Пенсильвании в северную Вирджинию Пьемонт в середине восемнадцатого века, как и многие шотландско-ирландские поселенцы. Присутствовали также свободные и порабощенные афроамериканцы, а также английские поселенцы, переселившиеся в этот регион из Прилива (Польша, 1976: 6, 27, 131). Небольшие фермы в этом регионе в восемнадцатом веке, вероятно, были сосредоточены на выращивании табака, а также на выращивании и продаже зерновых культур, включая пшеницу и кукурузу, начиная с 1750-х годов (Польша, 1976: 27; см. Wells 1993: 20; Breen 1985: 70).

    I. Аналитические концепции этнической принадлежности

    Первоначальный вопрос в этом анализе заключается в том, имеет ли смысл анализировать прошлые этнические идентичности. В ряде археологических исследований предпринимались попытки проанализировать материальные выражения этнической идентичности путем изучения множества археологических и документальных свидетельств. Исследования были направлены на «поиск отличительных предметов, связанных с культурой», таких как стили архитектуры, одежды, предметов домашнего обихода, керамики, или различия в способах питания, такие как контрасты в схемах разделки мяса, использования кусков мяса и пропорции дичи к домашние животные »(Stewart-Abernathy & Ruff 1989: 108; см. McGuire 1982: 163-64; Emberling 1997: 310-16).Все они подчеркивают динамический характер этнической идентичности, отраженной в материальной культуре, и такая идентичность часто выступает как «инструментальный феномен», в котором «материальная культура [использовалась] активно для оправдания и манипулирования межгрупповыми отношениями» (Jones 1997: 110; см. Hodder 1982: 185-90; Shennan 1989: 12-13).

    Аналитическая концепция этнических групп фокусируется на динамике социальных отношений, которые пересекают другие социальные измерения: «Экономический статус, престиж, религия и род занятий могут быть одинаково убедительными.. . . Экономический статус, поскольку он является результатом материального богатства, имеет большой потенциал для добавления материалов на территории и априори должен рассматриваться как доминирующее социальное измерение, очевидное в археологических данных о домашних жилищах в едином обществе или экономической системе. «(McGuire 1982: 164). Однако этническая идентичность может стать более актуальной даже в отношении жилищ, когда мы наблюдаем образцы методов проектирования и строительства, которые соответствуют определенным этническим группам. Некоторые формы выражения материальной культуры могут обеспечивать прямое и активное символическое выражение этническая идентификация.Другие формы материальной культуры могут быть сформированы определенным образом для некоторых этнических групп, но в результате «этнически специфического поведения», а не как прямое инструментальное выражение этнической идентификации (например, McGuire 1982: 163).

    Архитектурные стили и методы строительства в жилищах — это открытая форма обмена информацией, транслирующая заявления о групповой принадлежности:

    Если через сообщения о своей одежде, доме и других артефактах, как человек говорит: «Я — человек, который принадлежит к социальной группе X », он также говорит, что он соответствует другим поведенческим нормам и идеологии, лежащей в основе этих норм.. . . Поскольку артефакты отправляют свои сообщения непрерывно (даже при отсутствии каких-либо других действий со стороны их пользователей), согласие отдельных лиц постоянно объявляется, и непрерывный контроль над ним может поддерживаться. . . . Там, где несколько различных социально-экономических групп конкурируют за нишевое пространство, стилистические сообщения предоставляют предикторы поведения, которого можно разумно ожидать от людей из разных групп. Стиль помогает отмечать, поддерживать и расширять различия между этими группами с небольшими затратами.(Wobst 1977: 327-28).

    Другими словами, варианты дизайна и строительства, представленные в домах, «воплощают своих создателей и становятся на время своего существования активными образами желаний их создателей» (Glassie 1987: 231; см. Также Barrick 1986: 15).

    Антропологический анализ этнических групп Фредриком Барт подчеркивает, что их не следует рассматривать как статичные, и следует проанализировать степень вариации прочности, проницаемости или исчезновения этнических границ в различных условиях и во времени.Таким образом, когда обнаруживаются свидетельства взаимодействия различных групп, анализ должен быть сосредоточен на том, в какой степени «постоянство контактирующих этнических групп подразумевает не только критерии и сигналы для идентификации, но и такую ​​структуру взаимодействия, которая допускает сохранение культурных различий» ( Барт 1998: 16).

    Эдвард Спайсер провел такой анализ и обозначил наблюдаемые характеристики различных этнических групп как «устойчивые культурные системы». Используя исторические примеры, он обнаружил следующие особенности: каждая группа пережила и пережила неоднократные попытки государственных организаций ассимилировать их экономическими, политическими и религиозными средствами; каждый разработал «четко определенные символы идентичности, отличающие его от других народов», включая другие этнические группы и государственную организацию, против которой они выступали; и «формирование и поддержание» каждой было «тесно связано» с такими «условиями противостояния» другим группам (1971: 797-98).Таким образом, этническая идентичность часто может создаваться и укрепляться в противовес внешнему давлению (Kelly & Kelly 1980: 134-35).

    Исследования Барта этнической идентичности выявили и другую замечательную динамику групповой ограниченности. Вместо того, чтобы идентифицировать себя по большой совокупности верований и практик, члены группы «выбирают только определенные культурные черты и делают их недвусмысленными критериями для отнесения к этнической группе» (Barth 1998b: 119). Когда люди перестают вести образ жизни, который позволяет им удовлетворять эти ключевые атрибуты, и «там, где есть альтернативная идентичность в пределах досягаемости», результатом является «перетекание персонала от одной идентичности к другой» (1998b: 133).Таким образом, особенности этнической идентичности, ее верований и обычаев могут не измениться в некоторые периоды времени, «потому что многие [люди] меняют свой этнический ярлык» (1998b: 133-34). Если внутри группы существует напряженность и нет альтернативных идентичностей, или когда отклонение от ключевых критериев обходится не очень дорого, тогда «базовое содержание или характеристики идентичности начинают изменяться» (1998b: 134).

    Этническая идентичность может часто исчезать, когда отдельные члены этнической группы ассимилируются в новую идентичность, основанную на социально-экономических классах в более широких социальных и политических рамках в своем регионе:

    Даже если некоторые люди из [экономического и политического] более слабая этническая группа имеет доступ к социальным позициям престижа и власти, этническая группа продолжает обеспечивать альтернативную стадию.В таких случаях люди, берущие на себя роль более высокого престижа и власти, будут стремиться отказаться от своих этнических символов, потому что эти символы не соответствуют их более высокому статусу. Чем больше людей в этнической группе могут соревноваться за власть и престиж на социальном уровне, тем меньше потребность в отдельном этапе. Следовательно, меньше людей будут стремиться поддерживать этнические символы (McGuire 1982: 171-72).

    Таким образом, мы можем искать свидетельства последовательного и отчетливого выражения различий этнических групп с течением времени и их исчезновения по мере того, как группы взаимодействуют и ассимилируются друг с другом.

    II. Этническая принадлежность и бревенчатое строительство в Вирджинии Пьемонт

    Обширный массив исследований по истории архитектуры посвящен вопросу об источниках проектирования и методов строительства, используемых во многих формах строительства бревенчатых домов в американский колониальный период. Фред Книффен и Генри Гласси подытожили источники технологий строительства бревенчатых домов, которые будут импортированы в Вирджиния-Пьемонт в начале 1730-х годов, следующим образом:

    Начиная с конца семнадцатого века и достигнув пика в начале восемнадцатого века, великий несколько шотландцев и ирландцев и немцев прибыли в Пенсильванию и поселились к западу от англичан.Немцы Пенсильвании использовали горизонтальные бревенчатые конструкции того типа, который они знали в Европе и которые все еще можно найти там, прежде всего в Богемии, Моравии и Силезии. Шотландские ирландцы, ранее использовавшие камень или грязь, быстро переняли немецкое бревенчатое строительство в Пенсильвании, в первую очередь из-за его практичности в богатой древесиной Америке. Немецкие бревенчатые бревна Пенсильвании и последующие бревенчатые бревна в Америке характеризовались наличием бревен с выемками на конце, методом, который устранял свес и создавал угол коробки.Пространства между бревнами заполнялись — «трещали» — глиной, камнями, жердями или черепицей. Бревна обычно были прямоугольными, колотыми и облицованными или обшивались досками. Бревна были обтесаны по разным причинам. С большими бревнами будет легче работать, если они уменьшатся в размерах; а большое круглое бревно занимало внутреннее пространство и давало неровную стену, которую было трудно использовать. Однако в первую очередь считалось, что из тесаных бревен можно получить более плотное здание и более законченный вид. (Kniffen & Glassie 1966: 59, сноска опущена) (1)

    Кроме того, они обнаружили, что американцы немецкого происхождения, которые поселились в Вирджинии, Пьемонт и Блю-Ридж, сохранили V-образную выемку в качестве преобладающей формы техники угловых надрезов ( 1966: 59-60).

    Клинтон Уэслагер подчеркнул трудности попыток идентифицировать конкретную группу как жестко использующую уникальные и последовательные критерии в своих методах проектирования и строительства:

    Проблема заключается не только в идентификации форм бревенчатых домов в естественных европейских очагах, но и в Немецкие секты, такие как шведы и финны, импровизировали, когда возводили свои американские бревенчатые дома. Хотя их бревенчатые дома были похожи на некоторые формы Старого Света, с которыми они были знакомы, они ни в коем случае не были идентичными.Просто нереально предположить, что все народов немецкого происхождения, прибывшие в Пенсильванию в семнадцатом и восемнадцатом веках, построили такой же бревенчатый дом, который может быть аккуратно и бесспорно каталогизирован как «немецкий тип». (1969: 212, выделено в оригинале; см. Также Wells 1998: 401-02)

    Идентификация дома как продукта шотландцев, ирландцев или немцев на основе особой техники надрезания углов или размещения дымохода остается лишь предположением из-за этого. близкое сходство:

    В середине девятнадцатого века посетитель Вирджинии Пьемонт.. . где и немцы, и шотландцы-ирландцы поселились в больших количествах, возможно, были удивлены сотнями бревенчатых хижин, но маловероятно, что он мог определить этническую принадлежность жителей по способу вырезки углов, расположению камина и дымохода, или была ли обшивка прибита гвоздями вертикально или горизонтально на концах фронтона. (Weslager 1969: 239; см. Также Glassie 1978: 398)

    Он предполагает, что это произошло потому, что внутригрупповая однородность уступила место частым межгрупповым заимствованиям, поскольку различные группы поселенцев взаимодействовали в колониях (Weslager 1969: 241).Подобное заимствование могло произойти и среди свободных афроамериканцев, а также у немецких и шотландско-ирландских поселенцев, а афроамериканцы, как известно, строили бревенчатые дома к концу восемнадцатого века (Weslager 1969: 245).

    Книффен и Гласси утверждали, что более ранние исследования (см. Mercer 1967; Weslager 1955) ошибочно пришли к выводу, что методы строительства бревенчатых домов были введены в Пенсильванию шведами в семнадцатом веке. (2) Книффен и Гласси утверждают, что шведское строительство домов произошло позже и с использованием немецких технологий Пенсильвании (Kniffen & Glassie 1966: 56 n.34). «Горизонтальная бревенчатая конструкция с истинной угловой балкой, которая стала отличительной чертой американской границы, была тогда не адаптацией Нового Света к окружающей среде и не скандинавским введением; скорее, она была введена немцами Пенсильвании и принесена ими и шотландско-ирландцами во всех направлениях от юго-востока Пенсильвании »(1966: 65; см. также Lay 1982: 15; Lanier & Herman 1997: 71).

    Терри Джордан опубликовал свое крупнейшее исследование « Американские бревенчатые дома: старое всемирное наследие», в 1985 году, и попытался оживить теорию шведского происхождения.В этом исследовании он использует четыре концепции из дисциплины «культурная география»: первое эффективное поселение, культурная преадаптация, культурное упрощение и культурный синкретизм (1985: 4-7). Используя эти концепции и собрав доказательства развития конструкции бревенчатых домов и строительных технологий в американских колониях, Джордан пришел к выводу, что шведы и финны действительно оказали наибольшее влияние на этот тип зданий в Америке (1985: 146).

    Иордания утверждает, что это произошло из-за статуса шведов и финнов как первых постоянных поселенцев в долине Делавэр в 1630-х годах.Используя концепцию первого эффективного поселения, этот факт указывает Иордании на то, что их методы строительства и поселения будут иметь более длительное влияние на более поздние волны поселенцев. Он утверждает, что они также обладали культурной преадаптацией в виде техники бревенчатого строительства, хорошо подходящей для границ американских колоний. Упрощение произошло потому, что только определенные архитектурные стили «Старого Света» были успешно введены в колонии. Синкретизм возник в результате того, что германские, шотландско-ирландские и британские строительные традиции были перенесены на основу, заложенную шведами и финнами (1985: 147-54).Джордан делает гораздо более тщательную и скрупулезную работу, приводя этот аргумент и представляя подтверждающие доказательства. Однако контраргументы Книффена, Гласси и других остаются более убедительными.

    Что можно сказать о «немецком» методе строительства бревенчатых домов, который был импортирован в колонии? Уильям Уивер ставит под сомнение концепцию окончательного «немецкого» стиля деревянного домостроения. Он обнаруживает «значительное перемещение через этнические и политические границы» в методах строительства бревен и столярных изделий, приписываемых «немецким» стилям в Америке восемнадцатого и девятнадцатого веков (Weaver 1986: 247).Уивер выделил дюжину «немецких руководств по строительству», которые, как известно, широко распространялись в семнадцатом и восемнадцатом веках, но он не находит соответствия между планами в этих руководствах и типом дизайна «континентального дома», обычно приписываемого проектам немецких домов в Пенсильвания (1986: 250-52).

    Уивер обнаруживает, что основной план «холла и гостиной» был наиболее распространенным дизайном, который, как известно, использовался в средних и южных регионах Германии, из которых многие люди эмигрировали в семнадцатом-девятнадцатом веках.Очевидно, это не очень характерная конфигурация:

    Наиболее распространенное расположение комнат в средней и южной Германии — районе, откуда родом большинство немцев Пенсильвании — представляет собой план из двух комнат: комната, называемая Stube ( Печная) и одна называлась Кюче (каминная комната). Все остальное вариативно, и если что-то и можно выделить как своеобразное для традиционной южногерманской архитектуры, так это не двухкомнатный план, а штубе. (План с двумя комнатами появляется в несколько измененных формах во Франции и Англии под обозначениями холла и гостиной).(1986: 253).

    Этот план дома обычно включал центральный дымоход с камином, выходящим в кухню, и печью, выходящей в штуб. В домах бедных семей в сельских районах немецких округов и в Пенсильвании обычно не было кирпичных дымоходов, и вместо этого в крыше использовались простые отверстия для вентиляции дыма. Немецкие дома в Пенсильвании, в которых не было дымоходов, часто имели ограждения, обмазанные грязью или штукатуркой под крышей, чтобы направлять дым и улавливать искры (1986: 254).

    Печь в Штубе обеспечивала как приготовление пищи, так и обогрев этой комнаты, экономя на древесном топливе (1986: 255). При переносе в Пенсильванию эта традиционная конструкция могла быть изменена в некоторых случаях, чтобы отказаться от печи и вместо этого полагаться на конфигурацию открытого очага из-за меньшего беспокойства по поводу доступа к древесным запасам для топлива в более густо лесистых регионах Пенсильвании и соседние колонии (1986: 256).

    Stube обычно назывался «Schtuppe» немцами Пенсильвании, и он использовался как «теплая комната», отапливаемая печкой и менее заполненная дымом, чем Küche с открытым очагом и функциями кухни (1986: 258).Кюче, также называемый немцами Пенсильвании «Кит», служил кухней и общим рабочим помещением в доме (1986: 254). Штуппе как в Германии, так и в Пенсильвании обычно располагался на солнечной стороне дома, обычно на юго-западном или юго-восточном углах (1986: 258). Эта модель со временем сломалась в Пенсильвании, когда появились новые формы печей, которые были перемещены в кухню и использовались для приготовления пищи (1986: 258). Наконец, «Каммер» был комнатой меньшего размера, часто располагавшейся на верхнем этаже в немецких домах, которая служила эквивалентом английской спальной «камеры» (1986: 259-60).В качестве альтернативы в некоторых домах каммер был отделен от задней части Штубе на первом этаже (1986: 259-60).

    Анализ Робертом Бухером плана «континентального бревенчатого дома», очевидного в сохранившихся домах на юго-востоке Пенсильвании, определяет массивный центральный камин как отличительную черту этого немецко-американского дизайна (Bucher 1962: 14). Такие камины часто были от 7 до 16 футов в длину (1962: 16). Первый этаж обычно состоял из Strube или «большой комнаты» с «каммером», отделенным от задней части, кухни и небольшой лестницы на верхний этаж.Большой камин выходил из центрального дымохода в кухню, а печь выходила в большую комнату. Входная дверь «находилась не по центру, всегда на кухне, а дверь прямо за ней в задней части дома» (1962: 14-15; см. Также Lay 1982: 19; Glassie 1968: 48-51).

    Проведенный Уорреном Робертсом анализ распространения немецких методов строительства из горизонтальных бревен в округе Дюбуа, штат Индиана, иллюстрирует распространение стилей среди этнических групп. Немецкие иммигранты переселились в район округа Дюбуа в 1830-х и 1840-х годах, поселившись в районах, уже занятых примерно 5000 англо-американцами, которые перебрались в регион после 1807 г. (Roberts 1986: 265).Из-за распределения относительно недорогих сельскохозяйственных земель по всей территории немецкие иммигранты расселялись среди англо-американцев (1986: 265-67).

    Изучив выборку из 28 бревенчатых домов этого периода, Робертс обнаружил, что 26 домов имеют базовую проектную планировку типа «бревенчатый, полутораэтажный, двухкомнатный дом с навесным каркасом через заднюю часть. «(1986: 267). Две комнаты находились рядом на первом этаже, одна обычно на два фута шире другой.Площадь основания основного дома (без навеса и крыльца) обычно составляла 33 фута 6 дюймов на 18 футов 6 дюймов. В большинстве домов не было очага, и вместо них использовались печи, а в одном углу нижнего помещения располагались лестницы с коробками, ведущие на спальный лофт наверху (1986: 267). Интересно, что он также обнаружил, что эти дома обычно включают бревна, выступающие из торцевых стен и центральной стены, чтобы поддерживать крышу крыльца спереди и каркас навеса сзади. Таким образом, эти журналы, вероятно, были включены в проект с самого начала (1986: 268).

    Другими типичными чертами немецко-американских домов, которые исследовал Робертс, были фундаменты из местных песчаников, уложенные в кубические опоры. В домах не было подвалов, и в бревенчатых домах британской Америки в этом районе тоже не было подвалов. Окна представляли собой двойные створки, которые снова очень напоминали стиль, используемый в британско-американских домах в этом районе, и сильно отличался от оконных стилей, используемых в Германии. Стропила обычно парные и наверху с шипами. В большинстве домов не было плит, и стропила опирались на самое верхнее бревно боковых стен.Это отличалось от типичных британско-американских бревенчатых домов, в которых пластины прямоугольной формы «консольно выступали над стеной, так что крыша выступала на несколько дюймов над стеной» (Roberts 1986: 273). Как в немецко-американских, так и в британо-американских бревенчатых домах бревна не использовались над верхней частью стен первого этажа, а двускатные концы полуэтажной крыши завершались вертикальными брусьями или шпильками, прикрепленными к верхним бревнам и торцевым стропилам (1986 : 274).

    Сравнение этих немецких домов с «296 британскими американскими бревенчатыми домами, измеренными в нескольких графствах на юге Индианы» выявило интересные контрасты и общие черты.Большинство (65%) этих англо-американских домов «были полутораэтажными домами с одной комнатой на первом этаже», в отличие от типичной двухкомнатной планировки немецких домов (Roberts 1986: 269; см. Также Glassie 1978: 404-11; McAlister & McAlister 1997: 83). Сравнивая 15,5% англо-американских домов, которые представляли собой «полутораэтажные дома с двумя комнатами на первом этаже», с немецкими примерами, Робертс обнаружил:

    В двухкомнатных, одно-комнатных половина британо-американских бревенчатых домов, две комнаты почти всегда одинакового размера.В немецко-американских бревенчатых домах одна комната немного больше другой. Британо-американские бревенчатые дома обычно имеют две симметрично расположенные входные двери, в то время как немецко-американские дома округа Дюбуа обычно имеют одну входную дверь, которая не находится по центру фасада. В большинстве бревенчатых домов янки есть камин в каждой комнате. Только в двух немецко-американских бревенчатых домах был камин, и то только в одной из двух комнат. (Кажется вероятным, что немцы, которые приехали в графство Дюбуа в 1840-х и 1850-х годах, привыкли к печам у себя на родине.Хотя печи были дорогими и их было трудно достать в Индиане, эти люди не были готовы обойтись без них.) (1986: 269)

    Строительные методы снова показали общие черты: как в немецких, так и в британских домах для соединения бревен использовалась выемка под половину ласточкина хвоста. бревна по углам конструкций (1986: 270). Оба типа домов обычно имели наружную облицовку из вагонки, установленную во время строительства, в то время как некоторые внешние стены были вместо этого побелены (1986: 270).

    Основываясь на этих общих чертах между британско-американскими и немецко-американскими подходами к строительству бревенчатых домов, Робертс заключает, что «немецкие иммигранты в округе Дюбуа научились строить из бревен у британских американцев» (Roberts 1986: 272).Он находит, что «обрезка боковых сторон бревен, но не вершин и оснований, использование трещин, угловых надрезов наполовину ласточкин хвост и использование сайдинга идентичны» в немецко-американских и британско-американских домах в Индиане в это время. , и они отличаются от методов проектирования и строительства в Германии (Roberts 1986: 272). Я считаю, что было бы преувеличением утверждать, что эти немецкие иммигранты «научились строить из бревен у американцев британского происхождения». Немецкие иммигранты, вероятно, обладали сопоставимыми строительными традициями из Германии, но быстро изменили их, строя дома во взаимодействии с британскими американцами, среди которых они поселились.

    Книффен и Гласси утверждают, что половинка «ласточкин хвост» была получена с течением времени из полного «ласточкин хвост» в качестве более легкой техники:

    При половинном соединении «ласточкин хвост», также известном всем деревообработчикам, верхняя часть выемки наклонена вверх, но дно плоское. Фактически, это половина V-образной выемки, но, похоже, она была получена из полного ласточкиного хвоста. Верхний угол паза в форме ласточкина хвоста острее, чем нижний угол, а нижний угол легко выпрямляется, чтобы получить половину «ласточкин хвост», которая не менее эффективна, чем цельная выемка в форме ласточкина хвоста, но намного проще в изготовлении.(Kniffen & Glassie 1966: 56)

    В то время как наполовину ласточкин хвост, по-видимому, больше использовали англо-американцы и шотландцы-ирландцы в регионе Вирджиния, Книффен и Гласси не называют одну группу создателей этой техники. Веслагер считает это уместным, поскольку немецкие и шотландско-ирландские поселенцы Пенсильвании и Вирджинии «были настолько тесно связаны с распространением бревенчатых хижин, что пытаться присвоить относительный вес каждой [группе] является строго академическим упражнением. кроме как на региональной основе, и это лишь небольшая часть сложного целого »(Weslager 1969: 236).Я считаю, что это верно и в отношении американцев немецкого происхождения и англо-американцев, обследованных Робертсом в Индиане.

    Робертс наблюдал заметную структуру поселения в своем анализе стилей домов в Индиане, когда прибывающие немецкие иммигранты расселялись между британскими американскими соседями. В таких условиях более вероятен быстрый обмен строительными технологиями. Уильям Тишлер (1986) исследовал историю стилей жилищного строительства, импортированных иммигрантами из более северных районов Германии в Висконсин в тот же период времени.Он обнаружил, что эти американцы немецкого происхождения имеют больший опыт и предпочитают фахверк в стиле фахверк, а не традиции иммигрантов из средне- и южно-германских районов.

    Немецкие иммигранты из более северных районов Германии (включая Гессен, Нассау и Нижнюю Саксонию) популяризировали этот другой стиль домашней архитектуры, используя фахверк и глиняный, кирпичный или каменный наполнитель (Jordan 1976: 10; Kniffen & Glassie 1966 : 42-43).Этот стиль фахверк можно увидеть в немецко-американских поселениях в 1830-х и 1840-х годах в районе Великих озер, включая Висконсин, Миссури, Огайо и Техас (Tishler 1986; Kniffen & Glassie 1966: 43). Однако такие методы фахверкового строительства не были уникальными для северных немецких районов в Европе. Подобные стили были разработаны и широко использовались в Англии на протяжении семнадцатого века (Lay 1982: 9).

    Тишлер обнаружил, что немецкие иммигранты в Висконсине селились группами в густо лесистых районах, потому что более ранние волны британских поселенцев уже купили больше открытых сельскохозяйственных угодий.В результате американцы немецкого происхождения в Висконсине в 1840-х годах строили здания в стиле фахверк, очень похожим на их родину (Tishler 1986: 277-78). Такая конструкция фахверка не использовалась немецко-американскими поселенцами в районе Вирджинии. С большинством немецко-американских поселенцев Вирджинии, прибывших из предыдущих поселений в регионах Пенсильвании и Мэриленда, Вирджиния получила немецко-американскую традицию, отмеченную стилями строительства бревенчатых домов, которые начали смешиваться со стилем англо-американцев и шотландцев-ирландцев.

    Анализ Паулы Стоунер стилей домов в Камберлендской долине XVIII века в штате Мэриленд обнаружил такое смешение методов проектирования и строительства немецких, шотландско-ирландских и англо-американцев, заселяющих этот регион:

    На своей родине каждый из них группы немцев, шотландцев и ирландцев и англичан имели традиционные типы зданий, которые в некоторой степени нашли отражение в домах, которые они построили в Новом Свете. . . . Поскольку некоторые из этих людей не пересаживались непосредственно со своей родины в долину Камберленд, к тому времени, когда они прибыли сюда, их этнические традиции начали гомогенизироваться в период проживания с другими иммигрантами в Новом Свете.И поэтому мы видим, что в зданиях сохранилось смешение культур и приспособление этого сочетания к имеющимся материалам. (Stoner 1977: 512-13)

    Имеющиеся материалы включали относительное обилие известняка, и, таким образом, появляется несколько домов с «классическим германским планом центрального дымохода», но построенных из известняка, а не бревна (1977: 515-16 ).

    Некоторые свидетельства этнического паттерна в определенных конструктивных технологиях появляются в других исследованиях. Терри Джордан (1976) проанализировал образец из 600 сохранившихся бревенчатых конструкций в Техасе, построенных между 1815 и 1940 годами, чтобы проверить образцы в типах техники угловых надрезов, которые использовались разными строителями.Он обнаружил в Техасе тот же диапазон стилей надреза, который был популярен в других местах:

    В восточной части Соединенных Штатов используются шесть методов создания по-настоящему углового деревянного соединения: седловидный надрез, V-образный надрез, алмазный надрез, полное соединение ласточкин хвост, половинный надрез. ласточкин хвост и квадратный надрез. Во всех случаях, кроме последнего, каждое бревно закреплено на верхних и нижних бревнах, что устраняет необходимость прибивания гвоздей или колышков. (Kniffen & Glassie 1966: 54, сноска опущена)

    Тейлор обнаружил, что немецко-американские поселенцы в Техасе использовали V-образные выемки 57% времени, а половинные выемки типа «ласточкин хвост» только 11%.Напротив, англо-американские поселенцы из горных и равнинных южных штатов использовали полные ласточкин хвост, половину ласточкин хвост или квадратные выемки с наибольшей частотой (Jordan 1976: 11).

    Помимо этих различий в предпочтениях этнических групп, Иордания обнаружила, что тип дерева также соответствует выбору техники надреза. В целом он обнаружил, что «ласточкин хвост преобладает для лиственных пород, тогда как седловидный, V и квадратный надрез — для хвойных пород» (1976: 13). Лиственные породы состояли в основном из дуба, а мягкие — из сосны и кедра (1976: 13).Это соответствие пересекало этнические границы, так что англо-американцы чаще использовали седловидный или V-образный вырез, а не ласточкин хвост, в районах, где были доступны только хвойные породы (1976: 13). Он пришел к выводу, что использование различных техник насечки так же сильно коррелирует с типом дерева или типом конструкции (дом или пристройка), как и с этнической принадлежностью (1976: 14).

    Инструменты, которые, вероятно, использовались для строительства таких бревенчатых домов с поперечными насечками, включали: широкий топор и топор с двойной головкой для рубки деревьев и обрезки боковых сторон бревен, протяжной нож или тесло для удаления коры с верхней и нижней части обтесанного бревна. , дубинка для раскалывания черепицы, пила для разделки досок, а также крюк с выступом или крюком для перекатывания бревен и фиксации вручную тесаных бревен (Meehan, 1980; Willis, 1972).Многие из инструментов для строительства таких бревен, вероятно, принадлежали большинству фермеров. Более специализированные инструменты, такие как формовка самолетов, вероятно, принадлежали меньшему количеству мастеров, которые также были местными фермерами и при необходимости помогали своим соседям (Roberts 1986: 202).

    Ряд исследований выявляют изменения с течением времени в таких этнических моделях дизайна и стилей строительства. Джеймс О’Мэлли и Джон Редер (1978) проанализировали развитие двухэтажных бревенчатых домов в горных регионах «Южного нагорья», включая юго-западную Вирджинию, западные части Северной Каролины и Теннесси.Они обнаружили, что немецко-американский дом с цокольным этажом Stube, Kammer, Küche и центральным дымоходом «начал терять популярность в долинах Пенсильвании и Пьемонта, Северная Каролина, вскоре после их появления в начале 18-го -го — -го века» (1978: 905; см. Также Kniffen 1965: 561). Преобладающей формой бревенчатого дома на юге возвышенности был англо-американский дизайн с одной ручкой. Со временем он был расширен до двухэтажного двухэтажного дома с дымоходом в центре или на остроконечном конце (1978: 910).Расширяя свои первоначальные конструкции бревенчатых домов на разновидности так называемых «седельных» и «собачьих» домов, эти «европейские поселенцы на юге возвышенности» строили «многокомнатные, многоуровневые бревенчатые конструкции» поэтапно, чтобы удовлетворить свои «пространственные потребности» по мере их возникновения. (1978: 913).

    Эти взгляды согласуются с исследованием Фреда Книффена 1965 года о «распространении» различных стилей домов. Книффен заявил, что к тому времени, когда бревенчатый дом достиг долины Вирджинии, он довольно хорошо потерял свою первоначальную [пенсильванскую немецкую] форму.Под влиянием Tidewater дымоход переместился в конец и наружу, и основной план превратился в единую комнату на первом этаже »(1965: 561; см. Также Glassie 1968: 74-75). Тем не менее, дома таких скромных размеров были это было нормой для Вирджинии даже в восемнадцатом веке, и наличие кирпичных дымоходов и очагов было бы заметным преимуществом в таком доме (Wells 1993: 6-7; 1998: 395; Carson et al. 1981: 177-78).

    Шотландско-ирландские иммигранты переселились в восемнадцатом веке из первоначальных поселений в Пенсильвании и Делавэре через Потомак в Вирджинию и вдоль Голубого хребта в Каролину и Джорджию (Weslager 1969: 226).Эдвард Лэй отмечает, что шотландцы-ирландцы, как правило, селились в холмистых регионах рядом с естественными источниками и часто селились на землях около западной границы в каждом регионе (Lay 1982: 3). Он обнаруживает, что немецкие иммигранты в семнадцатом и восемнадцатом веках стремились селиться более кластерами, сохраняя свою этническую идентичность и традиции (1982: 3). Лэй резюмирует шотландско-ирландские стили постройки семнадцатого и восемнадцатого веков в американских колониях следующим образом:

    Их дома были небольшими и обычно бревенчатыми, лучше приспособленными к их постоянному перемещению с расширяющейся границей.Они предпочли однокамерную планировку холла и гостиной, но в отличие от английской версии она имела закрытые лестницы, одноплатные перегородки, открытые стыки и каменный дымоход. Иногда нанимали немецких строителей. (1982: 18; см. Также Glassie 1978: 394-96)

    Шотландско-ирландские поселенцы, вероятно, обнаружили, что существующие модели немецких домов в Пенсильвании соответствуют их предпочтениям в планировке холла и гостиной, и они, возможно, использовали немецкие бревна. строительные методы, позволяющие использовать готовые запасы древесины, изменяя при этом методы строительства с течением времени (Perdue 1985: 9, 13).

    Исследование Эдварда Чаппелла распределения немецких деревянных домов в долине Шенандоа обнаруживает быстрое исчезновение немецких традиций этнического строительства около 1800 года (1986: 28). Как и остальная часть Вирджинии-Пьемонта, эта область была заселена в середине и конце семнадцатого века немцами, шотландцами-ирландцами и англичанами. Традиционные немецкие бревенчатые дома в этой области включали центральный дымоход, Штубе и Кюче. Парадный и задний вход в дом выходили в Кюче, который располагался справа от центрального дымохода в 80% традиционных немецких домов, исследованных Чаппеллом.Закрытая коробчатая лестница вела из Кюче во второй спальню (1986: 28-30). Он обнаружил в этих домах другие различные характеристики, включая складские помещения в подвалах и размещение домов, как правило, на склонах (1986: 34-36).

    Основываясь на этих образцах архитектурных особенностей и строительных технологий, Чаппелл утверждает, что явно был характерен немецкий стиль дома:

    Несмотря на вариации, сохранившиеся здания образуют сплоченную группу, которая заметно отличается от современных форм домов других домов. этнических групп в регионе, и это свидетельствует об отдельном характере германской культуры в Вирджинии восемнадцатого века.Общие характеристики зданий представляют собой архитектурный словарь, который был одним из аспектов перенесенного культурного наследия. (1986: 37)

    Он предполагает, что и немецкие, и швейцарские иммигранты в этом регионе поддерживали «сплоченный этнический фронт» и «сильную культурную идентичность». Это помогло им установить тесные, поддерживающие социальные отношения внутри своих групп, что помогло каждой семье добиться успеха в новом поселении (1986: 40). Вдобавок эта этническая идентичность подкреплялась внешними источниками: англо-американцы в регионе также рассматривали немецких и швейцарских иммигрантов как отдельные и отдельные группы (1986: 40-41).

    Однако эта отчетливость длилась недолго. Чаппелл считает, что немецкая домашняя традиция начала развиваться в конце 1700-х годов в этом регионе, когда немецкие иммигранты испытали давление со стороны англо-американцев, чтобы они стали более ассимилированными и адаптированными к более широким линиям социальных и политических отношений в этом регионе (1986: 42). Некоторые дома были построены в этот период с гибридным дизайном, сочетающим традиционные немецкие планы с чертами в основном англо-американского дизайна дома «I» с центральным проходом:

    Когда происходила аккультурация, это не был быстрый процесс, который стирал все уровни этнического различия.Семьи, которые впервые приняли черты образа жизни в Восточной Вирджинии, сделали это в пределах знакомой формы здания, хотя внешний вид дома мог напоминать англо-американский дом. Традиционная модель дома, как и немецкий язык, была окончательно заменена, потому что она представляла собой явный символ этнического разделения. (1986: 43)

    После 1800 года традиционный немецкий дизайн был в значительной степени заброшен, и семьи немецкого происхождения начали строить дома по центральному проходу в стиле дома «I» (1986: 42-43; см. Также Glassie 1968: 74- 75).

    Анализ Чаппелла интригует тем, что он выходит за рамки теории, популяризированной Дитцем (1996) и Гласси (1975). Дитц и Гласси объясняют эволюцию от планов домов-холлов среди англо-американцев к все более широкому использованию симметричных планов домов с центральным проходом как выражения меняющегося мировоззрения в семнадцатом и восемнадцатом веках. Они находят изменения в структуре материальной культуры с течением времени и объясняют это как выражение изменения способов восприятия и мышления о своем мире.Это изменение во взглядах на мир повлекло за собой отход от групповой принадлежности и «корпоративного» образа жизни в сторону большей конфиденциальности и индивидуализма. Это также включало усиление трансформации материальной культуры от естественных форм к сильно сформированным, управляемым, искусственным и разрозненным формам.

    Напротив, Чаппелл рассматривает изменения в выборе стиля дома немецкими семьями не как пассивное выражение меняющегося мировоззрения, а как активное инструментальное выражение их меняющихся социальных отношений и новой социальной идентичности в Вирджинии девятнадцатого века.Дизайн дома активно использовался как часть стратегии создания и поддержания этих новых социальных отношений, сигнализируя о принадлежности через тип дизайна дома, выбранный и проживаемый. Вместо того, чтобы продолжать использовать символическое выражение дизайна дома для обозначения этнических границ (Wobst 1977 : 327-28), эти немецкие семьи использовали проекты домов после 1800 года, чтобы сигнализировать об ассимиляции с более широким кругом социально-экономических групп в их районе, и, таким образом, они начали рассеивать свой прежний фокус на принадлежности к этнической группе.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.