Верифицирован диагноз что это: Морфологическая верификация опухолей| Блог UNIM

Содержание

Морфологическая верификация опухолей| Блог UNIM

Основная задача морфологической диагностики — установить тканевую принадлежность опухоли (гистогенез), при этом тщательно оценивается степень атипии самой клетки и нарушение тканевых структур. В большинстве случаев диагноз устанавливается по традиционно приготовленным препаратам, изучаемым при световой микроскопии. Для морфологического исследования используются различные методы забора материала:

Соскобы и мазки-отпечатки. Являются распространенным способом диагностики поверхностных изъязвленных опухолей.

Пункция. Выполняется при поверхностно расположенных узловых образованиях. При малых размерах подозрительных в отношении опухолевого роста образований возможно выполнение пункции под контролем УЗИ.  В неясных случаях прибегают к проведению иммуногистохимических, электронно-микроскопических исследований, иногда выявляющих дополнительные морфологические признаки, позволяющие сопоставить опухоль с исходной тканью.В настоящее время при обнаружении опухоли внутренних органов возможно осуществить морфологическое исследование практически в любой части тела.

Биопсия с забором участка ткани (браш-биопсия). Если пункцию выполнить невозможно, используют эндоскопические методы исследования: фаринго- и ларингоскопию, эзофагогастродуоденоскопию, торакоскопию, бронхоскопию, колоноскопию и др., в ходе которых под визуальным контролем обычно забирают участок ткани (биоптат или браш-биоптат — соскоб специальной щеточкой, смывы с поверхности образования и т.д.) для морфологического исследования.

Открытая биопсия. Открытая биопсия опухоли выполняется, как правило, после неудачных попыток верифицировать диагноз вышеуказанными методами или из-за необходимости получить больше ткани для выполнения некоторых специфических исследований, например для определения рецепторов гормонов при опухолях молочной железы, иммуногистохимического исследования при гематосаркомах. Биопсия инцизионная предполагает получение участка ткани непосредственно из патологического очага, выполняется под местной анестезией (из опухоли молочной железы, мягких тканей) или под наркозом (из костных опухолей). Биопсия эксцизионная выполняется как хирургическое вмешательство с удалением опухоли в пределах здоровых тканей. Трепанобиопсия в основном используется для исследования новообразований молочной железы, костей, мягкотканных опухолей. При невозможности верифицировать злокачественность опухоли на диагностическом этапе планируют срочное гистологическое исследование во время операции.Эти способы обычно дают достаточно материала для морфологической верификации диагноза. Наиболее информативный материал получают из участков опухоли на границе со здоровой тканью.

— Трепан-биопсия. Гистологическая верификация может быть получена при использовании специальной иглы или трепана, при этом изымается столбик измененной ткани, пригодный для гистологического исследования. Особенно важным в плане адекватной диагностики распространенности опухолей бывает исследование сомнительных по клиническим данным образований в зонах регионарного метастазирования. В большинстве же случаев сопоставление клинических проявлений опухоли с ее симптомами вне основного очага не требует верификации всех обнаруженных метастазов. Производят морфологическое исследование наиболее доступных вторичных опухолей, что само по себе делает ясным представление об истинной распространенности заболевания. Верификация диагноза осуществляется путем чрезкожной пункции метастаза или забора материала при лапаро- или торакоскопии.

«О злокачественности новообразования в идеале может судить только патолог»

По разным оценкам, расхождение клинического и морфологического диагноза в онкологии составляет до 30-40%. Самые грубые ошибки – те, когда рак «находят» там, где его нет, либо, наоборот, пропускают злокачественную опухоль. Как быть с онкопациентами без морфологической верификации диагноза и стадии заболевания попытались выяснить в Челябинском центре онкологии и ядерной медицины.


По разным оценкам, процент расхождения клинического и морфологического диагноза в онкологии составляет до 30-40%. Официальной статистики по этому вопросу не ведется. Самые грубые ошибки – те, когда рак «находят» там, где его нет, либо, наоборот, пропускают злокачественную опухоль. Таких случаев меньше, но последствия те же – неверно выбранная тактика лечения и печальный итог. При этом, чем дальше оказывается пациент от центральных клиник, тем меньше у него шансов на адекватный диагноз.


Кто они – онкологические пациенты без морфологической верификации диагноза и стадии заболевания, и что с ними делать, попытались выяснить в Челябинском областном клиническом центре онкологии и ядерной медицины. О первых результатах исследования, представленных на прошедшем в Москве Международном форуме онкологии и радиологии, рассказала МедНовостям зав. оргметодкабинетом и канцер регистром Ирина Аксенова.

Ирина Аксенова


Ирина Алексеевна, что сейчас происходит с «неверифицированными» пациентами?


— Это очень большая проблема, с которой сталкиваются во всем мире. Существующие стандарты лечения онкологических заболеваний не распространяются на пациентов, у которых не установлена стадия распространенности злокачественного процесса. В последнее десятилетие в России доля таких пациентов ежегодно колеблется в пределах 5-8%. И лечащий врач оказывается перед сложным вопросом: как лечить такого пациента, какие применить подходы к его ведению?


Как и повсюду, в нашем регионе растет онкологическая заболеваемость, представляющая серьезную проблему для общества – огромные затраты, инвалидизация, потери большого количества жизней. И один из источников роста показателей смертности – случаи без морфологического подтверждения диагноза, либо стадии заболевания. И цель, которую мы поставили, начиная это исследование – хотя бы крупными мазками определить,что из себя представляют эти группы больных.А в результате исследования – разработать алгоритм наблюдения, обследования и возможного лечения таких пациентов.


Мы провели анализ показателей выживаемости на основе базы данных популяционного ракового регистра Южного Урала, качество которого было высоко оценено на международном уровне. С 2017 года Челябинский популяционный раковый регистр (под руководством академика РАН, профессора, д.м.н. главврача Челябинского центра онкологии и ядерной медицины Андрея Владимировича Важенина) является членом Международной ассоциации раковых регистров.


В 2017 году около 10% впервые выявленных случаев злокачественных новообразований были учтены посмертно. Это значит, что болезнь выявлялась незадолго до смерти при госпитализации или на вскрытии. Лидировали в этом антирейтинге рак легкого, рак поджелудочной железы и толстой кишки. Всего же мы проанализировали одно-трех-пятилетнюю выживаемость пациентов со злокачественными новообразованиями легких, молочной железы, предстательной железы, толстого кишечника и желудка (эти заболевания лидируют в структуре заболеваемости раком), на основе базы данных Челябинского популяционного ракового регистра за 2005-2012 годы – около 50 тыс. медицинских карт.


И что показал этот анализ?


— Хуже всего ситуация обстоит с раком легкого. В группе больных, у которых не была установлена стадия заболевания – а таких оказалось около 5% — показатели выживаемости были в два раза ниже, чем в среднем по популяции. Больше половины пациентов с этой локализацией (почти 7 тыс. человек) не имели морфологически верифицированного диагноза. На сегодняшний день таких пациентов значительно меньше, но в целом эту проблему сложно решить из-за трудности в ряде случаев взять материал для гистологического исследования. И наконец, около 20% случаев рака легкого в 2017 году были установлены посмертно.


Среди пациентов с раком толстой кишки бесстадийных оказалось 3%, без морфологической верификации – около 5%. Выживаемость и тех и других – гораздо ниже, чем в среднем по популяции. Вдвое меньше шансов на выживание было и у больных без верифицированного диагноза рака желудка. И столь же печально выглядела картина по другим локализациям, даже по тем, которые сегодня достаточно успешно поддаются ранней диагностике и лечению. Например, даже при первой стадии рака молочной железы, выживаемость пациенток без морфологической верификации диагноза оказалась ниже, чем во всей группе.


Что чаще всего не позволяет установить стадию болезни или вообще сам диагноз?


— Наше исследование охватывало период, начиная с 2005 года, в тот момент далеко не везде была возможность провести уточняющие методы диагностики, а первый ПЭТ сканер появился в Челябинской области в 2010 году. Вероятнее всего решающую роль в таких низких показателях выживаемости онкологических пациентов играет тяжелая сопутствующая патология (сердечные заболевания и пр.), которые не позволяют установить полноценный диагноз и провести специальное лечение. По этой же причине не удается в ряде случаев установить стадию заболевания.


Распространенной проблемой как в нашем регионе, так и в других регионах России, является отсутствие онколога по месту жительства, особенно в сельской местности. Сказывается и дефицит патологоанатомов. Актуальной проблемой при проведении аутопсии с целью установить причину смерти (установить гистологический тип опухоли) является нарушение Федерального закона №323-ФЗ, а именно отказ родственников от проведения вскрытия по религиозным мотивам.


Как полученные вами данные могут помочь практическим врачам и их пациентам?


— Мы проанализировали показатели выживаемости безстадийных пациентов и увидели, что они находятся между показателями IIIи IVстадии заболевания. И, значит, у таких больных, скорее всего, соответствующая стадия злокачественного процесса, и лечить их надо аналогично рекомендациям для данных стадий. Тактика ведения больных без морфологической верификации, но с очевидной для консилиума врачей клинико-лаборатной картиной,  должна быть аналогична тактике, применимой в общей популяции. Что касается больных без морфологической верификации диагноза, мы поняли, что стадия, которую им пытались установить оказывалась не совсем корректна и должна была быть увеличена на 1 или 2. Но и здесь есть свои нюансы для разных локализаций. Так, неверифицированный рак желудка вероятнее всего следует лечить, как при IVстадии этого заболевания.


А как быть, если клиническая картина не очевидна, и под вопросом сам диагноз?


— Это очень сложная ситуация. С диагнозом злокачественного новообразования нужно быть очень осторожным, мы должны его не «поставить», а исключить у пациента. Потому что, например, образование в печени – это далеко не всегда рак печени. У такого больного может оказаться все, что угодно – доброкачественная опухоль, паразитарное заболевание и ряд других заболеваний.


О злокачественности образования в идеале может судить только патолог по результатам проведенного гистологического исследования.Также имеется перечень обследований, который позволяет с большой вероятностью (но не в 100%) установить, вовлечены ли в процесс соседние органы или есть ли там метастазы. Та же ПЭТ КТ указывает на злокачественное образование, когда в соответствующем месте накапливается контраст. И если у онколога есть достаточно оснований, он имеет право установить диагноз даже без морфологической верификации. Однако, стоит помнить, что лучевые методы диагностики не обладают 100% чувствительностью и специфичностью и оставляют определенную долю сомнений в правильности установки диагноза.


Несколько лет назад МедНовости рассказывали историю человека, который умер, так и не дождавшись лечения: онкологический диагноз был поставлен лишь посмертно. Врачи боятся лечить больных без верифицированных диагнозов?


— Имеется много сомнений в правильности установки диагноза. Мы сталкивались и с такими случаями, когда у пациента, которому установили без морфологической верификации рак поджелудочной железы, в результате не было злокачественного образования. При этом, в результатах КТ исследования даже были описаны метастазы в головной мозг. Больной получал дорогостоящее лечение, но после смерти на вскрытии оказывалось, что лечили его не от того заболевания. (В  соответствии со статьей №67 323-го федерального закона, умершего от рака больного должны в обязательном порядке направить на вскрытие для уточнения гистологического типа опухоли).


С другой стороны, очень много пациентов, которые берутся на учет без морфологической верификации, с некорректно установленной стадией заболевания умирает в течение трех месяцев. В действительности, у пациента была более тяжелая стадия заболевания, и тактика лечения в этом случае должна была быть другой. И число таких случаев на самом деле, значительное.


Готового решения этой проблемы нет, и для начала мы хотели ее просто очертить.При этом мы понимаем, что в реалиях нашей жизни врач в такой ситуации совершенно не защищен.  В ближайшем времени будут сформулированы результаты научного исследования и предложен четкий алгоритм наблюдения, диагностики и дальнейшей тактики ведения данной категории пациентов. Практическая значимость этого исследования очень высока: алгоритм будет внедрен в практическую работу онкологов первичных онкологических кабинетов региона, и мы надеемся, позволит сократить потери жизней наших пациентов.

Анализ выживаемости пациентов со злокачественными новообразованиями легких в Челябинской области

В Российской Федерации в структуре заболеваемости и смертности злокачественные новообразования легких занимают далеко не последнее место. Так, в Челябинской области пятая часть умерших от злокачественных образований – больные раком легкого. Несмотря на внедрение новых подходов к лечению данного заболевания, существенно снизить смертность от злокачественных новообразований легких не удается. В данном исследовании рассчитаны и проанализированы показатели выживаемости пациентов со злокачественными новообразованиями легких в зависимости от пола, стадии заболевания, наличия гистологической верификации диагноза, а также гистологического типа опухоли. Проведенный анализ показал, что у мужчин со злокачественными новообразованиями легких уровень выживаемости ниже, чем у женщин, на всех стадиях заболевания. За период 2004–2015 гг. структура морфологических типов опухолей легких изменилась, а именно увеличился удельный вес аденокарциномы, снизилась доля плоскоклеточных новообразований. Пациенты с гистологическим типом опухоли, относящимся к аденокарциноме, имеют самые высокие показатели выживаемости. При морфологически неверифицированном диагнозе злокачественных новообразований показатели выживаемости ниже, чем при морфологически подтвержденном. 

Рис. 1. Кумулятивная скорректированная выживаемость мужчин со злокачественными новообразованиями легких, бронхов (С34)

Рис. 2. Кумулятивная скорректированная выживаемость женщин со злокачественными новообразованиями легких, бронхов (С34)

Рис. 3. Изменение гистологической структуры злокачественных новообразований легких, бронхов (С34), %

Рис. 4. Кумулятивная скорректированная выживаемость у мужчин и женщин со злокачественными новообразованиями легких, бронхов (С34) с морфологическими типами опухоли, относящимися к группе аденокарцином (коды 814–838 по МКБ в области онкологии)

Рис. 5. Кумулятивная скорректированная выживаемость у мужчин и женщин со злокачественными новообразованиями легких, бронхов (С34) с морфологическими типами опухоли, относящимися к группе плоскоклеточных новообразований (коды 805–808 по МКБ в области онко

Рис. 6. Кумулятивная скорректированная выживаемость у мужчин и женщин со злокачественными новообразованиями легких, бронхов (С34) с морфологическими типами опухоли, относящимися к группе мелкоклеточного рака (М8041/3–8045/3)

Таблица 1. Анализ кумулятивной скорректированной выживаемости пациентов с морфологически верифицированным диагнозом злокачественных новообразований легких, бронхов (С34) по стадиям и в целом, %

Таблица 2. Анализ кумулятивной скорректированной выживаемости пациентов с морфологически неверифицированным диагнозом злокачественных новообразований легких, бронхов (С34) по стадиям и в целом, %


Введение


Во всем мире злокачественные новообразования легких ложатся тяжелым социально-экономическим бременем на больных, онкологическую службу и систему здравоохранения в целом. Согласно проекту GLOBOCAN, в 2012 г. зарегистрировано 1,241 млн случаев злокачественных опухолей легких (16,8% всех случаев злокачественных новообразований) [1, 2].


По состоянию на 2015 г., в Челябинской области в общей структуре заболеваемости доля злокачественных новообразований легких составляла 11,8%, злокачественных новообразований толстого кишечника – 12,2%, кожи – 11,6%, молочной железы – 11%, предстательной железы – 7,39%. В структуре смертности пятая часть приходилась на злокачественные новообразования легких.


Следует отметить, что злокачественные новообразования легких у мужчин занимают первое место в структуре заболеваемости данной патологией. Показатель заболеваемости у мужчин превышает таковой у женщин в шесть раз [3].


Первоочередная задача онкологической службы – увеличение продолжительности жизни пациентов [4, 5]. Показатели выживаемости имеют высокую практическую значимость. Анализ этих данных позволяет объективно оценить эффективность работы онкологической службы территории в целом (от мероприятий по профилактике рака до лечения, реабилитации, паллиативной помощи), а также служит основанием для корректной расстановки приоритетов в целях дальнейшего развития онкологической службы [6].


Показатели выживаемости на популяционном уровне должны рассчитываться исходя из сформированной базы данных онкологических пациентов – популяционного ракового регистра. Необходимы адекватный, полноценный учет всех случаев злокачественных новообразований, сверка случаев смерти по сведениям патологоанатомического бюро и бюро судебно-медицинской экспертизы. Врачи, которые готовят свидетельство о смерти, обязаны корректно формулировать первоначальную причину смерти в соответствии с Международной классификацией болезней (МКБ) 10-го пересмотра, с учетом особенностей течения заболевания, его возможных осложнений, обязательной морфологической верификации диагноза (в ряде случаев после смерти) [7, 8].


На продолжительность периода от установления диагноза до смерти пациента влияет множество факторов: локализация процесса, морфологический тип опухоли, стадия, пол, возраст, сопутствующая патология, проведенное лечение и проч.


Материал и методы


Участниками исследования стали жители Челябинской области с диагнозом злокачественных новообразований легкого (С34), установленным в 2007–2012 гг. Во всех случаях заполнялась форма № 090/У «Извещение о больном с впервые в жизни установленным диагнозом злокачественного новообразования». Впоследствии эти данные вносили в популяционный раковый регистр (разработчик ООО «Новел-СПб») Челябинской области, сформированный на базе организационно-методического отдела Челябинского областного клинического центра онкологии и ядерной медицины. Сведения о каждом пациенте включали пол, возраст, диагноз, стадию заболевания, морфологический тип опухоли, даты явок на диспансерное наблюдение, дату и причину смерти.


Для проведения расчетов из указанных данных формировали файл в формате txt (деперсонифицированный). Для расчета показателей выживаемости использовали лицензионную компьютерную программу «Расчет показателей выживаемости» (ООО «Новел-СПб»), созданную при участии специалистов НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова (Санкт-Петербург).


При оценке выживаемости ключевую роль играла дата установления диагноза. При расчете скорректированной выживаемости во внимание принимались факты смерти только от злокачественных новообразований. Показатели кумулятивной скорректированной выживаемости отражают накопительный итог переживших указанный рубеж.


Все полученные результаты систематизированы и наглядно отражены в виде диаграмм и таблиц.


Результаты и их обсуждение


Одной из главных задач исследования было установление различий между показателями выживаемости среди мужчин и женщин.


Анализ кумулятивной скорректированной выживаемости показал существенную разницу между мужской (рис. 1) и женской (рис. 2) популяцией со злокачественными новообразованиями легких (С34) отдельно по стадиям. Так, одногодичная выживаемость у мужчин (n = 6809) составила 40,9%, у женщин (n = 1626) – 54,7%, трехлетняя – 20,3 и 35,1% соответственно, пятилетняя – 15,1 и 28,7% соответственно. При расчете пол, возраст, разница в гистологическом типе опухоли, наличие сопутствующей патологии не учитывались.


Особое внимание в ходе исследования уделялось разнородности гистологических типов злокачественных новообразований легких, бронхов. Отмечалась динамика изменения удельного веса разных групп гистологических типов. В соответствии с МКБ в области онкологии, все морфологически верифицированные случаи были разделены на четыре группы: плоскоклеточные новообразования (коды 805–808), аденокарцинома (814–838), мелкоклеточный рак (М8041/3-8045/3) и группа, объединившая прочие случаи.


Для большей наглядности временные рамки были расширены (2004–2015 гг.) и прослежена динамика изменения удельного веса разных гистологических типов опухолей (рис. 3).


За указанный период зарегистрировано снижение удельного веса гистологической группы плоско­клеточных новообразований с 54 до 41% и увеличение доли аденокарциномы с 21 до 30%. Удельный вес мелкоклеточного рака практически не изменился. Сказанное относится и к группе иных случаев (за исключением 2015 г., когда показатель увеличился с 4 до 6%).


В группах плоскоклеточных, мелкоклеточных новообразований и аденокарциномы проанализирована одногодичная, трех- и пятилетняя кумулятивная скорректированная выживаемость у мужчин и женщин со злокачественными новообразованиями легких, бронхов. Самые высокие уровни выживаемости зафиксированы в группе аденокарциномы (рис. 4).


В женской популяции одногодичная выживаемость достигла почти 70%, пятилетний рубеж перешагнули 38,7% женщин. У мужчин одногодичная выживаемость составила чуть более 50%, трех- и пятилетняя – 30,2 и 22,2% соответственно. Обратите внимание: уровень выживаемости у мужчин со злокачественными новообразованиями легких, бронхов во всех исследуемых периодах ниже, чем у женщин (на 16–18%). Скорее всего в данной группе это обусловлено приемом химиотерапевтических препаратов и табакокурением.


Более низкие показатели заболеваемости зарегистрированы в группе плоскоклеточных новообразований (рис. 5).


В отличие от группы аденокарциномы в группе плоскоклеточных новообразований различий в показателях выживаемости в зависимости от пола не зафиксировано. В течение первого года после установления диагноза умерло свыше половины больных как в мужской, так и в женской популяции (скорректированная выживаемость 46,1 и 44,8% соответственно). По истечении трех лет скорректированная выживаемость составила около 20%, пятилетняя выживаемость у мужчин указанной группы – 14,7%, у женщин – 15,4%. Самые низкие показатели выживаемости имели место в группе мелкоклеточного рака (рис. 6).


В группе мелкоклеточного рака выявлены различия между показателями выживаемости у мужчин и женщин во всех анализируемых периодах. У женщин со злокачественными новообразованиями легких, бронхов (С34) с гистологическим типом опухоли М8041/3-8045/3 показатели выживаемости приблизились, а в некоторых периодах даже превысили таковые в группе плоскоклеточных новообразований.


Среди мужчин со злокачественными новообразованиями легких, бронхов (С34) показатели выживаемости самые низкие в группе мелкоклеточного рака. Одногодичная выживаемость составила всего 34,3%. Показатели трех- и пятилетней выживаемости резко снижены до 13,1 и 9,8% соответственно.


Еще один вопрос, который был затронут в настоящем исследовании, – сравнение группы пациентов с морфологически верифицированным диагнозом злокачественных новообразований легких, бронхов (С34) и группы пациентов с диагнозом, установленным на основании лабораторно-инструментальных исследований.


Причины отсутствия морфологической верификации диагноза различны: невозможность проведения биопсии из-за глубокой локализации опухоли, наличие сопутствующей патологии, отказ пациента от данной манипуляции и проч. Между тем верификация диагноза крайне важна для определения дальнейшей тактики лечения. В то же время не следует забывать о правомочности установления диагноза злокачественных новообразований. Известны случаи, когда при аутопсии подобный диагноз не подтверждался.


В группе морфологически верифицированных злокачественных новообразований легких, бронхов (n = 9436) были проанализированы показатели одногодичной, трех- и пятилетней выживаемости как отдельно по стадиям, так и в целом (табл. 1).


Очевидно, что при стадии I заболевания показатели выживаемости достаточно высокие. Одногодичная выживаемость достигала 83,1%, трехлетняя – 60,2%, пятилетняя – менее 50%. Обращает на себя внимание тот факт, что пациентов со стадиями III и IV значительно больше, чем пациентов со стадиями I и II. Не случайно показатели выживаемости в общей группе морфологически верифицированных злокачественных новообразований легких, бронхов невысокие, даже показатель одногодичной выживаемости не достиг 50%. Пятилетняя выживаемость во всей указанной группе составила всего 17,5%.


Сказанное подтверждает целесообразность внедрения методик по ранней диагностике злокачественных новообразований легких, бронхов. Именно увеличение доли стадий I и II в стадийной структуре предопределяет увеличение выживаемости данной категории пациентов, снижение смертности.


Наряду с морфологически верифицированной категорией пациентов был проведен анализ группы пациентов, не имевших при жизни верифицированного диагноза злокачественных новообразований легких, бронхов (табл. 2).


Сравнение группы пациентов с морфологически неверифицированными злокачественными новообразованиями легких, бронхов и группы с установленным морфологическим типом опухоли продемонстрировало более низкие показатели скорректированной выживаемости пациентов со стадией I заболевания во всех исследуемых периодах, а также одногодичную выживаемость на всех стадиях.


Более низкие уровни показателей могут свидетельствовать о некорректном установлении стадии заболевания. Вероятно, к пациентам со стадией I были отнесены пациенты с более распространенным опухолевым процессом. Интересно, что в группе морфологически неверифицированных пациентов почти у 9% пациентов стадия заболевания не определена. В целом показатели одногодичной, трех- и пятилетней скорректированной выживаемости в группе с морфологически верифицированным диагнозом выше, чем в группе без верификации.


Заключение


Как продемонстрировали данные проведенного исследования, показатели выживаемости у мужчин со злокачественными новообразованиями легких на 14–15% ниже, чем у женщин. Показатели выживаемости пациентов снижаются с увеличением стадии. Поэтому крайне актуальным является совершенствование мероприятий по ранней диагностике злокачественных новообразований легких, бронхов.


Проанализировав структуру морфологических типов опухолей за период 2004–2015 гг., можно констатировать, что имеет место тенденция к увеличению удельного веса аденокарцином и снижению доли плоскоклеточных новообразований. Выживаемость при аденокарциноме легких, бронхов значительно выше, чем при плоскоклеточном или мелкоклеточном раке.


У пациентов с морфологически верифицированным диагнозом показатели выживаемости выше, чем у пациентов без морфологического подтверждения заболевания. 

АСПЕКТЫ ВЕРИФИКАЦИИ ТУБЕРКУЛЕЗА ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ ПОЧЕК В ТЕРМИНАЛЬНОЙ СТАДИИ | Гордеева

1. Белялова Ф. И., Винковой Н. Н. Хроническая болезнь почек // Рекомендации по диагностике и лечению. ‒ Иркутск, 2011. ‒ С. 27.

2. Готье С. В., Хомяков С. М. Донорство и трансплантация органов в Российской Федерации в 2015 г. 8-е сообщение регистра Российского трансплантологического общества // Вестник трансплантологии и искусственных органов. ‒ 2016. ‒ № 2. ‒ Т. 18. ‒ С. 6-26.

3. Данович Г. М. Трансплантация почки // Монография. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2013. – С. 848.

4. Карпина Н. Л., Евгущенко Г. В., Эргешов А. Э. Особенности клинико-лабораторной симптоматики туберкулеза органов дыхания у больных с терминальной хронической почечной недостаточностью до и после трансплантации почки // Туб. и болезни легких. ‒ 2015. ‒ № 6. ‒ С. 71-72.

5. Назаров А. В., Жданова Т. В., Садыкова Ю. Р., Никитина Д. В., Серкова В. В. Распространенность хронической болезни почек по данным регистра центра болезней почек и диализа городской клинической больницы № 40 Екатеринбурга // Нефрология. ‒ 2012. – Т. 16, № 3, вып. 1. ‒ С. 88-92.

6. Нефрология. Национальное руководство. ‒ М.: ГЭОТАР-Медиа, 2014. – С. 608.

7. Смирнов А. В., Добронравов В. А., Каюков И. Г., Бодур-Ооржак А. Ш.-О., Есаян А. М., Кучер А. Г. Эпидемиология и социально-экономические аспекты хронической болезни почек // Нефрология. ‒ 2006. ‒ Т. 10, № 1. ‒ С. 7-13.

8. Тареева И. Е. Нефрология // Руководство для врачей. ‒ М., 2000. – С. 688.

9. Anibarro L., Trigo M., Feijoó D., Ríos M., Palomares L., Pena A., Núñez M., Villaverde C., González-Fernández Á. Value of the tuberculin skin testing and of an interferon-gamma release assay in haemodialysis patients after exposure to M. tuberculosis // BMC Infect Dis. ‒ 2012. ‒ Aug. ‒ P. 195.

10. Banaga Amin S. I., Nihad K. Siddiq, Randa T. Alsaye, Rasha Babiker, Khalifa Elmusharaf. Prevalence and presentation of tuberculosis among hemodialysis patients in Khartoum, Sudan // Saudi J. Kidney Dis. Transpl. ‒ 2016. ‒ Vol. 27. ‒ P. 992-996.

11. Canet E., Dantal J., Blancho G., Hourmant M., Coupel S. Tuberculosis following kidney transplantation: clinical features and outcome. A French multicentre experience in the last 20 years // Nephrol Dial Transplant. – 2011. ‒ Vol. 26, № 11. ‒ P. 3773-3778.

12. Galloping Ho K. J. Сaseous pneumonia with miliary dissemination in a renal transplant recipient: emphasis on pretransplant detection and prophylaxis // Nephron. ‒ 1992. ‒ № 62. ‒ P. 363-364.

13. Guidelines for the prevention and management of Mycobacterium tuberculosis infection and disease in adult patients with chronic kidney disease. Prepared by members of the Guideline Group on behalf of the British Thoracic Society Standards of Care Committee and Joint Tuberculosis Committee // Thorax. ‒ 2010. ‒ Vol. 65. ‒ P. 559-570.

14. Niepolski L., Grzegorzewska A. E. A positive test QuantiFERON-TB Gold In-Tube in a patient treated with continuous ambulatory peritoneal dialysis // Pol MerkurLekarski. ‒ 2014. ‒ Vol. 37, № 222. ‒ P. 341-343.

15. Richardson R. M. The diagnosis of tuberculosis in dialysis patients // Semin Dial. ‒ 2012. ‒ Vol. 25, № 4. ‒ P. 419-422.

16. Rose D. N. Benefits of screening for latent Mycobacterium tuberculosis infection // Archintern Meet. ‒ 2000. ‒ Vol. 160. ‒ Р. 1513-1521.

Гистологическая верификация опухоли — Онкострахование

Гистологическая верификация опухоли: методология, назначение, необходимость

Верификация опухоли – это медицинская процедура, целью которой служит перепроверка и подтверждение онкологического диагноза. Ввиду того, что онкология – это отдельный раздел современной медицины, который изучает не только злокачественные, но и доброкачественные образования, гистологическая верификация опухоли нужна для определения ее типа и разработки плана дальнейшего обследования и лечения.

Гистологический диагноз определяет характер и тип опухоли, дает исчерпывающую и категоричную информацию, которая необходима для назначения правильного и эффективного курса лечения.

Методика гистологического исследования

Материалом исследования служит гистологический препарат – кусочек опухоли, нанесенный на стекла. Его извлекают при помощи определенной медицинской процедуры – биопсии. Полученные материалы подвергают лабораторным исследованиям – гистологическому или иммуногистологическому анализу. С помощью различных химических препаратов выявляют характер образования – доброкачественное или злокачественное, а также его тип.

Преимущества и необходимость гистологической верификации опухоли

  1. Способы визуального исследования (рентгенография, КТ, МРТ и другие) не дают информации о характере опухоли – подтвердить доброкачественное или злокачественное образование может только гистологический анализ.
  2. Из всех диагностических методов гистологический анализ является самым достоверным и важным методом.
  3. Без данных исследования гистологического анализа агрессивные методы лечения (химиотерапия, лучевая терапия) не назначаются.
  4. Гистологический анализ позволяет вынести 100% диагноз, спрогнозировать дальнейшее течение болезни и принять решение о методах лечения, в том числе – оперативного вмешательства и его объемов.
  5. Гистологический анализ позволяет определить локализацию опухоли.

Порядок проведения гистологического анализа требует долгой и кропотливой работы. Поэтому он может проводиться только высококвалифицированным специалистом, имеющим необходимые знания в исследуемой области.

Итогом исследования является выдача соответствующего заключения, которое экономит время врача и пациента и сокращает объем дополнительных диагностических методов, а также упрощает выбор эффективного лечения. Кроме того, материалы биопсии можно использовать неоднократно – для перепроверки диагноза в других клинических лабораториях.

ВЫЯВЛЕНИЕ И ВЕРИФИКАЦИЯ НАСЛЕДСТВЕННОГО СФЕРОЦИТОЗА СРЕДСТВАМИ ЛАБОРАТОРНОЙ ДИАГНОСТИКИ | Прохорова

1. Рукавицын О. А., Павлов А. Д. Анемии. Под ред. О. А. Рукавицына, А. Д. Павлова. СПб.: Детство-Пресс. 2011. С. 67–68.

2. Mullier F., Lainey E., Fenneteua O., Da Costa L., Schillinger F., Bailly N., Cornet Y., Chatelian C., Dogne J.-M., Chatelian B. Additional erythrocytic and reticulocytic parameters helpful for diagnosis of hereditary spherocytosis: results of a multicentre study. Annals of hematology. July 2011; 90: 759–768.

3. Гусева С. А., Вознюк В. П., Дубкова А. Г. Анемии: принципы диагностики и лечения. Под ред. С. А. Гусевой. Киев. 1999. С. 74–75.

4. Fourcade Ch., Jary L., Belaouni H. Reticulocyte Analisys Provided by the Coulter GEN S significance and interpretation in regenerative and nonregenerative hematologic conditions. Laboratory hematology. 1999; 5: I–xx.

5. Cniron M., Cynober T., Mielot F., Тchernia G., Croisille L. The GENs: a fortuitous finding of a routine screening test for hereditary spherocytosis. Hematol Cell Ther. 1999; 41: 113–116.

6. Agre P., Orringer E. P., Bennett V. Deficient red-cell spectrin in severe, recessivelly inherited spherocytosis. N Engl J Med. 1982; 306: 1155–61.

7. King M. J., Zanella A. Hereditary red cell membrane disorders and laboratory diagnostic testing. Int J Lab Hematol. 2013 Jun; 35 (3): 237–43.

8. Girodon F., Garcon L., Bergion E., Largier M., Delaunay J., Feneant-Thibault M., Maynadie M., Couillaud G., Moreira S., Cynober T. Usefulnes of the eosin-5 maleimide cytometric method as a first-line screening test for the diagnosis of hereditary spherocytosis: Comparison with ektacytometry and electrophoresis. Br J Haematol. 2008; 140: 468–70.

9. Kar R., Mishra P., Pati H. P. Evalution of eosin-5-maleimide flow cytometric test in diagnosis of hereditary spherocytosis. Int Jnl Lab Hem. 2010; 32: 8–16.

10. Прохорова Ю. А., Зуева Е. Е., Соколова Н. Е. Применение метода проточной цитометрии в диагностике наследственного сфероцитоза (тест на связывание эозин-5 малеимида). Клиническая лабораторная диагностика. 2012; 7: 31–5.

11. Doherty G. J., McMahon H. T. Mediation, modulation and consequences of membrane-cytoskeleton interactions. Annual Review of Biophisics. 2008; 37: 73.

12. King M. J., Jepson M. A., Guest A., Mushens R. Detection of hereditary pyropoikilocytosis by the eosin-5 maleimide (EMA)-binding test is attributable to a marked reduction in EMA-reactive transmembrane proteins. Int. Journal of laboratory Hematology. 2011; 33: 205–211.

13. Kedar P. S., Colah R. B., Kulkarni S., Ghosh K., Mohanty D. Expirience with eosin-5-maleimide as a diagnostic tool for red cell membrane cytoskeleton disorders. Clin Lab Haematol. 2003; 25: 373–6.

14. Назаренко Г. И., Кишкун А. А. Клиническая оценка результатов лабораторных исследований. Москва: Изд.: Медицина. 2005. С. 39–41.

15. Баранов А. А., Семикина Е. Л., Мельничук О. С., Гордеева О. Б., Намазова-Баранова Л. С., Морозова Н. А., Кожевникова О. В., Геворкян А. К., Маянский Н. А. Показатели ретикулоцитарных индексов у здоровых детей. Вопросы диагностики в педиатрии. 2010; 4 (2): 19–21.

16. Lazarova E., Pradier O., Cotton F., Gulbis B. Automated reticulocytes parameters for hereditary spherocytosis screening. Ann Hematol. 2014 Jun; 10: 58–69.

17. Broseus J., Visomblain B., Guy J., Maynadie M., Girodon F. Evaluation of mean sphere cospuscular volume for predicting hereditary spherocytosis. Int J Lab Hem. 2010; 32 (5): 521–522.

АНАЛИЗ ПРИЧИН ПОЗДНЕЙ ДИАГНОСТИКИ МИОКАРДИТА | Иванова

1. Моисеева О.М. Миокардит: основные принципы диагностики и лечения. Кардиология: новости, мнения, обучение. 2016; 1(8): 50−64.

2. Рунов А., Курчакова Е., Хащевская Д. и др. Экспрессия вирусных рецепторов и развитие миокардита. Медицинская вирусология. 2016; 30(1): 39−47.

3. Caforio AL, Pankuweit S, Arbustini E, et al. Current state of knowledge on aetiology, diagnosis, management, and therapy of myocarditis: a position statement of the European Society of Cardiology Working Group on Myocardial and Pericardial Diseases. European Heart J. 2013; 34(33): 2636−2648.

4. Leone O, Veinot JP, Angelini A, et al. 2011 consensus statement on endomyocardial biopsy from the Association for European Cardiovascular Pathology and the Society for Cardiovascular Pathology. Cardiovascular Pathology. 2012; 21(4): 245–274.

5. Палеев Н. Р., Палеев Ф. Н. Некоронарогенные заболевания миокарда и их классификация. Российский кардиологический журнал. 2009; 3: 5−9.

6. Anzini M, Merlo M, Sabbadini G, et al. Long-term evolution and prognostic stratification of biopsy-proven active myocarditis. Circulation. 2013; 128(22): 2384−2394.

7. Терещенко С. Н., Арутюнов Г. П., Гиляревский С. Р. Диагностика и лечение миокардитов. Клинические рекомендации. Евразийский кардиологический журнал. 2015; 3: 3−17.

8. Антонова Т. В., Жевнерова Н. С. Вирусные миокардиты: этиология и патогенез, проблемы диагностики. Журнал Инфектологии. 2013; 5(2): 13−21.

9. Митрофанова Л. Б., Ковальский Г. Б. Морфологические изменения миокарда при фибрилляции предсердий. Архив патологии. 2011; 6: 10−14.

10. Благова О. В., Недоступ А. В. Современные маски миокардита (от клинических синдромов к диагнозу). Российский кардиологический журнал. 2014; 5: 13−22.

11. Birnie DH, Kandolin R, Nery PB, et al. Cardiac manifestations of sarcoidosis: diagnosis and management. European Heart J. 2017; 38(35): 2663−2670.

12. Kouranos V, Tzelepis GE, Rapti A, et al. Complementary Role of CMR to Conventional Screening in the Diagnosis and Prognosis of Cardiac Sarcoidosis. JACC Cardiovasc Imaging. 2017; 10(12): 1437−1447.

13. Kytö V, Sipilä J, Rautava P. The effects of gender and age on occurrence of clinically suspected myocarditis in adulthood. Heart. 2013; 99(22): 1681-1684.

14. Dennert R, Crijns HJ, Heymans S. Acute viral myocarditis. European Heart J. 2008; 29(17): 2073−2082.

15. Liu W, Li WM, Gao C, et al. Effects of atorvastatin on the Th2/Th3 polarization of ongoing experimental autoimmune myocarditis in Lewis rats. J. of autoimmunity. 2005; 25(4): 258-263.

16. Lazzerini PE, Capecchi PL, Laghi-Pasini F. Statinsas a New Therapeutic Perspective in Myocarditis and Postmyocarditis Dilated Cardiomyopathy. Cardiovascular Drugs and Therapy. 2013; 27(5): 365-369.

17. Сыровнев В. А., Лебедев Д. С., Митрофанова Л. Б., и др. Инвазивная тактика лечения желудочковых нарушений ритма у больных с миокардитом: за и против. Кардиология 2017; 57(3): 49-56.

% PDF-1.4
%
46 0 объект
>
эндобдж
xref
46 393
0000000016 00000 н.
0000008209 00000 н.
0000008377 00000 н.
0000008524 00000 н.
0000009399 00000 н.
0000009699 00000 н.
0000009780 00000 н.
0000009870 00000 н.
0000009985 00000 н.
0000010114 00000 п.
0000010269 00000 п.
0000010425 00000 п.
0000010572 00000 п.
0000010647 00000 п.
0000010805 00000 п.
0000010912 00000 п.
0000010987 00000 п.
0000011142 00000 п.
0000011249 00000 п.
0000011324 00000 п.
0000011500 00000 н.
0000011651 00000 п.
0000011726 00000 п.
0000011896 00000 п.
0000012041 00000 п.
0000012116 00000 п.
0000012275 00000 п.
0000012352 00000 п.
0000012426 00000 п.
0000012586 00000 п.
0000012680 00000 п.
0000012759 00000 п.
0000012838 00000 п.
0000012955 00000 п.
0000013042 00000 п.
0000013129 00000 п.
0000013214 00000 п.
0000013311 00000 п.
0000013422 00000 п.
0000013510 00000 п.
0000013601 00000 п.
0000013699 00000 п.
0000013799 00000 п.
0000013897 00000 п.
0000013982 00000 п.
0000014142 00000 п.
0000014246 00000 п.
0000014338 00000 п.
0000014493 00000 п.
0000014584 00000 п.
0000014659 00000 п.
0000014785 00000 п.
0000014902 00000 п.
0000014998 00000 н.
0000015144 00000 п.
0000015225 00000 п.
0000015312 00000 п.
0000015396 00000 п.
0000015485 00000 п.
0000015590 00000 п.
0000015688 00000 п.
0000015784 00000 п.
0000015885 00000 п.
0000015982 00000 п.
0000016084 00000 п.
0000016185 00000 п.
0000016282 00000 п.
0000016370 00000 п.
0000016478 00000 п.
0000016628 00000 п.
0000016710 00000 п.
0000016819 00000 п.
0000016969 00000 п.
0000017051 00000 п.
0000017141 00000 п.
0000017296 00000 п.
0000017402 00000 п.
0000017507 00000 п.
0000017599 00000 п.
0000017691 00000 п.
0000017783 00000 п.
0000017881 00000 п.
0000017984 00000 п.
0000018077 00000 п.
0000018169 00000 п.
0000018260 00000 п.
0000018362 00000 п.
0000018463 00000 п.
0000018559 00000 п.
0000018647 00000 п.
0000018784 00000 п.
0000018943 00000 п.
0000019036 00000 п.
0000019144 00000 п.
0000019288 00000 п.
0000019396 00000 п.
0000019494 00000 п.
0000019643 00000 п.
0000019729 00000 п.
0000019814 00000 п.
0000019936 00000 п.
0000020026 00000 н.
0000020118 00000 п.
0000020247 00000 п.
0000020328 00000 п.
0000020414 00000 п.
0000020532 00000 п.
0000020634 00000 п.
0000020735 00000 п.
0000020823 00000 п.
0000020957 00000 п.
0000021079 00000 п.
0000021207 00000 п.
0000021284 00000 п.
0000021374 00000 п.
0000021502 00000 п.
0000021597 00000 п.
0000021680 00000 п.
0000021807 00000 п.
0000021892 00000 п.
0000021983 00000 п.
0000022077 00000 п.
0000022195 00000 п.
0000022307 00000 п.
0000022429 00000 п.
0000022529 00000 п.
0000022621 00000 п.
0000022736 00000 п.
0000022855 00000 п.
0000022947 00000 п.
0000023057 00000 п.
0000023164 00000 п.
0000023266 00000 п.
0000023366 00000 п.
0000023466 00000 п.
0000023568 00000 п.
0000023669 00000 п.
0000023766 00000 п.
0000023922 00000 п.
0000024002 00000 п.
0000024083 00000 п.
0000024242 00000 п.
0000024343 00000 п.
0000024429 00000 п.
0000024605 00000 п.
0000024686 00000 п.
0000024786 00000 п.
0000024943 00000 п.
0000025020 00000 н.
0000025098 00000 п.
0000025243 00000 п.
0000025341 00000 п.
0000025436 00000 п.
0000025573 00000 п.
0000025654 00000 п.
0000025763 00000 п.
0000025917 00000 п.
0000026008 00000 п.
0000026101 00000 п.
0000026211 00000 п.
0000026334 00000 п.
0000026430 00000 н.
0000026546 00000 п.
0000026642 00000 п.
0000026753 00000 п.
0000026866 00000 п.
0000026958 00000 п.
0000027050 00000 п.
0000027157 00000 п.
0000027257 00000 н.
0000027383 00000 п.
0000027478 00000 п.
0000027577 00000 п.
0000027677 00000 п.
0000027770 00000 п.
0000027862 00000 н.
0000027959 00000 н.
0000028051 00000 п.
0000028153 00000 п.
0000028254 00000 п.
0000028405 00000 п.
0000028561 00000 п.
0000028660 00000 п.
0000028762 00000 п.
0000028896 00000 п.
0000029037 00000 п.
0000029148 00000 н.
0000029259 00000 п.
0000029384 00000 п.
0000029517 00000 п.
0000029580 00000 п.
0000029713 00000 п.
0000029777 00000 п.
0000029902 00000 н.
0000029966 00000 н.
0000030097 00000 п.
0000030183 00000 п.
0000030283 00000 п.
0000030439 00000 п.
0000030578 00000 п.
0000030717 00000 п.
0000030871 00000 п.
0000030951 00000 п.
0000031033 00000 п.
0000031130 00000 п.
0000031227 00000 п.
0000031323 00000 п.
0000031403 00000 п.
0000031485 00000 п.
0000031639 00000 п.
0000031719 00000 п.
0000031795 00000 п.
0000031949 00000 п.
0000032029 00000 н.
0000032105 00000 п.
0000032259 00000 п.
0000032338 00000 п.
0000032420 00000 п.
0000032517 00000 п.
0000032613 00000 п.
0000032710 00000 п.
0000032806 00000 п.
0000032903 00000 п.
0000032999 00000 н.
0000033096 00000 п.
0000033192 00000 п.
0000033272 00000 н.
0000033353 00000 п.
0000033449 00000 п.
0000033540 00000 п.
0000033631 00000 п.
0000033787 00000 п.
0000033877 00000 п.
0000033967 00000 п.
0000034095 00000 п.
0000034231 00000 п.
0000034435 00000 п.
0000034531 00000 п.
0000034654 00000 п.
0000034797 00000 п.
0000034853 00000 п.
0000035036 00000 п.
0000035162 00000 п.
0000035251 00000 п.
0000035410 00000 п.
0000035481 00000 п.
0000035565 00000 п.
0000035669 00000 п.
0000035769 00000 п.
0000035859 00000 п.
0000035960 00000 п.
0000036047 00000 п.
0000036137 00000 п.
0000036223 00000 п.
0000036311 00000 п.
0000036407 00000 п.
0000036517 00000 п.
0000036596 00000 п.
0000036705 00000 п.
0000036811 00000 п.
0000036906 00000 п.
0000036997 00000 п.
0000037091 00000 п.
0000037184 00000 п.
0000037286 00000 п.
0000037375 00000 п.
0000037478 00000 п.
0000037579 00000 п.
0000037674 00000 п.
0000037779 00000 п.
0000037881 00000 п.
0000037984 00000 п.
0000038081 00000 п.
0000038181 00000 п.
0000038279 00000 п.
0000038369 00000 п.
0000038469 00000 п.
0000038562 00000 п.
0000038657 00000 п.
0000038767 00000 п.
0000038856 00000 п.
0000038966 00000 п.
0000039063 00000 н.
0000039158 00000 п.
0000039253 00000 п.
0000039349 00000 п.
0000039442 00000 п.
0000039548 00000 п.
0000039636 00000 п.
0000039727 00000 н.
0000039836 00000 п.
0000039942 00000 н.
0000040029 00000 н.
0000040134 00000 п.
0000040237 00000 п.
0000040326 00000 п.
0000040415 00000 п.
0000040531 00000 п.
0000040625 00000 п.
0000040718 00000 п.
0000040813 00000 п.
0000040934 00000 п.
0000041033 00000 п.
0000041131 00000 п.
0000041227 00000 н.
0000041352 00000 п.
0000041453 00000 п.
0000041544 00000 п.
0000041636 00000 п.
0000041731 00000 п.
0000041852 00000 п.
0000041960 00000 п.
0000042063 00000 п.
0000042195 00000 п.
0000042300 00000 п.
0000042392 00000 п.
0000042486 00000 п.
0000042575 00000 п.
0000042688 00000 п.
0000042779 00000 п.
0000042884 00000 п.
0000042977 00000 п.
0000043074 00000 п.
0000043171 00000 п.
0000043269 00000 п.
0000043370 00000 п.
0000043470 00000 п.
0000043559 00000 п.
0000043650 00000 п.
0000043740 00000 п.
0000043851 00000 п.
0000043957 00000 п.
0000044063 00000 п.
0000044170 00000 п.
0000044275 00000 п.
0000044382 00000 п.
0000044489 00000 н.
0000044597 00000 п.
0000044703 00000 п.
0000044770 00000 п.
0000044837 00000 п.
0000044919 00000 п.
0000045001 00000 п.
0000045083 00000 п.
0000045165 00000 п.
0000045247 00000 п.
0000045329 00000 п.
0000045411 00000 п.
0000045493 00000 п.
0000045575 00000 п.
0000045657 00000 п.
0000045739 00000 п.
0000045821 00000 п.
0000045903 00000 п.
0000045985 00000 п.
0000046067 00000 п.
0000046149 00000 п.
0000046231 00000 п.
0000046313 00000 п.
0000046395 00000 п.
0000047342 00000 п.
0000047873 00000 п.
0000048065 00000 п.
0000049009 00000 п.
0000049277 00000 п.
0000049473 00000 п.
0000049495 00000 п.
0000050147 00000 п.
0000050169 00000 п.
0000050747 00000 п.
0000050769 00000 п.
0000051379 00000 п.
0000051401 00000 п.
0000051987 00000 п. γon’ew :: t & e & bdjHd (˖2yԩӸnXI5,0’tTEZ0OŬRPW! * Λ # KDT @ 7R FK `|)»? O5 $ [| p / cm! K4w

Шаг 1: Подготовка к расследованию


Прежде чем приступить к расследованию вспышки, рассмотрите необходимые приготовления:

  • Если болезнь известна, исследуйте ее, уделяя особое внимание симптомам, определениям случаев, путям передачи, диагностическим тестам, мерам контроля и т. Д.Быстро узнайте о болезни. Есть много отличных интернет-ресурсов:
  • Вам также следует составить список необходимых принадлежностей и оборудования и убедиться, что у вас есть все необходимое.
  • Поскольку в расследованиях вспышек часто участвуют несколько агентств и юрисдикций, координируйте их действия, чтобы уточнить вашу роль в расследовании и установить контакты.

Мы отметили, что вспышка — это увеличение частоты болезни выше ожидаемой для данной популяции.Однако очевидная вспышка может быть результатом либо неправильного диагноза, множественных заболеваний со схожими симптомами, либо даже изменений в методах ведения документации или эпиднадзора. Важно установить, что вспышка реальна, изучив, как были диагностированы случаи, и определив, каков был исходный уровень заболеваемости ранее. Для регистрируемых заболеваний базовые уровни заболеваемости (т. Е. Обычные или ожидаемые показатели) могут быть определены на основе данных эпиднадзора, и вы можете сравнить показатели в течение предыдущего месяца или недель с текущими показателями заболеваемости.Для заболеваний или состояний, не подлежащих регистрации, вы можете найти исходные данные из статистики естественного движения населения штата или страны, из регистров болезней или из записей о выписке из больниц, таких как Консорциум данных о здоровье Массачусетса. Если у вас есть подробные данные о количестве случаев заболевания с течением времени, эпидемическая кривая является информативным способом графического отображения этих данных, а эпидемическая кривая также может дать подсказки об источнике вспышек инфекционных заболеваний, как мы увидим позже.

Имейте в виду, что явные изменения в частоте заболеваний могут возникнуть в результате:

  • Изменения в определениях случаев или изменения в местных процедурах отчетности
  • Повышенный интерес к болезни из-за осведомленности на местном или национальном уровне может привести к более тщательной проверке со стороны медицинских работников или более частым запросам пациентов на обследования и диагностические процедуры
  • Улучшения или изменения в диагностических или скрининговых процедурах (например,грамм. введение теста на простатспецифический антиген при раке простаты привело к очевидному увеличению частоты рака простаты)
  • Внезапные изменения в численности или составе населения (например, возвращение учеников в школу осенью или приток рабочих-мигрантов)

Лабораторные испытания могут быть важны по нескольким причинам:

  1. Обеспечивает проверку диагноза. Нет необходимости или возможности подтверждать диагноз во всех случаях, но проверка по крайней мере в некоторых случаях важна.Также важно убедиться, что результаты лабораторных исследований соответствуют указанным признакам и симптомам.
  2. При бактериальных заболеваниях снятие отпечатков пальцев ДНК с помощью импульсного электрофореза в гелевом поле (PGFE) может быть чрезвычайно полезным для установления того, что пациенты подвергались воздействию одного и того же штамма бактерий и, предположительно, из одного источника. PGFE может быть особенно полезен как способ соединения случаев, которые географически удалены друг от друга, например, во время вспышек заболеваний в нескольких штатах. После проведения PGFE данные вводятся в PulseNet, электронную базу данных, созданную в результате сотрудничества между CDC и Ассоциацией лабораторий общественного здравоохранения (APHL).
  3. Серологические тесты также могут быть ценными. Например, в случае инфекции гепатита А (вируса) существует хорошо изученный образец изменений в серологических тестах, которые не только устанавливают, что человек был инфицирован вирусом гепатита А, но также позволяет различать недавние (или доклинические) инфекции и инфекции, произошедшие в прошлом. Это проиллюстрировано на рисунке ниже, который иллюстрирует изменения антител против HAV (вируса гепатита А) с течением времени после острой инфекции.

Анти-HAV-антитела класса IgM повышаются очень быстро после заражения вирусом, даже до появления симптомов. Со временем антитела IgM к HAV снижаются и постепенно заменяются антителами IgG против HAV, которые обеспечивают длительный иммунитет к HAV. Таким образом, высокие титры IgM анти-HAV указывают на недавнюю инфекцию, в то время как высокие титры IgG анти-HAV указывают на то, что человек был инфицирован в прошлом и теперь имеет иммунитет. Для получения более подробных инструкций по использованию серологических тестов на гепатит см. Онлайн-курс CDC по серологии.

Дополнительную информацию о лабораторных исследованиях см. В следующих статьях серии «Фокус на эпидемиологии»:

вернуться наверх | предыдущая страница | следующая страница

Что такое диагноз?

Диагностика в здравоохранении является одним из наиболее важных процессов, поскольку от этого этапа зависит протокол лечения пациента. Более того, исследования и политика в области здравоохранения опираются на эту область для своей обоснованности. Например, платежная политика, распределение финансовых и других ресурсов и направленность исследования во многом определяются диагнозами.

Изображение предоставлено: Portrait Image Asia / Shutterstock.com

Диагноз зависит от структуры клинических рассуждений или того, что называется принятием клинического решения. Он был описан как « ранее существовавшего набора категорий, согласованных медицинскими работниками для обозначения определенного состояния ».

Важность диагноза при оказании помощи пациентам зависит от его точности, надежности и своевременности, которые вносят ключевой вклад в результаты для здоровья.Важность диагностики подчеркивается только в случае инфекционного заболевания, поскольку недиагностированные пациенты могут передавать инфекцию другим.

Процесс диагностики

Диагностика — это конечная точка сложного процесса, сосредоточенного на пациенте, при взаимодействии как с пациентом, так и с другими источниками клинической информации для обоснования возможных проблем со здоровьем, вызывающих текущее состояние пациента.

Пациент сначала обращается за помощью в системе здравоохранения, как правило, на основании симптомов.Это приводит к одному или нескольким раундам сбора, интеграции и интерпретации информации, что в конечном итоге приводит к рабочему диагнозу. Информация может входить в этот цикл в разное время, изменяя предыдущую гипотезу по мере появления или усиления других вероятностей.

Общение является ключевым моментом в этом процессе как между пациентом, членами семьи, так и медицинскими работниками.

Источники информации:

  • История болезни
  • Медицинский осмотр
  • Диагностическое тестирование
  • Консультация других врачей

Постановка диагноза предполагает исключение дифференциального диагноза.Как только рабочий диагноз установлен, пациента следует проинформировать, в том числе о том, насколько надежен диагноз.

Все дальнейшие изменения в диагнозе также должны быть доведены до сведения пациента, особенно если диагноз изменен и уточнен с дальнейшим включением данных. Наконец, когда остается одна или максимум две возможности, проверяется рабочий диагноз. Это относится к сравнению диагноза с различными признаками и симптомами, оценке того, насколько хорошо он соответствует факторам риска и состоянию здоровья пациента, а также необходимости дополнительных диагнозов для объяснения клинических особенностей.

Важность диагностической проверки заключается в проведении только тех тестов, которые оправданы ожидаемой полученной информацией и ее положительным влиянием на результаты лечения пациентов. Иногда для постановки диагноза требуются рискованные или инвазивные тесты, когда доступной информации недостаточно для объяснения проблемы со здоровьем или опровергает рабочий диагноз.

Лечение пациента предшествует постановке окончательного диагноза, как и должно быть, но дальнейшее лечение можно оптимизировать, продолжая следить за тем, чтобы неопределенность, связанная с рабочим диагнозом, постепенно уменьшалась с каждым шагом.Исход первичного или временного лечения сам по себе предоставляет важную информацию, которая может уточнить рабочий диагноз.

Прикроватный осмотр

Сбор анамнеза — это навык, который имеет основополагающее значение для диагностики и построения отношений с пациентом. Это связано с опросом пациента, когда врач получает историю болезни пациента или ранее полученные сведения из истории проверяются на точность.

Различные типы клинического анамнеза включают текущий или имеющийся симптом, прошлый медицинский анамнез, семейный анамнез, социальный анамнез, анамнез наркотиков и лекарств, а также историю добавок.Хорошая история основана на общении, которое требует взаимопонимания, хороших манер и времени. После этого следует физический осмотр, который может помочь определить следующий этап диагностики, включая диагностическое тестирование, и укрепить доверие.

Диагностический контроль

Тестирование стало ключом к диагностике только около века назад. Тестирование может проходить в несколько раундов и иногда обнаруживать потенциально опасные условия до того, как они станут очевидными. В диагностическом тестировании используются лабораторные тесты, патология и визуализация, а также скрининговые тесты на психическое здоровье, тесты на апноэ во сне и тесты на зрение, слух, когнитивные способности и неврологический статус.

Принятие клинических решений

Клиническое обоснование включает сбор информации для оценки и решения медицинских проблем пациента. Используются как аналитические, так и неаналитические методы принятия решений, один из которых является быстрым, бессознательным и интуитивным, а другой — медленным, преднамеренным и рефлексивным.

Многие предубеждения могут повлиять на точность такого мышления. К ним относятся зависимость от умственных сокращений или эвристики, которая может потерпеть неудачу, что называется когнитивной предвзятостью.Это тенденция думать так, что приводит к неверным суждениям. Это также может быть вызвано различными эффектами, усталостью, отвлечением внимания и мотивацией врача. Чрезмерная самоуверенность, приписывание физических симптомов известным психическим заболеваниям и использование типичных симптомов может привести к неправильному диагнозу.

С опытом и типичными симптомами и признаками аналитическое мышление уступает место автоматической обработке. Например, опытные врачи используют распознавание образов для диагностики заболеваний, потому что они быстро создают множество ментальных моделей болезней и сопоставляют их со своими наблюдениями.В результате механизмы обратной связи являются ключом к повышению точности диагностики. Правильное использование информационных технологий может привести к лучшему клиническому обоснованию, но также может снизить его качество.

Как поставить клинический диагноз: пошаговое руководство Play

Проблемы диагностики

Огромный объем и темпы развития диагностических технологий оставили врачей и других клиницистов позади, поскольку они всего лишь люди. Эту проблему можно решить, поделившись услугами по уходу за пациентами группами специалистов в области здравоохранения, расширив пул опыта и ресурсов, разделив при этом ответственность за то, чтобы быть в курсе последних данных.

Систематические обзоры и рекомендации по передовой практике неоценимы в этом аспекте медицинской помощи. Однако руководящие принципы трудно применять в отдельных случаях, и им не хватает убедительных доказательств.

Список литературы

2 Диагностический процесс | Улучшение диагностики в здравоохранении

AvaMedDx. 2013. Введение в молекулярную диагностику: Основы серии диагностики. http://advameddx.org/download/files/AdvaMedDx_DxInsights_FINAL(2).pdf (ссылка проверена 22 мая 2015 г.).

Азар, Х.А. 1975. Значение ячейки Рида-Штернберга. Патология человека 6 (4): 479–484.

Барроуз, Х. С. 1980. Проблемное обучение: подход к медицинскому образованию : Нью-Йорк: Спрингер.

Барроуз, Х. С., Г. Р. Норман, В. Р. Нойфельд и Дж. У. Фейтнер. 1982. Клинические рассуждения случайно выбранных врачей общей врачебной практики. Клиническая и следственная медицина 5 (1): 49–55.

Байер, А. Дж., Дж. С. Чадха, Р. Р. Фараг и М. С. Патхи. 1986. Изменение проявления инфаркта миокарда с возрастом. Журнал Американского гериатрического общества 34 (4): 263–266.

Бергер, Д. 1999. Краткая история медицинского диагноза и рождения клинической лаборатории. Часть 4 — Мошенничество и злоупотребления, управляемое обслуживание и объединение лабораторий. Наблюдатель в медицинской лаборатории 31 (12): 38–42.

Берлин, Л. 2014. Радиологические ошибки в прошлом, настоящем и будущем. Диагноз 1 (1): 79–84.

Бернер, Э. С. и М. Л. Грабер. 2008. Самоуверенность как причина диагностической ошибки в медицине. Американский медицинский журнал 121 (5): S2 – S23.

Бхатт, Д.Л., М.Т. Роу, Э.Д. Петерсон, Й. Ли, А.Ю. Чен, Р.А. Харрингтон, А.Б. Гринбаум, П.Б. Бергер, С.П. Кэннон, Д.И. Коэн, С.М. Гибсон, Дж.Ф. Сауседо, Н.С. Клейман, Дж.С. Хохман, В.Е. Боден, Р.Г. Бриндис , WF Peacock, SC Smith, Jr., CV Pollack, Jr., В. Б. Гиблер, Э. М. Оман и следователи CRUSADE. 2004. Использование методов раннего инвазивного лечения для пациентов из группы высокого риска с острыми коронарными синдромами без подъема сегмента ST: результаты инициативы CRUSADE по улучшению качества. JAMA 292 (17): 2096–2104.

Бланшетт, И. и А. Ричардс. 2009. Влияние аффекта на познание более высокого уровня: обзор исследований по интерпретации, суждениям, принятию решений и рассуждению. Познание и эмоции 24 (4): 561–595.

Bluth, E. I., H. Truong, and S. Bansal. 2014. Комиссия ACR по обследованию кадровых ресурсов 2014 года. Журнал Американского колледжа радиологии 11 (10): 948–952.

Bor, J. S. 2015. Среди пожилых людей многие психические заболевания не диагностируются. Департамент здравоохранения (Миллвуд) 34 (5): 727–731.

Bordage, G., and R. Zacks. 1984. Структура медицинских знаний в воспоминаниях студентов-медиков и врачей общей практики: категории и прототипы. Медицинское образование 18 (6): 406–416.

Boshuizen, H. P. A., and H. G. Schmidt. 2008. Развитие клинической аргументации экспертизы; Значение для обучения. В J. Хиггс, М. Джонс, С. Лофтус и Н. Кристенсен (ред.), Клиническое обоснование в медицинских профессиях (стр. 113–121). Оксфорд: Баттерворт Хайнеманн / Эльзевир.

Бойд, К. М., Дж. Дарер, К. Боулт, Л. П. Фрид, Л. Боулт и А. В. Ву. 2005. Руководство по клинической практике и качество ухода за пожилыми пациентами с множественными сопутствующими заболеваниями: последствия для оплаты труда. JAMA 294 (6): 716–724.

Brozek, JL, EA Akl, R. Jaeschke, DM Lang, P. Bossuyt, P. Glasziou, M. Helfand, E. Ueffing, P. Alonso-Coello, J. Meerpohl, B. Phillips, AR Horvath, J. Bousquet, GH Guyatt, HJ Schunemann и GW Group. 2009. Оценка качества доказательств и силы рекомендаций в руководствах по клинической практике: Часть 2 из 3. Подход GRADE к оценке качества доказательств по диагностическим тестам и стратегиям. Аллергия 64 (8): 1109–1116.

Бирнс, Дж. П., Д. К. Миллер и В. Д. Шафер. 1999. Гендерные различия в принятии риска: метаанализ. Психологический бюллетень 125 (3): 367.

Диагностика и подтверждение малярии — Китай, 2017–2018 гг.

Ранее малярия была одним из самых серьезных инфекционных заболеваний в Китае. К счастью, Китай близок к достижению ликвидации малярии в масштабах всей страны благодаря усилиям, предпринимаемым странами и самими странами, такими как надежные системы эпиднадзора и ответных мер на основе конкретных случаев, особенно после принятия Национального плана действий Китая по ликвидации малярии на 2010–2020 годы.С 2017 года местных случаев малярии не регистрировалось, хотя ежегодно по-прежнему регистрировалось более 2500 завозных случаев, в том числе более 100 пациентов с тяжелыми симптомами и примерно 10 смертей в 2017 и 2018 годах, соответственно (1-2). Оперативное и надежное обнаружение паразитов и диагностика случаев малярии является важным компонентом национальных программ ликвидации малярии, поскольку это не только гарантирует, что все пациенты получают соответствующее лечение, но и значительно повышает надежность эпиднадзора с точки зрения прекращения передачи малярии.Даже после элиминации крайне важно предотвратить реинтродукцию малярии (реинтродукция малярии относится к возникновению занесенных случаев: случаев местной передачи первого поколения, которые эпидемиологически связаны с подтвержденным завезенным случаем в стране или районе, где болезнь ранее передавалась. было устранено) (3-4) и закрепить достижение.

Всемирная организация здравоохранения рекомендует незамедлительную паразитологическую диагностику с помощью микроскопии или экспресс-диагностики для всех пациентов с подозрением на малярию на основании определенного набора клинических критериев до начала терапии (4).Для обеспечения качества диагностики малярии в Китае была создана надежная Национальная сеть референс-лабораторий по диагностике малярии (NMDRLN), состоящая из 1 национальной и 24 провинциальных лабораторий, которые исторически эндемичны по малярии (5). Функция сети заключается в проверке случаев, а также в наращивании потенциала и поддержке. Виды, принадлежащие к Plasmodium во всех зарегистрированных случаях, должны быть подтверждены с помощью микроскопии и ПЦР в сетевых лабораториях. Специалисты по микроскопии малярии как на национальном, так и на провинциальном уровнях показали хорошие результаты в отношении Plasmodium spp.согласно серии внешних оценок компетентности и национальных технических соревнований по микроскопии малярии (6). В настоящее время все медицинские учреждения имеют потенциальный доступ к тестированию и могут стать первой линией защиты от завозной малярии, но были обнаружены ограниченные данные об их эффективности в процессе диагностики малярии в повседневной работе.

Отдельные данные о случаях заболевания малярией в 2017 и 2018 годах были извлечены из Системы управления информацией о паразитарных заболеваниях (PDIRMS) Китайского CDC и включали дату начала, дату первого диагноза, дату подтвержденного диагноза, результаты первого диагноза. подтвержденный диагноз и верификация, средства для диагностики и регистрации случаев, географическое распространение и видовой состав Plasmodium .Это исследование направлено на анализ эффективности различных медицинских учреждений [медицинские учреждения, центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC), инспекции при въезде-выезде и карантин (EIQ)] и их компетенцию в диагностике малярии на разных уровнях, интервалы от начала до первый и подтвержденный диагноз, а также степень совпадения идентификации видов между подтвержденным диагнозом и проверками NMDRLN. Все извлеченные данные были обработаны с помощью Microsoft Excel 2007 и SPSS (версия 21.0, IBM Corp. USA). Затем различия между группами оценивали с помощью критериев хи-квадрат Пирсона. Статистическая значимость была установлена ​​на уровне 0,05.

В период с 2017 по 2018 год было зарегистрировано в общей сложности 5539 случаев завозной малярии. Впервые они были диагностированы врачами в отдельных клиниках (238, 4.3%), сельские поликлиники (242, 4,4%), районные поликлиники (526, 9,5%), уездные медицинские учреждения (1451, 26,2%), окружные CDC (502, 9,1%), префектурные медицинские учреждения (1731, 31,3%). ), префектурные CDC (49, 0,9%), провинциальные медицинские учреждения (630, 11,4%), провинциальные CDC (11, 0,2%), префектурные EIQ (39, 0,7%), провинциальные EIQ (28, 0,5%) и неуказанные объектов (92, 1,7%). Соответственно было 1 (0,0%), 2 (0,0%), 339 (6,1%), 1258 (22,7%), 623 (11,2%), 2219 (40,1%), 94 (1,7%), 867 (15.7%), 41 (0,7%), 37 (0,7%), 26 (0,5%) и 32 (0,6%) случаев, подтвержденных в вышеуказанных медицинских учреждениях, соответственно (таблица 1). Кроме того, подробное распределение в каждой провинции / муниципалитете / автономном районе по годам показано на Рисунке 1.

9015 9015

902 902 902 902 902 902 902 902 902 902 902 902 902

902 902 902 902 902

902 Префектурные CDC

11

Товар Первый диагноз Подтвержденный диагноз
2017 2018 Всего Итого
Индивидуальные поликлиники 114 124 238 1 0 1
1 1 2
Городской медицинский центр 319 207 526 213 126 339
Уездные медицинские учреждения 745 706 1,451 278 224 502 339 284 623
Медицинские учреждения префектур 863 868 1,731 35 14 49 58 36 94
Провинциальные медицинские учреждения 298 332 630 396 471 867 471 867 867 867 25 16 41
Префектурные EIQ 22 17 39 25 12 25 12 6 902 902 6 37 902 6 3702 6 28 14 12 26
Не указано 47 45 92 22 10 32
Итого 2,861 2,678 5202 902 902 902 902 902 902 902 902 902 902 902 902 902
Сокращения: EIQ = входной-выездной контроль и карантин, CDC = центры по контролю и профилактике заболеваний.

Таблица 1.
Случаи малярии впервые диагностированы и подтверждены в различных медицинских учреждениях по всей стране в соответствии с Системой управления информацией о паразитарных заболеваниях Китая (2017–2018 гг.).

Рисунок 1.
Случаи малярии диагностируются первыми и подтверждаются в различных медицинских учреждениях в каждом административном подразделении на уровне провинции (PLAD) в соответствии с Системой управления информацией о паразитарных заболеваниях Китая (2017–2018 гг.). (A) случаи малярии, впервые диагностированные в 2017 году; (B) случаи малярии, впервые диагностированные в 2018 году; (C) случаи малярии, подтвержденные в 2017 г .; (D) Случаи малярии подтверждены в 2018 г.

Средний интервал (вычитание последней даты из первой даты) от начала до первого диагноза составлял 1 день (максимум: 186 дней) в период с 2017 по 2018 год по всей стране и 1 день (максимум: 112 дней) от первого диагноза до подтвержденного. диагноз.Тем не менее, 46,9% (2596/5 539) случаев были впервые диагностированы через 2 дня после начала заболевания, а 33,3% (1844/5 539) случаев были подтверждены более чем через 2 дня после первого диагноза. Средние интервалы от начала до первого диагноза в медицинских учреждениях на уровне поселка и ниже, округа, префектуры, провинции и других неуказанных уровней составляли 1 день (максимум: 47 дней), 1 день (максимум: 90 дней), 2 дня (максимум : 186 дней), 1 день (максимум: 89 дней) и 1 день (максимум: 25 дней) соответственно. Соответствующие интервалы от первого диагноза до подтвержденного диагноза составляли 0 дней (максимум: 11 дней), 1 день (максимум: 65 дней), 1 день (максимум: 71 день), 1 день (максимум: 112 дней) и 1 день ( максимум: 57 дней) соответственно.Доля случаев, у которых был впервые поставлен диагноз и подтвержден диагноз через разные промежутки времени, показана на Рисунке 2.

Рисунок 2.
Временной интервал от начала до первого диагноза (A), а затем до подтвержденного диагноза (B) между 2017 и 2018 годами в соответствии с Системой управления информацией о паразитарных заболеваниях Китая.

Все зарегистрированные случаи (за исключением 9 случаев в 2017 году и 5 случаев в 2018 году, которые изначально были диагностированы клинически) были проверены провинциальными лабораториями, но только 76.1% (2169/2852) в 2017 году и 73,7% (1971/2673) в 2018 году были диагностированы как малярия при первом посещении. Кроме того, 89,4% (4 942/5 525) подтвержденных случаев соответствовали исходным результатам подтверждения. Было найдено согласие 95,9% (328/342), 91,0% (1711/1881), 88,9% (2088/2 350), 85,3% (797/934) и 87,5% (28/32) ( χ 2 = 37,3, p <0,001) в медицинских учреждениях на уровне поселка и ниже, округа, префектуры, провинции и других неуказанных уровней соответственно.Кроме того, 5,0% (180 / 3,587) из P. falciparum , 7,2% (70/970) из P. vivax , 24,7% (37/150) из P. malariae , 31,9% (232 / 728) из P. ovale , 75,3% (67/89) смешанных инфекций и 100% (1/1) из P. knowlesi не соответствовали их первоначально подтвержденному диагнозу ( χ 2 = 908,0 , р <0,001).

Зоб — Диагностика и лечение

Диагноз

Зоб часто обнаруживают во время обычного медицинского осмотра.Прикоснувшись к вашей шее, ваш врач может обнаружить увеличение щитовидной железы, отдельный узелок или несколько узелков. Иногда зоб обнаруживается, когда вы проходите визуализационный тест на другое заболевание.

Затем заказываются дополнительные тесты для выполнения следующего:

  • Измерьте размер щитовидной железы
  • Обнаружить узелки
  • Определите, может ли щитовидная железа быть гиперактивной или пониженной
  • Определить причину зоба

Тесты могут включать:

  • Функциональные тесты щитовидной железы. Образец крови можно использовать для измерения количества ТТГ , вырабатываемого гипофизом, и того, сколько Т-4 и Т-3 вырабатывается щитовидной железой. Эти тесты могут показать, связан ли зоб с увеличением или снижением функции щитовидной железы.
  • Тест на антитела. В зависимости от результатов теста функции щитовидной железы ваш лечащий врач может назначить анализ крови для выявления антител, связанных с аутоиммунным заболеванием, таким как болезнь Хашимото или болезнь Грейвса.
  • Ультрасонография. Ультрасонография использует звуковые волны для создания компьютерного изображения тканей шеи. Для проведения теста техник использует устройство в виде палочки (датчик) на вашей шее. Этот метод визуализации может выявить размер вашей щитовидной железы и обнаружить узелки.
  • Поглощение радиоактивного йода. Если ваш лечащий врач назначит этот тест, вам дадут небольшое количество радиоактивного йода. Используя специальное сканирующее устройство, технический специалист может измерить количество и скорость, с которой ваша щитовидная железа принимает его.Этот тест может быть объединен с сканированием радиоактивного йода, чтобы показать визуальное изображение картины поглощения. Результаты могут помочь определить функцию и причину зоба.
  • Биопсия. Во время тонкоигольной аспирационной биопсии используется ультразвук, чтобы ввести очень маленькую иглу в щитовидную железу для получения образца ткани или жидкости из узелков. Образцы проверяются на наличие раковых клеток.

Лечение

Лечение зоба зависит от размера зоба, ваших признаков и симптомов, а также основной причины.Если у вас небольшой зоб и у вас нормальная функция щитовидной железы, ваш лечащий врач может посоветовать выжидательный подход с регулярными проверками.

Лекарства

Лекарства от зоба могут включать одно из следующих:

  • Для увеличения выработки гормонов. При недостаточной активности щитовидной железы проводится заместительная терапия гормоном щитовидной железы. Препарат левотироксин (Levoxyl, Thyquidity, другие) заменяет T-4 и приводит к тому, что гипофиз выделяет меньше TSH .Препарат лиотиронин (Цитомель) может быть назначен в качестве замены Т-3 . Эти методы лечения могут уменьшить размер зоба.
  • Для снижения выработки гормонов. Сверхактивную щитовидную железу можно лечить антитероидными препаратами, которые нарушают выработку гормонов. Наиболее часто используемый препарат, метимазол (тапазол), также может уменьшить размер зоба.
  • Для блокировки гормональной активности. Ваш лечащий врач может назначить лекарство, называемое бета-блокатором, для лечения симптомов гипертиреоза.Эти препараты, в том числе атенолол (тенормин), метопролол (лопрессор) и другие, могут нарушить избыток гормонов щитовидной железы и ослабить симптомы.
  • Для снятия боли. Если воспаление щитовидной железы вызывает боль, его обычно лечат аспирином, напроксеном натрия (Алив), ибупрофеном (Адвил, Мотрин IB и др.) Или аналогичными болеутоляющими. Сильную боль можно лечить стероидом.

Хирургия

Вам может потребоваться операция по удалению всей или части щитовидной железы (полная или частичная тиреоидэктомия), может использоваться для лечения зоба со следующими осложнениями:

  • Затрудненное дыхание или глотание
  • Узлы щитовидной железы, вызывающие гипертиреоз
  • Рак щитовидной железы

Вам может потребоваться заместительная терапия гормоном щитовидной железы, в зависимости от количества удаленной щитовидной железы.

Лечение радиоактивным йодом

Радиоактивный йод — это лечение сверхактивной щитовидной железы. Доза радиоактивного йода принимается внутрь. Щитовидная железа поглощает радиоактивный йод, который разрушает клетки щитовидной железы. Лечение снижает или устраняет выработку гормонов и может уменьшить размер зоба.

Как и в случае хирургического вмешательства, вам может потребоваться заместительная терапия гормоном щитовидной железы, чтобы поддерживать соответствующий уровень гормонов.

Образ жизни и домашние средства

Йод поступает в организм с пищей. Рекомендуемая суточная доза составляет 150 мкг. В чайной ложке йодированной соли содержится около 250 мкг йода.

Продукты, содержащие йод, включают:

  • Морская рыба и моллюски
  • Морские водоросли
  • Молочные продукты
  • Соевые продукты

Большинство людей в Соединенных Штатах получают достаточное количество йода при здоровом питании.Однако слишком много йода в рационе может вызвать дисфункцию щитовидной железы.

Подготовка к приему

Если вам поставили диагноз зоб, вам, вероятно, придется пройти дополнительные тесты, чтобы определить причину. Возможно, вам будет полезно составить список вопросов, которые можно задать своему врачу, например:

  • Что послужило причиной развития зоба?
  • Это серьезно?
  • Что можно сделать для лечения основной причины?
  • У меня другие проблемы со здоровьем.Как мне лучше всего управлять ими вместе?
  • Какие альтернативы основному лечению, которое вы предлагаете?
  • Что произойдет, если я решу ничего не делать?
  • Будет ли зоб продолжать увеличиваться?
  • Как часто мне следует посещать врача?
  • Улучшит ли предлагаемое лечение вид зоба?
  • Придется ли мне принимать лекарства? На сколько долго?

Ноябрь06, 2021

Американский журнал рентгенологии
Vol. 195, No. 5 (AJR)

+ Место работы:

1 Все авторы: Департамент экономики здравоохранения и управления качеством, Школа общественного здравоохранения, Высшая медицинская школа Киотского университета, Ёсида Коноэ-чо, Сакё-ку, Киото 606-8501, Япония.

Образец цитирования: Американский журнал рентгенологии. 2010; 195: W357-W364. 10.2214 / AJR.10.4189

АННОТАЦИЯ:

ЦЕЛЬ. Целью этого исследования было изучить степень, в которой систематическая ошибка верификации влияет на чувствительность и специфичность МРТ при диагностике разрывов крестообразных связок.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В исследование были включены последовательно зарегистрированных амбулаторных пациентов, которым была проведена МРТ коленного сустава. Чувствительность и специфичность МРТ рассчитывались для пациентов, диагноз которых подтвержден артроскопией. Для пациентов, которым не проводилась артроскопия, влияние ошибки проверки оценивалось с помощью глобального анализа чувствительности, метода графического представления того, совместима ли конкретная комбинация оценок чувствительности и специфичности с наблюдаемыми данными.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *